Читайте и слушайте
169 000 книг и 9 000 аудиокниг

Шлем ужаса

4,0
95 читателей оценили
86 печ. страниц
2008 год
Оцените книгу

О книге

Шлем ужаса» – это современное переложение мифа о Тесее и Минотавре, своеобразная «пьеса», созданная в стилистике интернет-чата. Виктор Пелевин создал гипнотический мир, в котором сюрреальное сталкивается и сливается воедино с гиперреальным.

Персонажи и сюжеты античной мифологии органично встроены в структуру виртуального диалога XXI века. Открывая книгу, читатель вступает в лабиринт, состоящий из множества параллельных пространств и измерений. Этим лабиринтом является сам текст. Блуждающих по нему ждет Минотавр – чудовище, про которое известно только то, что на голове у него Шлем Ужаса…

Подробная информация

Правообладатель: Эксмо

Дата написания: 2005

Год издания: 2008

Объем: 155.8 тыс. знаков

  1. dream_of_super-hero
    Оценил книгу

    Постмодерн как культура коровьего бешенства - это круто. Это новое слово, я бы даже сказала.

    Насчёт содержания мифа высказываться не хочу, Пелевин - это Пелевин, а Виктора Олеговича я нежно люблю и местами даже уважаю, что, впрочем, не отменяет моего несколько рационального подхода к его нерациональным штукам.

    Вообще сам он личность такая знаковая-презнаковая, и, кажется, что понял всё, что происходи в этом мире, да и в том тоже. И пока читаешь, становится очевидным, что и ты тему просёк, потом чувство это проходит, а остаётся лишь воспоминание, впрочем был ли мальчик.

    А вот по форме - да, узнаваемо. Чат как парадигма особой реальности, герои, выполняющие свои роли в функционировании Шлема Ужаса, которого как бы и нет, но в то же время он и есть всё реальное и нереальное.
    Главное, что пузыри надежды на то, что смысл когда-нибудь отыщется, скапливаются где-то на задворках сознания.

    Читается легко.

    Особо доставило: "Когда я слышу слово «дискурс», я хватаюсь за свой симулякр".

    Привычно стёбно. Креативно.

  2. satanakoga
    Оценил книгу

    Мама. Когда я слышу слово "дискурс", я хватаюсь за свой симулякр.

    Пелевин, а ну снимай шлем, я тебя узнала.
    Я люблю тебя, Пелевин, за Чапаева, за Пустоту, за Жизнь насекомых, за Омон Ра и Жёлтую стрелу. Но не люблю за Шлем ужаса.
    По кочану.
    Сердце красавицы склонно к измене и перемене, как ветер мая.
    Понял, да?
    На самом деле, это было бы адски забавно, если бы не было так уныло и вторично. Нет. я всё понимаю, это очень, очень трудно - столько лет строчить коммерчески удачные замысловатые романы с полным погружением во внутреннюю Монголию в поисках внутреннего кайфа. Это целая наука, сограждане и сочувствующие. И раньше он отлично справлялся, а от стройности его безумных структур и идеологий меня всегда сладостно корёжило.
    Но тут автор явно пытается скормить мне переваренный неоднократно полуфабрикат собственной идеи, которая не только уже прозвучала, но и успела надоесть. Не хочу, не буду. Впрочем, книга прочитана, мозги вытекли через уши, схема шлема ужаса судорожна зарисована в блокнотик, а где-то в строптивом организме вспухают пузыри надежды. Надежды, что в этом есть смысл.
    Но в итоге правда в том, что вы читаете эту несуществующую рецензию глазами, которых на самом деле нету, да и вы не читаете, потому что и вас самих нет.
    И не будет *зловещий хохот*

    Шлем ужаса расщепляет то единственное, что есть, на множество того, чего нет. Но, поскольку шлем ужаса никак не является тем единственным, что есть, он тоже относится ко множеству того, чего нет. А то, чего нет, может вступать с собой в любые мыслимые и немыслимые взаимоотношения, поскольку этих взаимоотношений всё равно не существует нигде, кроме как в шлеме ужаса, которого на самом деле нет

  3. Dea_Capricious
    Оценил книгу

    Мифоспойлеры в наличии))

    Пелевин - это всегда взрыв мозга, поэтому настраиваться на легкое чтение, открывая его книги, никак не стоит. Открывая "Шлем ужаса". мы попадаем в довольно странный чат, участники которого вскоре понимают, что они должны искать выход из лабиринта. В центре - античный миф о Тесее и Минотавре, который у Пелевина приобретает совершенно оригинальную трактовку. Известная история противостояния героя и чудовища оборачивается внутренним противостоянием: герой и чудовище - это в общем-то одно и то же, просто блуждая в жизненном лабиринте, подвергаясь многочисленным манипуляциям, мучаясь от иллюзий выбора, герой сам создает монстра. Монстр - это он сам через призму собственных страхов, через глазницы Шлема ужаса. Бороться с ним - значит проиграть, ведь битва с самим собой заведомо обречена на провал.

    Кроме трактовки мифа, в тексте присутствует излюбленная пелевинская идея о вечном ничто, создающем и уничтожающем само себя, о той самой Пустоте, где есть всё и ничего нет, потому что нет самой Пустоты. Эти мысли кому-то могут показаться вторичными, их можно назвать самоцитированием и говорить о том, что Пелевин не оригинален, но мне понравилось сочетание несочетаемого: буддийской и античной философии в контексте современного мира.

  1. Если мы будем обращать внимание на соглядатаев, то очень скоро кроме них в мире ничего не останется.
    18 октября 2017
  2. [Monstradamus] У них имена обязывают. Представь себе, что тебя зовут Ромео. Что тебе остается делать? [Organizm(-:] Брать пачку презервативов и идти искать свою Джульетту.
    4 ноября 2016
  3. Шлем ужаса Креатифф о Тесее и Минотавре [Started by Ariadna] at xxx pm xxx xxx BC GMT Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти, – кто это сказал и о чем? :-) [Organizm(-:] В чем дело? Есть здесь кто-нибудь? [Romeo-y-Cohiba] Я есть. [Organizm(-:] Что все это значит? [Romeo-y-Cohiba] Сам не понимаю. [Organizm(-:] Ариадна, ты здесь? [Romeo-y-Cohiba] Кто это такая? [Organizm(-:] Та, кто начала эту нить. Кажется, это не интернет, а только выглядит как интернет. Отсюда никуда нельзя перейти. [Romeo-y-Cohiba] XXX [Organizm(-:] Внимание! Отзовитесь все, кто может это прочесть. [Nutscracker] Я могу. [Organizm(-:] Кто повесил первое сообщение? [Nutscracker] Оно висит уже давно. [Romeo-y-Cohiba] Откуда ты знаешь? Там нет даты. [Nutscracker] Я его видел часа три назад. [Organizm(-:] Внимание, перекличка. Здесь только Щелкунчик, Ромео и я, правильно? [Romeo-y-Cohiba] Правильно. [Nutscracker] Во всяком случае, все желающие участвовать в разговоре. [Romeo-y-Cohiba] Значит, нас здесь трое. [Nutscracker] Вот только где это здесь? [Organizm(-:] В каком смысле? [Nutscracker] В прямом. Вы можете описать то место, где находитесь? Что это – комната, зал, дом? Дырка в xxx? [Romeo-y-Cohiba] Я нахожусь в комнате. Или в камере, не знаю, как правильнее. Она небольшая. Зеленые стены, на потолке белый плафон. У стены кровать. У другой стены – стол с клавишной доской, на которой я в настоящий момент печатаю. Доска намертво прикреплена к столу. Над столом – вделанный в стену LCD-экран за толстым стеклом. На нем появляются эти вот буквы. Разбить его нельзя, я уже пробовал. В комнате две двери, одна из странного черно-зеленого металла, она заперта. В ее центре какой-то выступ. Другая дверь – деревянная, белого цвета, ведет в ванную. Она открыта. [Organizm(-:] То же самое, что у Ромео. Запертая металлическая дверь, на ней какой-то рельеф. Ванная как в гостинице. На полке под зеркалом – мыло, гель для душа, шампунь. Все в фирменной упаковке, на которой странный значок – какая-то шестеренка. Где находишься ты, Щелкунчик? [Nutscracker] В такой же комнате. Кажется, дверь отлита из бронзы. Организм, на мыле скорее не шестеренка, а звездочка. Похожа на символ, которым в книгах обозначают сноску. Такая есть даже на туалетной бумаге – на каждом листочке. [Romeo-y-Cohiba] Мы в одной и той же гостинице. Попробую постучать в стену. Вы что-нибудь слышали? [Organizm(-:] Нет. [Nutscracker] Тоже нет. [Organizm(-:] Теперь я попробую в дверь, слушайте. [Romeo-y-Cohiba] Ничего не слышно. [Organizm(-:] А как вы сюда попали? [Romeo-y-Cohiba] Что касается меня, не имею ни малейшего представления. А ты, Организм? [Organizm(-:] Я просто проснулся здесь в этом пидорском халатике на голое тело. [Nutscracker] Это не халатик. Это хитон. Так одевались древние греки, поэтому насчет эпитета спорить не стану. Нижнего белья они, кажется, тоже не носили. [Romeo-y-Cohiba] Хорошо, что здесь тепло. [Organizm(-:] Может, ты помнишь, как сюда попал, Щелкунчик? [Nutscracker] Не помню.
    19 ноября 2018

Интересные факты

На две недели раньше бумажного издания книги вышла её аудио-версия в форматах Audio CD и MP3.
Аудиокнига отличается от бумажного варианта набором действующих лиц: из него исключается Sliff_zoSSchitan, которого частично заменяет Sartrik. При этом стереотипные комментарии из реплик персонажа исчезают.
Роли:
Monstradamus — Леонид Володарский
Isolda — Мария Голубкина
Nutscracker — Алексей Колган
Organizm(-: — Сергей Фролов
Theseus — Рафаэль Сафин
Ariadna — Тина Канделаки
UGLI 666 — Юлия Рутберг
Romeo-y-Cohiba — Николай Фоменко
Sartrik — Александр Ф. Скляр
Время звучания: 2:41
Издательство: «Союз»
Дата релиза: октябрь 2005 года

Сам Виктор Олегович Пелевин так рассказывает о своей работе над книгой:
«Это очень интересный проект издательства: всем участникам было дано задание написать версию какого-нибудь мифа по своему выбору, в любой форме. Я попросил дочку своих знакомых итальянцев выбрать для меня миф, она долго думала, а потом прислала мне мэйл с одним единственным словом Minotaurus…».

Слоган книги: «Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с теми, кто захочет меня найти, — кто это сказал и о чём?».

Произведение Виктора Пелевина «Шлем ужаса» носит подстрочное название «Креатифф о Тесее и Минотавре».

На обратной стороне обложки Шлема ужаса находятся следующие фразы, пародирующие «язык падонков» и имитирующие отзывы о книге:
Афтар, расбигись и убей сибя апстену! // user Sliff_zoSSchitan
Афтар лжжот. Имхо КГ/АМ, прости Господи! // user UGLI 666
Нираскрыта тема эпистемологии. Аффтар залезь ф газенваген и выпей йаду! // user Minotaur
Смиялсо. Афтар пеши есчо. // user Theseus
Ужоснах [показана в виде надписи на стене лабиринта, изображенного на обложке].

Персонаж Сартрик, которого постоянно тошнит — по-видимому, отсылка к французскому философу двадцатого века Жану-Полю Сартру, прославившемуся романом «Тошнота.»