Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Смерть Артура

Смерть Артура
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
412 уже добавили
Оценка читателей
4.07

Роман английского писателя XV в. сэра Томаса Мэлори, носящий, по более поздней традиции, название «Смерть Артура», представляет собой как памятник литературы двоякую ценность. Это, с одной стороны, лучший в мире свод рыцарских романов так называемого Бретонского цикла – свод героических и сказочных сюжетов, восходящих, в свою очередь, к мифу и эпосу кельтских народов и к истории западной оконечности Европы в середине I тысячелетия н. э. Эти сюжеты содержат отголоски реальных исторических событий – например, борьбы британских кельтов против англов и саксов; и следы мифических представлений древних обитателей европейского северо-запада – целый мир глубокой, темной европейской старины. Характерно, что типичные для средневековья мотивы поисков божественной благодати служат здесь поводом для новых рыцарских приключений, а чаша Грааля оборачивается неким рогом изобилия. Создание XV в., книга Мэлори прежде всего – некий итог предыдущих четырех веков развития европейской рыцарской литературы, его завершение.

Лучшие рецензии
dulsinea
dulsinea
Оценка:
27

"Взрослую" версию сказки о Короле Артуре перечитала второй раз.
Нет-нет, фанаты доблестных рыцарей в серебряных латах, прекрасных дам в высоких башнях, коварных колдунов и разъяренных драконов могут смотреть свое фэнтези дальше, потому что у Мэлори Артур чудовищ не побеждал, да и Экскалибур, меч свой, Король нашел не в камне.

Что еще сказать?

Рыцарская доблесть, благородство и - внимание! - справедливость были следующими.
Очень, надо заметить, "справедливо" разрешались споры - прав тот, кто сильнее. По умолчанию. Аксиома. И ведь никто не спорил с тем, что это были высокие идеалы!

Ланселот совершенно не "всепобеждающий, могучий, сильный, доблестный, избранный рыцарь" (какими эпитетами его там еще вечно характеризуют?). Он, я бы сказала, идеализированно-вымышленный, но по сути обычный человек со своими недостатками, достоинствами, страстями (любовь к Королеве Гвиневере) и оплошностями (убийство рыцаря, который любил его, Ланселота, больше жизни).

Сам Артур был не без изъяна. :-) Вспомнить хотя бы внебрачного сына от своей сестры Моргаузы. По пророчеству Мерлина, этот рыцарь в будущем должен был разрушить королевство (так оно и случилось). Что же сделал Артур? Испугавшись предсказания, приказал всех малышей, рожденных этот день, попросту убить, подобно царю Ироду. И это самый-лучший-король-на-Земле. Честный и доблестный. )

Но я не о том. Я о разнице оригинала и, так сказать, вариаций на тему. :-)

* * *

Что же касается самой книжки, то она похожа... на гранат, состоящий из мелких вкусных сочных зернышек. :-)
Ну или на паззл, конструктор, который приятно собирать по частям.
Это не цельное монолитное произведение, это эпос, собрание легенд и мифов, и оно по определению не может быть четким, безошибочным и последовательным.
Артуровский цикл собирается из нескольких частей: из истории воцарения Короля Артура, из похода на Рим, из рассказов о приключениях Гарета, Тристрама, Ланселота, и, конечно, из Последней Битвы.

Процесс чтения увлекателен тем, что читая, словно перекладываешь камешки из одной коробочки в другую. При этом осознавая, что каждая легенда, каждое сражение и каждый рыцарский турнир - это история, причем история любимых Британских островов.

* * *

Не удивлюсь, если многим книжка покажется скучной, нудной и монотонной. НЕ художественная литература, НЕ исторический роман (подобно Айвенго), а исторический ТРУД. В этом и разница. :-)

Читать полностью
Lucretia
Lucretia
Оценка:
19

Ну и черт меня дернул за мышь в Открытой книге взять такой толстенный роман о средневековых, таких глубоко средневековых приключениях.
Но читать было не то чтобы неинтересно, просто долго. И запутано, немного, там этих рыцарей до черта, даже в конце есть алфавитный указатель, кто где упомянут.
И не то, что бы все эти рыцари такие женоненавистники, но их дамы те еще штучки, как впрочем и сами герои.
Иногда мне казалось, что сэр Томас апокрифов начитался, слишком чудесато все, хотя не всегда, есть какая-то логика в персонажах. Хотя логика средневековья от современной отличается
Да и пара-тройка персонажей оказалась знакомыми, и очень приятно было узнать иную версию Тристана и Изольды и короля Лира
Несколько иллюстраций: Мерлин и Нинева, Артура Рэкхема

То же самое Берн-Джонса
Тристан и Изольда

Читать полностью
Nikivar
Nikivar
Оценка:
18
«Очень, очень. На первый взгляд – не очень, а потом, как вчитаешься – весьма и весьма. Перечитывал неоднократно. Рекомендуется всячески».
Старый опер, flibusta.net

Это самая правильная, справедливая и краткая рецензия на книгу. Потому что…

Потому что, когда берешься за этот кирпич, думаешь, ну вот, такое только фанатам по плечу: объем (600+ страниц), время написания (XV век), внутри наверняка нудятина – сражения, сражения, немножко любви и опять сражения. Каюсь, я думала так же.
На самом же деле это очень милая, немного наивная книга, напомнившая мне средневековые миниатюры…

Лирическое отступление. Милая? Да, именно милая. Хотя слово «сшиблись» (т.е. налетели с копьями друг на друга) встречается в книге 132 раза в разных формах, это не означает какой-то особой жестокости и кровавости. «Упал замертво» чаще всего не означает, что рыцарь умер. Обычно через несколько дней он уже как огурец, а иногда при необходимости помочь кому-то или еще с кем-нибудь «сшибиться» он вскакивает как ни в чем ни бывало и мчится в нужном направлении бравым галопом.
Вообще в этой книге внезапно погибают очень редко и в основном так делают рыцари, запятнавшие свою честь и не заслуживающие ничего другого. «Наши» же, если и бывают повержены, обычно говорят что-то вроде «Через два часа я умру, поэтому умоляю, отвезите меня в ближайшую обитель, чтобы я мог исповедаться и причаститься и (или) написать прощальное письмо» и только потом, в окружении друзей и монахов мирно умирают.

…милая, немного наивная книга с огромным количеством благородных, искренних персонажей. А вот по-настоящему хитрых там нет: разве что Фея Моргана вспомниться или король Марк, да и те похожи скорее на упрямых обиженных детей, нежели на подлинных злодеев. Есть еще Мордред, но его образ, как ни удивительно, практически не раскрыт, а в конце, когда он стоит, опираясь на меч, абсолютно один среди убитых сторонников, его даже немножко жалко.
Что же касается «нудятины», книга состоит из восьми частей, и каждая из них имеет свою тему и оригинальный колорит, и «сражения, сражения, немножко любви и опять сражения» стали сутью только «Книги о сэре Тристраме»…

Лирическое отступление. «Книга о сэре Тристраме» – переложение сюжета о Тристане и Изольде, так густо покрытое рыцарскими приключениями сэра Тристрама, что Изольды Прекрасной там практически и не видно. По мнению многих исследователей, история Ланселота и Гвиневеры имеет тот же источник. Однако она гораздо сложнее и богаче сюжетными поворотами, психологическими деталями и трагическими противоречиями.

Любовь тут очень разная:

И потому, как месяц май цветет пышным цветом у каждого в саду, подобным же образом пусть расцветает в этом мире сердце каждого, кому дорога честь: прежде всего любовью к Богу, а потом и ко всем тем, кому ты клялся в верности; ибо не было еще на свете честного мужчины, ни честной женщины, которым кто-то не был бы дороже остальных, а честью пренебрегать нельзя. Но прежде всего воздай почести Богу, а потом пусть твои мысли будут о твоей даме. И такую любовь я называю праведной любовью.
Она приказала поставить коня его в лучшее стойло, а затем помогла ему снять доспехи, и потом они поужинали и, не откладывая, улеглись в постель с превеликой радостью и удовольствием.
И потому, что не дано мне вкусить радости с тобою живым, не было мне в этом мире иного утешения, как только завладеть твоим мертвым телом. Я бы тогда его умастила смолами, пеленами окутала и до конца дней моих у себя бы хранила — и каждый день бы тебя обнимала и целовала, назло королеве Гвиневере.
— Складно вы говорите, — сказам сэр Ланселот, — спаси Иисус меня от ваших хитрых чар!

И чувства самые искренние:

И так рассмеялись тут королева и Высокородный Принц, что за столом усидеть не могли. И такое веселие продолжалось у них едва что не до самого утра.
И с тем он упал и лишился чувств и долго так пролежал, словно мертвый. А когда он очнулся от своего обморока, то вскричал горестно: «Увы мне!» — и побежал к королю, рыдая и плача, и сказал ему так:
— О дядя мой, король Артур! Мой добрый брат сэр Гарет убит, убит и другой мой брат, сэр Гахерис, оба добрые рыцари.
Тут заплакал король, и он вместе с ним, и оба они упали без памяти.
— Ты убил рыцаря и помазанного короля, который до сего дня не встречал человека, способного выдержать его удар. И за это ты сейчас умрешь, ни один из вас не останется в живых!
— Тьфу на тебя, жалкий еретик.

Есть повествование о девице-воительнице и о мистических явлениях. О волшебных веретенах (их происхождение заставило вспомнить сильмариллы) и об обломках волшебного меча, который оказался воссоздан, когда обрел их самый достойный рыцарь (вспомнила сами-знаете-о-чем).
Автор смело переходит от бытовых зарисовок к эпическим сражениям, а от комических сцен к высокой трагедии. Он ведет неспешный диалог с читателем, призывая следовать хорошему примеру, ужаснуться дурному, вспомнить рассказанное ранее и — помолиться о нем и о спасении его души.

Лирическое отступление. Томас Мэлори — представитель последнего рыцарства, хоть сам он оказался рыцарем недостойным, неподобающим образом обращавшимся с замужними дамами, за что (правда, это была не единственная его провинность) провел в тюрьме последние 20 лет своей жизни. Печальная история, но именно тогда и была создана «Смерть Артура».

А еще книга полна ностальгии по старым временам, когда любовь не засыхала уже через несколько месяцев, как только удовлетворила свои желания («когда так скоро и поспешно наступает согласие, столь же скоро приходит и охлаждение»), – «мужчины и женщины могли любить друг друга семь лет кряду, и не было промеж ними плотской страсти», правосудие оставалось одним – как для королей, так и для простолюдинов, а вера, справедливость и благородство не были пустыми словами. И существовал Круглый Стол:

…как знак истинной круглости мира, и людям так и надлежит понимать значение Круглого Стола. Ибо весь мир, и языческий и христианский, стремится к Круглому Столу, и когда человека избирают в братство рыцарей Круглого Стола, он почитает это для себя высшей милостью и вестью, нежели получи он полмира в собственное свое владение.
Читать полностью
Оглавление