Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Подводя итоги

Подводя итоги
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
53 уже добавили
Оценка читателей
4.86

Автобиографические заметки, в которых Сомерсет Моэм подводит итоги своего творческого пути и раскрывает секреты литературного мастерства.

Одни критики называли эту книгу «манифестом законченного циника», другие – «самым искренним из произведений Моэма».

Возможно, доля истины присутствует в обеих этих оценках.

И оттого читать «Подводя итоги» еще интереснее…

Лучшие рецензии
panda007
panda007
Оценка:
91

Моэм вступает на рискованную территорию. На ничейную землю, да ещё с предполагаемыми минными полями. Потому что пишет не благостные воспоминания: кого я знал и любил (пусть даже не любил) и не абстрактные рассуждения о творчестве. Он смело создаёт жанр, которого нет, и вываливает всё в одну кучу: размышления, воспоминания, оценки и насмешки. Он пишет о театре так, что хочется аплодировать. А о Чехове так, что хочется его стукнуть (Моэма, понятное дело, а не Антон Палыча). Он предельно субъективен, очень откровенен, насколько вообще может быть откровенен суховатый и насмешливый англичанин, выросший в галантной французской культуре. Где-то он моралист, а где-то напротив на удивление человечен и широк в своих взглядах. Он не может понять искусство, отличное о его, и не стесняется в этом признаться. Книга очень полемична при всей её внешней милоте и сдержанности. В общем, это такая квинтэссенция Моэма, которая либо окончательно очарует поклонников писателя (вроде меня), либо сильно разочарует (книги у него такие, такие, а сам он совсем не такой!)

Читать полностью
nevajnokto
nevajnokto
Оценка:
32

Это не воспоминания. Это - Откровение. Это театр одного Актера. Сцена, погруженная во тьму, и единственный яркий сноп, освещающий одинокую фигуру великого писателя.

Я пишу эту книгу, чтобы вытряхнуть из головы некоторые мысли, которые что-то уж очень прочно в ней застряли и смущают мой покой.

Моэм очень рано теряет родителей. Они жили в Париже, где его отец работал юрисконсультом английского посольства. После их смерти Моэма забирают из французской школы и отдают на учебу к английскому священнику при посольской церкви. Он начинает учиться родному языку.
Потребность к писательству обнаружилась в нем очень рано.

Писать было для меня с самого начала так же естественно, как для утки - плавать. Я до сих пор иногда удивляюсь, что я - писатель; к этому не было никаких причин, кроме непреодолимой склонности, а почему такая склонность во мне возникла - непонятно.

Моэму нравилось наблюдать за людьми, будь то знакомые, малознакомые или совершенно чужие. Он видел в каждом человеке, попавшем в поле его зрения, "материал" для сюжета книги. Моэм считал, что обычные люди достойны большего внимания, чем знаменитости. Обычный человек не изображает кого-то, не маскируется, он проявляет себя таким, какой есть. Он интересен, неповторим, полон сюрпризов и неожиданностей, считал Моэм. Писать о знаменитостях, скажем, королях и богатых мира сего, не привлекало его. Для Моэма внутренний мир рядового человека являлся неисчерпаемой кладезью для прорисовок, ибо был реальным и разнообразным.

Великий человек слишком часто бывает сделан из одного куска; маленький человек - это клубок противоречивых элементов. Он неистощим... Я лично куда охотнее провел бы месяц на необитаемом острове с ветеринаром, чем с премьер-министром.

Моэм говорит о своей жизни только то, что считает нужным. Он называет книгу эгоцентричной, поскольку она трактует важные нюансы именно в том свете, в каком их воспринимает Моэм. Он не претендует на исповедь, предпочитая держать некоторые вещи в тайнике личной памяти. Он не желает обременять Читателя слишком интимными подробностями, в силу своей убежденности сохранять дистанцию, без которой сошло бы на нет взаимоуважение. Но во всем, о чем он решил говорить чувствуется искренность, честность и полная свобода мысли.
Я нашла некоторые моменты, в котором мы полностью с ним совпадаем. У него было предвзятое отношение к писателям, Мысль которых была сложна для восприятия.

Меня всегда раздражали писатели, которых можно понять только ценою больших усилий. Достаточно обратиться к великим философам, чтобы убедиться, что самые тонкие оттенки смысла можно выразить совершенно ясно...
Но такая непонятность не только претенциозна, она еще и недальновидна. Ибо Время играет с ней странные шутки. Если в писаниях мало смысла, Время превращает их в совсем уже бессмысленный набор слов, которого никто не читает.

Моэм говорит об одной особенности своей натуры, читая которую я невольно улыбнулась: "это же про меня)":

У меня плохая память. Анекдоты я помню, только пока мне их рассказывают, а потом забываю, не успев пересказать другим. Я никогда не запоминал даже собственных шуток, почему и был лишен возможности повторять их.

Вот главное, в чем я виню себя точно так же, как Моэм:

Я слишком считался с чужим мнением. Я шел на жертвы ради недостойных целей, потому что у меня не хватало смелости причинить боль.

Еще очень много моментов, читая которые хочется отчеканить в памяти, запомнить, записать. Моэм неподвластен Времени. Он актуален, он востребован. Его не только читаешь - его перечитываешь и каждый раз как в первый!
Моэм - любовь всей моей жизни! После каждой прочитанной книги я говорю ему об этом. Вслух.

Дальше...

Читать полностью
noctu
noctu
Оценка:
25

Моэм - очень хороший писатель, которого в пример всегда нам приводила учительница по английскому как Пушкина английского языка. Этот факт поспособствовал еще большему моему удивлению, когда я узнала, что родным для него был французский, а сам он и его окружение считали, что он пишет с грубейшими ошибками. Просто поразительно. Однако секрет его успеха оказался очень прост. Моэм писал только о том, что сам пережил.

"Подводя итоги" - это не полноценная автобиография. Конечно, из всех выложенных в ней сведений можно легко узнать Филиппа, но Моэм сам заявляет, что откровенничать и заигрывать с читателем не намерен. Он хочет всего лишь поделиться теми мыслями, что накопились у него за шестьдесят лет. Я с удовольствием эти мысли прочитала. Они открыли мне автора с несколько другой стороны. Конечно, он здесь мало прилизан и слегка шероховат. Не все открылось с лучшей стороны и произвело благоприятное впечатление, но так и должно быть, когда автор честен с читателем.

Стоит честно сказать, что кое-что явно прошло мимо меня. Например, пустым звуком были многочисленные отсылки к неизвестным мне авторам. Если какого-нибудь Вольтера и Дидро я хотя бы читала, то вот целые легионы других прошли сплошным набором букв, что отняло добрую часть приятных ощущений. Другой момент - это ориентация на читателя-будущего писателя. Моэм делиться опытом о том, как он становился как автор. Очень интересно, но многочисленные советы я вряд ли применю в жизни. Они мне не нужны.

Оказалось очень удивительным, что сам Моэм позиционировал себя больше как драматурга, а не романиста. Добрую треть книги он разглагольствовал и вспоминал о своей карьере в качестве театрального писателя, когда о своих известнейших российскому читателю романах - пол строчки.

Если подводить какие-то итоги, то стоит рекомендовать эту книгу только ярым поклонникам, желающим открыть для себя больше Моэма или писателям. А людям, готовым порвать рубаху на груди за Россию и Антона Палыча Чехова лучше закинуться валерьянкой перед чтением, потому что достается и Чехову, и его поклонникам и русским, что в совокупности задевает.

Читать полностью
Лучшая цитата
на свете есть очень мало такого, что можно утверждать с уверенностью
В мои цитаты Удалить из цитат