Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Заново рожденная. Дневники и записные книжки 1947–1963

Читайте в приложениях:
116 уже добавило
Оценка читателей
3.6
Написать рецензию
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    57

    Когда-то давно я совсем не любила дневники и воспоминания писателей. Они казались скучными, потому что обычную жизнь можно и у себя дома посмотреть, я и так знаю, что писатели тоже умеют кушать, думать и читать. Теперь же мне кажется, что подглядывать за их писательской кухней в щёлочку так же интересно, как и читать сами книги. Такое приятное дополнение с пасхалочками.

    Сьюзен Сонтаг вела дневники всю сознательную жизнь, так что можно даже почитать про её тинейджерство. Даже в те годы она была не сахар сладкий, а такая дамочка с задранным до небес носом. Читать её показную исповедь странновато, потому что она рассчитана на зрителя, в чём Сонтаг сама и признаётся, уже даже в те годы. Вообще, если почитать «бытовуху», то они там все только и занимались тем, что вели дневники, оставляли их на видном месте, читали друг у дружки, а потом страдали и полыхали жопами.

    Молодая Сонтаг не щадит никого, потому что она твёрдо уверена, что умнее всех на свете. И это даже как-то бодрит, не вызывает сильного отторжения. Дружить с такой тян я бы, конечно, не стала, а вот так издалека смотреть забавно, как она опплёвывает, например, Томаса Манна. Дескать взяла я тут у него интервью, и он недостаточно хорошо понимает собственные книги, я гораздо лучше, а «комментарии автора предают его книгу своей банальностью».. Впрочем, у Сонтаг не отнять того, что она действительно умна. Мало кто в махровые шестнадцать будет писать так же умело, как она. Это что касается обширной части дневника, которая про культуру, искусство и книги. Сонтаг с подросткового возраста хочет себя со всем этим связать и идёт к цели с упорством шага, хотя и пытается объять необъятное. Смотрит вширь, а не вглубь. Думаю, со временем это у неё пройдёт (прочитаю вторую часть дневников и вам тоже заспойлерю, вдруг вы переживаете, как там Сьюзка-то, не обломала ли зубы о такой здоровенный кусок).

    Дальше...

    Вторая часть дневника поменьше — это отношашки. Про мужа и сына пишет мало. Про сына, в основном, какие-то забавные истории, муж же вообще предстаёт каким-то картонным духом. Совершенно неясно её отношений, только чувствуется нарастание недоброжелательности. Про лесбийские неудачи гораздо больше и рефлексивнее, наверное, как раз с расчётом на подсматривание в дневнички друг друга. Тем более, что многие пассажи смотрятся откровенно манипуляторскими: всегда самоуверенная Сонтаг вдруг начинает ныть, пускать сопли и уничижительно писать, какая она стрёмная, но выворачивая это так, что все вокруг козлы, а она в белом плаще стоит опплёванная. Вот как блогеры выкладывают фотку какую-нибудь в онлайн-блевничок и пишут: «Я такая толстая», чтобы десятки и сотни подписчиц тут же поддержали и написали: «Нет, ты совсем не толстая, ты такая красотка, и умная, и мимимими». Сонтаг, конечно, сложнее это проворачивать, но в нашу эпоху онлайн-бложенек она бы цвела и пахла.

    Вообще, любопытная и сложная это особа, так что всегда приятно почитать мысли умного человека. Для пропахшего книжной пылью сословия это вообще мёд в уши: густое литературное варево, заметки, особые отношения с книжками. Невольно ловишь себя на том, что какие-то отдельные моменты можно примерить на себя. «Для меня чтение — это тайный запас, накопление, задел на будущее, латание дыр в настоящем. Секс и еда — это занятия совершенно иного рода, удовольствия сами по себе, служащие настоящему, а не прошлому и не будущему. Я ничего от них не жду, даже памяти».

    В самом начале дневника Сонтаг самоиронично пишет про какое-то происшествие, что она «встала в позу сардонически настроенного интеллектуала и сноба». В общем-то, весь дневник такой, и спасибо сыну, что он его до нас донёс бережно, ничего не расплескав. Даже такие незначительные заметки, как чей-то телефонный номер, гневный комментарий про бабу-кобру или описание невкусного сэндвича.

    Вторая часть дневников должна быть более точной и подробной, она и по объёму гораздо больше. Повзрослевшей Сонтаг ещё больше есть, что сказать, потому что в молодые годы записей иногда не было месяцами и даже годами. Тоже почитаю, а посоветовать могу тем, кто хочет связать (или уже связал) свою жизнь с культурой. Это всегда была непростая связь.

    Читать полностью
  • ink_myiasis
    ink_myiasis
    Оценка:
    36

    Совсем непонятен ажиотаж вокруг этих дневников. По содержанию, которые напоминают дневники интеллектуалки из жж, которая читает книги по списку литературы заданной в институте. При этом весь текст дневников настолько общий, что для образованного человека книга не несет в себе никакой информационной нагрузки.

  • lost_witch
    lost_witch
    Оценка:
    32

    4/6/1949

    Шостакович, концерт для фортепьяно
    Скрябин, прелюдии
    Франк, симфония ре минор
    Прокофьев, симфония №5

    Месса до минор [Бах]

    Секс с музыкой! Интеллектуальное пиршество!!

    Дневники, которые представляют собой "записки на манжетах", на салфетках, на почтовых открытках; дневники, которые не предназначены для печати, дневники - кусочки мозаики про "бытовое" (списки книг, покупок); дневники, в которых - всплеск эмоций и противоречивость соседствуют с самоанализом и требовательностью.

    Есть в чтении дневников наслаждение вуайериста. Есть в чтении дневников наслаждение беседой. Можно завтракать в кафе, листать книгу и представлять сидящую напротив Сьюзен Сонтаг. И чувствовать только желание кивать, нежно улыбаться, а через полчаса - заказать еще одну чашку кофе.

    Читать полностью
  • AnnaYakovleva
    AnnaYakovleva
    Оценка:
    18

    Совершенно случайно взяла эту книгу из стопки других, открыла раз, открыла два - честно, её не было ни в одном из мысленных списков к прочтению, но отчего-то взяла на выходные именно её, и читала ..ну, не с удовольствием, странно от такого получать удовольствие, но с бесстыдным любопытством и - с вдохновением.
    В недавно прочитанной "Кради как художник!" автор велит вести бортовой журнал каждого дня - что ел, что смотрел, о чем думал и чем сердце никак не успокоится. Я делала это всю весну, а потом бросила, а теперь открыла и поняла, что многое забыла бы уже сейчас, а жаль. Получается такое "не записал - значит, не было", а не быть не хочется, разве зря каждый час проходит? И, кажется, снова нахожу каждый день 5-10 минут для себя.
    Очень бьет по ..самовосприятию то, что эта часть дневников написана в возрасте от 14 до 30 лет, а большая часть - в тех годах, что я сейчас. Я открыла первую страницу - ту, где "государство должно включать", сильно посоглашалась, порадовалась, какая я умная и думаю также - а потом посчитала. Эту запись она сделала в 14. В четырнадцать! Я в четырнадцать думала только о мальчиках и олимпиаде по литературе)
    Нет в этих дневниках одной очень важной вещи - счастья. Вот сын, он - смысл, но нигде, ни разу - радость. Все любови и привязанности - дискомфорт, всё состояние, постоянное такое не-счастье. Всем известно, что хорошая проза не может родиться без страдания и все счастливые семьи счастливы одинаково, но .. какая-то слишком это большая цена за гениальность.

    Читать полностью
  • likasladkovskaya
    likasladkovskaya
    Оценка:
    13

    Про меня. Про меня. Про меня. Не про меня. Совсем нет. И это я?
    А может, все- таки про меня.

    Теперь я знаю себя чуть лучше… Я знаю, чего хочу в жизни, ведь все это так просто – и одновременно так сложно мне было это понять. Я хочу спать со многими – я хочу жить и ненавижу мысли о смерти – я не буду преподавать или получать степень магистра после бакалавра искусств… Я не позволю интеллекту господствовать над собой и не намерена преклоняться перед знаниями или людьми, которые знаниями обладают!

    Претерпев рождение, осознанное появление на свет, Сьюзен не могла не вкусить его красочности, избрав призванием - наслаждение. Темницы интеллекта сковывают стремление быть ради самой экзистенции. И мучает единственный вопрос: если предположить, что освободить от занимаемой должности разум легко, можно ли найти ему достойную замену? Или счастье находится вне сферы распоряжения начальника организма?
    Книга, вызывающая противоречивые чувства: восхищение и нечто вроде осуждения, потому что " нельзя быть на свете мудрой такой", вопреки всем эйджистам, сексистам и гомофобам.

    Писатель должен объединять в себе четверых людей:
    1) Псих, одержимый
    2) Идиот
    3) Стилист
    4) Критик
    1-й поставляет материал;
    2-й выпускает его наружу;
    3-й есть вкус;
    4-й – разум".

    Эта женщина нашла рецепт созидания.
    Тот случай, когда начинаешь знакомство с автором с личного дневника и хочешь читать его книги, несмотря на нетипичную красоту стиля. Стиль-подросток-акселерат с синюшными запястьями, угловатыми локтями и острыми коленками. Краса самой жизни.
    Здесь есть красота ради красивостей, за коей следует самобичевание критика, есть пронзительная откровенность нимфетки, растущей женщины, что боится собственного роста, желаний, побуждений.
    Ей ведомы два голода - книжный и сексуальный. От обоих Сьюзен зависима, ненасытна и влекома. Её пугает собственная непресытимость и бесконечность познания, которое отбирает больше, чем даёт.
    Постепенно, со становлением личности, Сьюзен осознает собственные зависимости, но от креста грамотности и любви не убережешься. От женщин можно защититься ребёнком, от книг - пером.

    Читать полностью