Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Заново рожденная. Дневники и записные книжки 1947–1963.

Заново рожденная. Дневники и записные книжки 1947–1963.
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
57 уже добавили
Оценка читателей
3.14

«Заново рожденная» – первый том дневников и записных книжек главной нью-йоркской интеллектуалки последней четверти ХХ века. История становления личности (16-летняя Сонтаг «с улицы» напросилась на встречу с Томасом Манном и провела с ним в разговорах целый день в его особняке в Санта-Монике), открытие в себе необычной сексуальности (очень откровенные описания лесбо-вечеринок в 1940-х в Сан-Франциско) – все вместе производит впечатление какого-то странного и завораживающего откровения.

«Перед нами дневник, в котором искусство воспринимается как вопрос жизни и смерти, где ирония считается пороком, а не добродетелью, а серьезность – величайшим из благ. Такие воззрения выработались у моей матери рано. И в ее жизни никогда не было недостатка в людях, которые пытались уговорить ее «расслабиться». Она вспоминала, как ее доброжелательный, традиционного склада отчим – герой войны – умолял ее поменьше читать, из страха, что она не найдет себе мужа. В том же духе, хотя и более высокомерно, высказался философ Стюарт Гемпшир, ее наставник в Оксфорде, который с досадой вскричал однажды во время коллоквиума: «Ох уж эти американцы! Вы такие серьезные… точно немцы». Он вовсе не собирался делать ей комплимент, но для моей матери эта фраза была как знак почета».

Лучшие рецензии
Jedaevich
Jedaevich
Оценка:
51

Многими (в том числе автором рецензии) ожидаемая, вышла наконец в 2013 году первая часть дневников Сьюзен Сонтаг, писателя, философа, исследователя околочеловеческого окружающего мира.

Записи охватывают период с 1947 по 1963 год, 16-летний пласт в жизни писательницы. Начинающийся бумажными строками в октябре 1947 года, на 14-м году её жизни, словами "Я верю в то, что нет личного бога и жизни после смерти" и заканчивающиеся фразой "Интеллектуальный голод подобен острому половому влечению".

Это время созревания человека, личности, матери. Юная девочка, не по годам, как бы сказали сейчас, умная, с приличной глубиной омута собственной личности, в пятнадцатилетнем возрасте поступающая в институт. Молодая мать, рожающая ребёнка от коллеги по научной работе. Студентка, изучающая английскую литературу, получающая степень магистра философии, преподающая эту дисциплину в образовательных учреждениях Америки. Это - только маяки, вехи жизненного пути, которые в дневниках, ведомых молодой Сьюзен, проскакивают как бы вскользь. Не зная биографию, можно упустить определенные моменты - создаётся впечатление, что будущую писательницу интересовали совершенно другие материи, вне шаблонов общественной жизни, не внешние, но внутренние.

Больше здесь упоминаний о культурных составляющих "того" времени - времени послевоенного человека, осознающего свои возможности и перспективы, человека, оценивающего опыт предыдущих поколений, человека заглядывающего внутрь себя, чтобы обнаружить там нечто горячее и настоящее.

Первая и последняя фраза дневников выбраны как будто не случайно - в этом завуалированном противостоянии живого и консервативного, монолитного и текучего, статичного и страстного, судя по всему, куются характер и мировоззрение Сьюзен Сонтаг. Письмена вразброс - на страницах запросто соседствуют прочитанные книги и просмотренные фильмы, выводы о постановках спектаклей того времени, отзывы от людях, ставших легендами для будущих поколений, хроно-расписания прожитых дней. Взгляды охватывают широкие пространства и не терпят рамок - Ницше соседствует с критическими письмами Максима Горького, радиопостановки Орсона Уэллса с "Призраком Оперы" с Борисом Карловым, средневековая еврейская философия с упоминаниями прочитанных комиксов. То и дело по страницах снуют списки - желаемого к прочтению, к покупке, купленного, прочитанного, нужного к изучению - осколков культуры, с которыми в XXI веке, возможно, познакомиться уже и не удастся.

При этом всё же большая часть мемуарной хроники - о внутреннем. Об отношениях с сыном. Об отношениях с постоянными любовницами, о своей лесбийской природе, некрасивости, жёсткости. Всё это - яркими мазками, достаточно резкими, чтобы задержать свой взгляд, и очень часто горькими. Это потом будут знаменитые чёрно-белые работы Энни Лейбовиц, наполненные внутренним теплом и безусловным достоинством. Сейчас это чёрно-белые чувства - или плохие и вдавленные в себя, или хорошие и яркие.

Отдельные моменты было неприятно читать составителю этой книги Дэвиду Риффу - герою многих упоминаний в записях СС, сыну Сьюзен Сонтаг. И в то же время в предисловии он отмечает, что не мог не поделиться с миром тетрадями своей мамы - преследуя цели исключительно возвышенные. И за это, конечно, отдельная читательская благодарность.

Дальше в жизни СС будут собственные книги, особенно монументальная "О фотографии", а ещё редакторская работа и встречи со знаменитыми людьми писательского-и-не-только мира. Но пока что на этих страницах - человек, смятение которого так похоже на внутренние противоречия любого из нас. И это делает нас чуть ближе.

image © Colta.ru
Читать полностью
ink_myiasis
ink_myiasis
Оценка:
35

Совсем непонятен ажиотаж вокруг этих дневников. По содержанию, которые напоминают дневники интеллектуалки из жж, которая читает книги по списку литературы заданной в институте. При этом весь текст дневников настолько общий, что для образованного человека книга не несет в себе никакой информационной нагрузки.

lost_witch
lost_witch
Оценка:
27

4/6/1949

Шостакович, концерт для фортепьяно
Скрябин, прелюдии
Франк, симфония ре минор
Прокофьев, симфония №5

Месса до минор [Бах]

Секс с музыкой! Интеллектуальное пиршество!!

Дневники, которые представляют собой "записки на манжетах", на салфетках, на почтовых открытках; дневники, которые не предназначены для печати, дневники - кусочки мозаики про "бытовое" (списки книг, покупок); дневники, в которых - всплеск эмоций и противоречивость соседствуют с самоанализом и требовательностью.

Есть в чтении дневников наслаждение вуайериста. Есть в чтении дневников наслаждение беседой. Можно завтракать в кафе, листать книгу и представлять сидящую напротив Сьюзен Сонтаг. И чувствовать только желание кивать, нежно улыбаться, а через полчаса - заказать еще одну чашку кофе.

Читать полностью
Лучшая цитата
б интерпретации:
Интерпретация как культурный перенос. Когда в истории из Писания перестают верить, они подвергаются интерпретации.
В мои цитаты Удалить из цитат