«Письма к Вере» читать онлайн книгу📙 автора Владимира Набокова на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Недоступна

Премиум

4.16 
(75 оценок)

Письма к Вере

646 печатных страниц

2017 год

18+

Эта книга недоступна.

 Узнать, почему
О книге

Владимир и Вера Набоковы прожили вместе более пятидесяти лет – для литературного мира это удивительный пример счастливого брака. Они редко расставались надолго, и все же в семейном архиве сохранилось более трехсот писем Владимира Набокова к жене, с 1923 по 1975 год. Один из лучших прозаиков ХХ века, блистательный, ироничный Набоков предстает в этой книге как нежный и любящий муж. «…Мы с тобой совсем особенные; таких чудес, какие знаем мы, никто не знает, и никто так не любит, как мы», – написал Набоков в 1924 году. Вера Евсеевна была его музой и первым читателем, его машинисткой и секретарем, а после смерти писателя стала хранительницей его наследия. Письма Набокова к жене впервые публикуются в полном объеме на языке оригинала. Подавляющее большинство из них относится к 1923–1939 годам (то есть периоду эмиграции до отъезда в Америку), и перед нами складывается эпистолярный автопортрет молодого Набокова: его ближайшее окружение и знакомства, литературные симпатии и реакция на критику, занятия в часы досуга, бытовые пристрастия, планы на будущее и т. д. Но неизменными в письмах последующих лет остаются любовь и уважение Набокова к жене, которая разделила с ним и испытания, и славу.


Содержит нецензурную брань

читайте онлайн полную версию книги «Письма к Вере» автора Владимир Набоков на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Письма к Вере» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2014

Год издания: 

2017

ISBN (EAN): 

9785389143357

Дата поступления: 

11 января 2018

Объем: 

1164118

Правообладатель
1 602 книги

Поделиться

mikvera

Оценил книгу

"Запоем их не читайте. Они как дивные пирожные и горный ручей: принимать по вечерам и прижимать к груди…" - так написал мне друг про "Письма к Вере".
Чуть дольше двух месяцев каждый почти день дожидались они на прикроватной полочке предсонного моего прочтения.

Владимир и Вера больше пятидесяти лет прожили вместе.
В нечастые дни и месяцы разлуки он писал ей письма.
Письма…
Из всего написанного, что может быть более личным?
Ведь у каждого – один единственный адресат.

Заглядывать через плечо не хорошо. Но не зря же Вера - самая близкая и самая требовательная женщина в жизни Набокова, - согласилась на публикацию его писем к ней (уничтожив при этом все до единого свои, и утаив то, что считала особенно личным).
Полагаю, это была её дань памяти. И ответ не слишком щепетильным биографам.
Тут, конечно, надо отдать должное Брайану Бойду. Он собрал все эти письма (некоторые, начитанные на магнитофон Верой Евсеевной, записал) с особой бережностью. Без его предисловия и комментариев, многое осталось бы непонятным. Отчего ВН так грустно без письма от Madam Bertran, откуда взялся Милейший, что за компот из Королев Клавдий, кто такой Виктор, и почему ВН так мучает грек? Весьма шифрованно пишет ВН и о гонорарах. Бывало, я перечитывала каждое письмо трижды, и, в большей степени благодаря комментариям, всякий раз догоняла..
Это удивительное чувство переплетения прошлого-будущего… Владимира и Веры уже нет на этой земле. Но, вот я читаю одно из его «юных» писем и уже знаю, что он станет всемирно известным писателем, что у него родится сын, знаю о его коротком романе с поэтессой, зарабатывающей на жизнь стрижкой пуделей, в каких странах ему придётся скитаться, и где он найдёт приют.
А он, тот, который пишет это письмо, ещё ничего этого не знает.
«Письма к Вере» - будто сделанные необыкновенно талантливым человеком слайды-картинки из того сегодняшнего дня. ВН не мудрствует, не «блещет» словесами. В письмах 1926 года по просьбе жены, он описывает ей, проходящей лечение в санатории, каждый свой день. «А к ужину кроме мясиков, было три сладеньких пирожка – макаронистые, сверху поджаренные и посыпанные сахаром (и преневкусные)… Вчера вечером так и не сочинил стишонка – а день культуры на носу. У меня осталось пять марок».

Такое удовольствие читать простые вроде-бы строки:
«Кош, мой К-ко-ош,
Вот и первый день бестебяшный прожит. Сейчас без четверти девять. Я только что поужинал. Я буду всегда писать в это время. Каждый раз будет другое обращенье, - только не знаю, хватит ли маленьких. Пожалуй придется, еще нескольких сотворить…Около десяти перебрался в постель, покурил, потушил, кто-то жарил на рояле, но скоро перестал. Сейчас встану, чтобы смешать себе питье - воды с сахаром».
«Маленьких» хватило: Комочек, Мысч, Мой зелененький, Любимыш, Тушкан, Мое милое, Скунсик, Жар-звереныш.
Его письма - это и фрагменты будничного дня, и пришедшие в голову мысли, и совершенно необыкновенные, точно подмеченные портреты писательского бомонда, в котором вынужден был он вариться. «Потом поехали большой компанией.. и там пили шампанское. Пили писатели: Алданов, Бунин, Ходасевич, Вейдле, Берберова и другие…» Порой, до тошноты надоедали выходы в свет, этот необходимый для продвижения своих произведений пиар. Вера настаивала на этом. «Если Т.Х. Гексли был бульдогом при Дарвине, то Вера Евсеевна – при Набокове, пусть и в образе изящной гончей». Возможно, не только благодаря бешеному совершенно трудолюбию, таланту и Вере, к концу 1960-х он стал, пожалуй, самым знаменитым из живущих писателей. «Я просто удивляюсь тому множеству вещей и связей, которые я один сделал и наладил».
При этом ВН никогда не стремился кому-то угодить. Довольно жёстко описывает он «неприятного господина» Бунина, и становится больно за стареющую Тэффи. В отношениях Берберова - Ходасевич (бывших супругов), он на стороне Пушкиниста Влада с жёлтыми как Сена пальцами.. (и четвёртой женой).
«…сходство щекатнуло воображение: закутанный в клетчатый плед, растрёпанный и красноречивый, «с печатью гения на матовом челе», он вдруг напомнил что-то старомодное – и старомодное обернулось Пушкиным, - и я ему приставил бакенбарды – и право же он стал на него похож (как иной энтомолог смахивает на жука или кассир – на цифру). Он был очень в ударе и поил меня своим играющим ядом».

А вот вдруг:
«Щенуша, обещай мне, что у нас никогда, никогда, никогда не будет к ужину колбасы. Обещаешь?»
Набоков необычайно светел в своих письмах. Лишь изредка пробиваются в них боль и горечь.. И тоска по России..
«По дороге меня прямо пронзила молния беспредметного вдохновения – страстное желание писать – и писать по-русски. И нельзя. Не думаю, что кто-либо не испытавший этого чувства, может по-настоящему оценить его мучительность, его трагичность…Люблю тебя, моя душенька. Постарайся – будь весёленькой когда возвращусь (но я люблю тебя и унылой). Если бы не было вас – почувствовал совершенно ясно, - поехал бы солдатом в Марокко; там, кстати водится в горах божественная лиценида.. Впрочем, гораздо больше этого сейчас хотел бы написать русскую книгу. Ватный отель, за окном дождь, в номере библия и телефонная книжка: для удобства сообщения с небесами и с конторой».
И всё-таки общий тон писем – чудесен… Возможно потому, что обращены они были к ней, к его Вере:
«Ты для меня превращаешь жизнь во что-то лёгкое, изумительное, радужное, - на все наводишь блеск счастия, всегда разного…Милое мое волненье..»
Земная жизнь Веры и Владимира пройдена. Книга прочитана.
Прижимаю её к сердцу.

Шура, спасибо.

Поделиться

lorikieriki

Оценил книгу

На волне интереса к Набокову решила добавить в вишлист изданную переписку между ним и его женой Верой. Причем переписку одностороннюю: от него к ней. Однако не учла несколько моментов, и, во-первых, объем. Хотя, как выяснилось, половина - это комментарии. Читать такое залпом невозможно, приходилось делать перерывы, иначе все сливалось. Во-вторых, сразу же пришлось отдельно распечатать биографическую справку из начала издания, потому что постоянно листать туда-сюда, чтобы понимать контекст и обстоятельства написания того или иного письма было неудобно.

В итоге же я поняла, безотносительно того, что письма дают возможность заглянуть в душу, в дом автора, в семью, а, может быть, и из-за этого, я окончательно убедилась, что читать письма мне не нравится, для меня это сродни подглядыванию. Очень уж сомнительно, что автор писал их с оглядкой на возможность публикации, а значит для чьих-то чужих глаз это не предназначалось. Хотя опыт был интересный, не говоря уже о глубине чувств, которые ясны даже через какие-то обыденные темы и вещи, и красоту языка Набокова. Ты либо писатель, либо нет. И не важно, идет ли речь о романе или письмах.

Поделиться

yulechka_book

Оценил книгу

Это было нелегко , как беседа с человеком который кажется тебе немного эгоистично - эгоцентричным . При этом он внушает уважение и восхищение своим талантом. Я ничего не могу сказать про его слог , изящество фраз они виртуозны. Другое дело мой взгляд на эту тему. Письма это всегда очень личное , это то что между двумя людьми.
А тут супруги . Хотела бы я сравнить её письма с его.
Меня не покидало чувство что он даже в письмах не позволял себе обыденной простой речи . Каждая фраза , каждое слово просто выверено до последней буквы.
В итоге можно сказать что это было необычно , остро словно блюдо которое ты в иное время не решился бы попробовать.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Душенька моя, обнимаю тебя во всю твою нежную длину.
19 января 2021

Поделиться

Вчера я видел тебя во сне – будто я играл на рояли, а ты переворачивала мне ноты… Из письма В. В. Набокова от 12 января 1924 г.
18 января 2021

Поделиться

Когда-то Теффи, дебелая и белошеяя, сидела в «Бродячей собаке», в декольте на сорок восемь персон, и приблизительно столько же молодых людей с проборами присасывались все вместе к ее плечам, а теперь это страшноватенькая старуха с лицом, необыкновенно похожим на галошу.
17 января 2021

Поделиться

Еще 401 цитата

Автор книги