Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Jedaevich
    Jedaevich
    Оценка:
    51

    Многими (в том числе автором рецензии) ожидаемая, вышла наконец в 2013 году первая часть дневников Сьюзен Сонтаг, писателя, философа, исследователя околочеловеческого окружающего мира.

    Записи охватывают период с 1947 по 1963 год, 16-летний пласт в жизни писательницы. Начинающийся бумажными строками в октябре 1947 года, на 14-м году её жизни, словами "Я верю в то, что нет личного бога и жизни после смерти" и заканчивающиеся фразой "Интеллектуальный голод подобен острому половому влечению".

    Это время созревания человека, личности, матери. Юная девочка, не по годам, как бы сказали сейчас, умная, с приличной глубиной омута собственной личности, в пятнадцатилетнем возрасте поступающая в институт. Молодая мать, рожающая ребёнка от коллеги по научной работе. Студентка, изучающая английскую литературу, получающая степень магистра философии, преподающая эту дисциплину в образовательных учреждениях Америки. Это - только маяки, вехи жизненного пути, которые в дневниках, ведомых молодой Сьюзен, проскакивают как бы вскользь. Не зная биографию, можно упустить определенные моменты - создаётся впечатление, что будущую писательницу интересовали совершенно другие материи, вне шаблонов общественной жизни, не внешние, но внутренние.

    Больше здесь упоминаний о культурных составляющих "того" времени - времени послевоенного человека, осознающего свои возможности и перспективы, человека, оценивающего опыт предыдущих поколений, человека заглядывающего внутрь себя, чтобы обнаружить там нечто горячее и настоящее.

    Первая и последняя фраза дневников выбраны как будто не случайно - в этом завуалированном противостоянии живого и консервативного, монолитного и текучего, статичного и страстного, судя по всему, куются характер и мировоззрение Сьюзен Сонтаг. Письмена вразброс - на страницах запросто соседствуют прочитанные книги и просмотренные фильмы, выводы о постановках спектаклей того времени, отзывы от людях, ставших легендами для будущих поколений, хроно-расписания прожитых дней. Взгляды охватывают широкие пространства и не терпят рамок - Ницше соседствует с критическими письмами Максима Горького, радиопостановки Орсона Уэллса с "Призраком Оперы" с Борисом Карловым, средневековая еврейская философия с упоминаниями прочитанных комиксов. То и дело по страницах снуют списки - желаемого к прочтению, к покупке, купленного, прочитанного, нужного к изучению - осколков культуры, с которыми в XXI веке, возможно, познакомиться уже и не удастся.

    При этом всё же большая часть мемуарной хроники - о внутреннем. Об отношениях с сыном. Об отношениях с постоянными любовницами, о своей лесбийской природе, некрасивости, жёсткости. Всё это - яркими мазками, достаточно резкими, чтобы задержать свой взгляд, и очень часто горькими. Это потом будут знаменитые чёрно-белые работы Энни Лейбовиц, наполненные внутренним теплом и безусловным достоинством. Сейчас это чёрно-белые чувства - или плохие и вдавленные в себя, или хорошие и яркие.

    Отдельные моменты было неприятно читать составителю этой книги Дэвиду Риффу - герою многих упоминаний в записях СС, сыну Сьюзен Сонтаг. И в то же время в предисловии он отмечает, что не мог не поделиться с миром тетрадями своей мамы - преследуя цели исключительно возвышенные. И за это, конечно, отдельная читательская благодарность.

    Дальше в жизни СС будут собственные книги, особенно монументальная "О фотографии", а ещё редакторская работа и встречи со знаменитыми людьми писательского-и-не-только мира. Но пока что на этих страницах - человек, смятение которого так похоже на внутренние противоречия любого из нас. И это делает нас чуть ближе.

    image © Colta.ru
    Читать полностью
  • ink_myiasis
    ink_myiasis
    Оценка:
    35

    Совсем непонятен ажиотаж вокруг этих дневников. По содержанию, которые напоминают дневники интеллектуалки из жж, которая читает книги по списку литературы заданной в институте. При этом весь текст дневников настолько общий, что для образованного человека книга не несет в себе никакой информационной нагрузки.

  • lost_witch
    lost_witch
    Оценка:
    27

    4/6/1949

    Шостакович, концерт для фортепьяно
    Скрябин, прелюдии
    Франк, симфония ре минор
    Прокофьев, симфония №5

    Месса до минор [Бах]

    Секс с музыкой! Интеллектуальное пиршество!!

    Дневники, которые представляют собой "записки на манжетах", на салфетках, на почтовых открытках; дневники, которые не предназначены для печати, дневники - кусочки мозаики про "бытовое" (списки книг, покупок); дневники, в которых - всплеск эмоций и противоречивость соседствуют с самоанализом и требовательностью.

    Есть в чтении дневников наслаждение вуайериста. Есть в чтении дневников наслаждение беседой. Можно завтракать в кафе, листать книгу и представлять сидящую напротив Сьюзен Сонтаг. И чувствовать только желание кивать, нежно улыбаться, а через полчаса - заказать еще одну чашку кофе.

    Читать полностью
  • AnnaYakovleva
    AnnaYakovleva
    Оценка:
    16

    Совершенно случайно взяла эту книгу из стопки других, открыла раз, открыла два - честно, её не было ни в одном из мысленных списков к прочтению, но отчего-то взяла на выходные именно её, и читала ..ну, не с удовольствием, странно от такого получать удовольствие, но с бесстыдным любопытством и - с вдохновением.
    В недавно прочитанной "Кради как художник!" автор велит вести бортовой журнал каждого дня - что ел, что смотрел, о чем думал и чем сердце никак не успокоится. Я делала это всю весну, а потом бросила, а теперь открыла и поняла, что многое забыла бы уже сейчас, а жаль. Получается такое "не записал - значит, не было", а не быть не хочется, разве зря каждый час проходит? И, кажется, снова нахожу каждый день 5-10 минут для себя.
    Очень бьет по ..самовосприятию то, что эта часть дневников написана в возрасте от 14 до 30 лет, а большая часть - в тех годах, что я сейчас. Я открыла первую страницу - ту, где "государство должно включать", сильно посоглашалась, порадовалась, какая я умная и думаю также - а потом посчитала. Эту запись она сделала в 14. В четырнадцать! Я в четырнадцать думала только о мальчиках и олимпиаде по литературе)
    Нет в этих дневниках одной очень важной вещи - счастья. Вот сын, он - смысл, но нигде, ни разу - радость. Все любови и привязанности - дискомфорт, всё состояние, постоянное такое не-счастье. Всем известно, что хорошая проза не может родиться без страдания и все счастливые семьи счастливы одинаково, но .. какая-то слишком это большая цена за гениальность.

    Читать полностью
  • likasladkovskaya
    likasladkovskaya
    Оценка:
    10

    Про меня. Про меня. Про меня. Не про меня. Совсем нет. И это я?
    А может, все- таки про меня.

    Теперь я знаю себя чуть лучше… Я знаю, чего хочу в жизни, ведь все это так просто – и одновременно так сложно мне было это понять. Я хочу спать со многими – я хочу жить и ненавижу мысли о смерти – я не буду преподавать или получать степень магистра после бакалавра искусств… Я не позволю интеллекту господствовать над собой и не намерена преклоняться перед знаниями или людьми, которые знаниями обладают!

    Претерпев рождение, осознанное появление на свет, Сьюзен не могла не вкусить его красочности, избрав призванием - наслаждение. Темницы интеллекта сковывают стремление быть ради самой экзистенции. И мучает единственный вопрос: если предположить, что освободить от занимаемой должности разум легко, можно ли найти ему достойную замену? Или счастье находится вне сферы распоряжения начальника организма?
    Книга, вызывающая противоречивые чувства: восхищение и нечто вроде осуждения, потому что " нельзя быть на свете мудрой такой", вопреки всем эйджистам, сексистам и гомофобам.

    Писатель должен объединять в себе четверых людей:
    1) Псих, одержимый
    2) Идиот
    3) Стилист
    4) Критик
    1-й поставляет материал;
    2-й выпускает его наружу;
    3-й есть вкус;
    4-й – разум".

    Эта женщина нашла рецепт созидания.
    Тот случай, когда начинаешь знакомство с автором с личного дневника и хочешь читать его книги, несмотря на нетипичную красоту стиля. Стиль-подросток-акселерат с синюшными запястьями, угловатыми локтями и острыми коленками. Краса самой жизни.
    Здесь есть красота ради красивостей, за коей следует самобичевание критика, есть пронзительная откровенность нимфетки, растущей женщины, что боится собственного роста, желаний, побуждений.
    Ей ведомы два голода - книжный и сексуальный. От обоих Сьюзен зависима, ненасытна и влекома. Её пугает собственная непресытимость и бесконечность познания, которое отбирает больше, чем даёт.
    Постепенно, со становлением личности, Сьюзен осознает собственные зависимости, но от креста грамотности и любви не убережешься. От женщин можно защититься ребёнком, от книг - пером.

    Читать полностью