Книга или автор
Записки примата: Необычайная жизнь ученого среди павианов

Записки примата: Необычайная жизнь ученого среди павианов

Премиум
Записки примата: Необычайная жизнь ученого среди павианов
4,3
111 читателей оценили
398 печ. страниц
2017 год
12+
Оцените книгу

О книге

Эта книга – воспоминания о более чем двадцати годах знакомства известного приматолога Роберта Сапольски с Восточной Африкой. Будучи совсем еще молодым ученым, автор впервые приехал в заповедник в Кении с намерением проверить на диких павианах свои догадки о природе стресса у людей, что не удивительно, учитывая, насколько похожи приматы на людей в своих биологических и психологических реакциях. Собственно, и себя самого Сапольски не отделяет от своих подопечных – подопытных животных, что очевидно уже из названия книги. И это придает повествованию особое обаяние и мощь. Вместе с автором, давшим своим любимцам библейские имена, мы узнаем об их жизни, страданиях, любви, соперничестве, борьбе за власть, болезнях и смерти. Не менее яркие персонажи книги – местные жители: фермеры, егеря, мелкие начальники и простые работяги. За два десятилетия в Африке Сапольски переживает и собственные опасные приключения, и трагедии друзей, и смены политических режимов – и пишет об этом так, что чувствуешь себя почти участником событий.

Читайте онлайн полную версию книги «Записки примата: Необычайная жизнь ученого среди павианов» автора Роберта Сапольски на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Записки примата: Необычайная жизнь ученого среди павианов» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчики: Мария Десятова, И. Майгурова

Дата написания: 2001

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785961450323

Дата поступления: 21 ноября 2017

Объем: 718.1 тыс. знаков

Купить книгу

  1. platinavi
    platinavi
    Оценил книгу

    Часто читая книги по биологии, антропологии и психологии натыкаешься на результаты экспериментов. Иногда уточняют, что исследования длились (например) 30 лет и результат такой-то. Согласитесь, интересно, как же проходил этот эксперимент? Что происходило с исследователями в это продолжительное время? Записки примата в чем-то отвечают на этот вопрос.

    "В стадо павианов я попал на двадцать первом году жизни. Быть степным павианом я никогда не думал: наоборот, все детство и юность я провел в уверенности, что стану горной гориллой."

    Самое начало книги очень располагает, я уже подумала, что Сапольски - это новый Даррелл, но нет. Первые несколько глав все просто замечательно, автор рассказывает в чем суть его исследования, как он вообще получил такую работу, а так же сам процесс. Сапольски дает своим павианам библейские имена и рассказывает об их веселых буднях. Но потом резко природная составляющая начинает таять, уступая место африканским военным конфликтам. Наш герой все чаще становится жертвой мошенничества, свидетелем ужасных кровавых разбирательств, отвратительных подлогов и действий с африканской стороны. И в какой-то момент это становится основной направленностью книги. В итоге, вместо изучения павианов, либо вместо наблюдения эксперимента, книга превращается в мемуары о наблюдении африканских конфликтов. А это все вообще не то, зачем я пришла в книгу. Сама тема интересна для меня, но не в таком ключе и не в случае, когда она полностью отбирает все пространства книги, лишая меня павианов. Тем более, что когда мы к ним в конце возвращаемся больше нет никакого эксперимента, есть только страшная все убивающая эпидемия.
    Книга преимущественно печальная, а не юмористическая, как у Даррелла. Да, он озвучивает страшные африканские нравы, но мы и так все это знаем, и видим, как их культура развивается, меняется, эволюционирует. Как и видим подобные отвратительные истории и в своей культуре. В общем, меня расстроила эта часть, я требую больше животных!

  2. FemaleCrocodile
    FemaleCrocodile
    Оценил книгу

    И всё же я представлю Роберта Сапольски, хоть и есть сомнения в такой необходимости. Этот жилистый, заросший устрашающей бородой мужчина в линялой джинсовке под цвет глаз, наверняка испытывающий дискомфорт при необходимости менять её на профессорский костюм — авторитетнейший американский биолог и путешественник, обладатель неперечислимых регалий и мощнейшей харизмы, сравнимой по влиянию на неокрепшие умы с дудочкой гамельнского крысолова, Индиана Джонс от нейроэндокринологии, душевнейший из всех самопровозглашенных атеистов, когда либо воспитанных в лоне ортодоксального иудаизма и вскормленных левыми идеями, недостижимая ролевая модель для тысяч юных натуралистов, ироничная звезда документального кинематографа и большой друг африканских павианов. Нетрудно предположить, что книжка про них — вон и на обложке один такой нарисован, записывает что-то. В определённой степени так и есть, но с незначительной оговоркой: эта книга о том, как один юный бруклинский примат, вооружившись очками, скудным грантом, блок-флейтой и энтузиазмом, отправился в одиночку на раздираемый всеми возможными неурядицами континент, населенный другими приматами — жертвами колониальной политики, бесконечных межнациональных разборок и непрекращающихся эпидемий вообще всего - чтобы там изучать еще один вид приматов с целью помочь приматам всего мира стать чуть менее несчастными и чуть более долговечными. Немытый хиппарский идеализм? Сентементальная любовь горожанина к зверюшкам? Отнюдь. Перед нами пример истинного служения науке, какой она должна быть — говорю я, потому что сам Сапольски — обладатель редкого сардонического чувства юмора, рядом с которым даже Вуди Аллен может показаться провинциальным стэндапером - такого чудовищного пафоса не подпустил бы никогда.

    В Африке полно всего: слонов, мух, японцев с фотоаппаратами, масаев с копьями и сомалийцев с калашами, антилоп и коррумпированных чиновников, гор вот такой вышины и рек соответствующей ширины, шотландских королей, правителей-каннибалов,небоскребов, жирафов и сумасшедших учёных. И павианов там тоже полно. Оливковые павианы, называемые по-латыни Papio anubis - вид не исчезающий и довольно хорошо изученный, к тому же известный крайней бесцеремонностью и не пользующийся особой симпатией у владельцев местных отелей, богатые отходами жизнедеятельности и ротозеями- туристами окрестности которых так полюбились этим приматам. Но именно этих наглых тварей, отказавшись от хрустальной мечты детства - почти мифических горных горилл, выбрал Сапольски для своего долгого и продуктивного исследования стресса и дегенерации нейронов. Не являясь в буквальном смысле приматологом и не находясь под непосредственным давлением этических споров, «уместно ли применять эмоционально окрашенные человеческие термины к поведению животных», он фактически 20 лет живёт в одном стаде кенийских павианов, щедро раздаёт им имена библейских предков, узнаёт мельчайшие особенности характера каждой особи, втирается к ним в доверие, отслеживает любые изменения в их неустойчивой иерархии, сам получает в ней место, довольно обидным способом указанное альфа-самцами, совершенно ненаучно позволяет себе заводить среди них не только близких друзей, но даже и врагов («Теперь, когда я уже подкованный учёный, могу лишь заключить, что Навуходоносор был изрядной сволочью на неком глубинном уровне»), — и своими открытиями в области этологии запросто кладёт на лопатки предшественников (тру-приматологов) с их книжными премудростями и привычными схемами.

    На любого читателя, считающего рутинную полевую работу исследователей полезной, но скучной, или зрителя, привыкшего к седативному эффекту каналов о живой природе, где в режиме реального времени засиженные мухами львы грызут какие-то кости под монотонный закадровый бубнёж, - эта книга способна оказать самое освежающее воздействие. История стада павианов у Сапольски — редкий случай захватывающей документальной прозы, эпическая сага с заходом и на территорию мыльной оперы, и театра абсурда, и истинной нелитературной трагедии, путеводитель-травелог по таким местам Африки, куда ни один гид не затащит, история, рассказанная… да просто потрясающе рассказанная! «Вы будете смеяться и плакать, она изменит вашу жизнь», - как говорил совсем по другому поводу мизантроп-ирландец Блэк, владелец книжного. Что ж, на этот раз рекомендация уместна без сарказма. Конечно, вы более чем близко познакомитесь с долговязым и невозмутимым Иисусом Навином, отшельником Саулом, одержимым юношескими комплексами Вениамином, тоскующим по ветреной Реввеке Ионафаном, с Вирсавией — «изящной и сдержанной как Ингрид Бергман» любительницей молочая, с Исааком, отличающимся нетривиальной сексуальной жизнью, с тупым и подлым Навуходоносором или с Иовом, которому традиционно не везёт больше всех - безусловно, павианы тут главные звёзды и любимцы автора. Но также здесь можно узнать, почему не стоит брать Томаса Манна в поездку по Судану, какими подвигами знаменит Лоуренс Гиенский, как сбыть незадекларированные наличные на черном рынке и остаться более-менее целым, стоит ли давать взятки наручными часами на блокпостах у несуществующих границ, сколько вариантов суахили нужно знать биологу, как стать самым компетентным врачом-практиком на сотню миль, имея при себе бактерицидный пластырь, насколько далеко можно уехать с сомалийскими дальнобойщиками, как просто «почувствовать себя эксцентричным персонажем Гарсии Маркеса или психопатом Джастина Теру», объясняя традиционным охотникам основы антропологии, показывая фокусы танзанийским земледельцам или обучая гангстерскому жаргону 20-х годов стремящегося к кросс-культурному обмену пастуха . А ещё, что такое горная эйфория, как выглядит мания величия у погонщика верблюдов в пустыне, почему гордые масаи — зудящая заноза в заднице для всех возможных соседей, за что умирают в буше необразованные партизаны с именами типа «командир Москва» и «генерал Ленин» или святая чокнутая мизантропка Дайан Фосси в Лунных горах, как сказывается паломничество к истокам Нила на понимании природы агрессии, и отчего жареная зебра становится плодом познания с древа житейской мудрости...
    Безудержно печально, безукоризненно смешно, очень здорово. Приматам о приматах. «Не рекомендуется начинающим видам с малым объёмом мозга»

  3. Anthropos
    Anthropos
    Оценил книгу

    Приматолог, нейробиолог, потрясающий рассказчик и один из самых харизматичных людей на свете заходят в африканский бар. И некому сказать: «Здравствуйте, доктор Сапольски!», потому что бармен спит, или вышел по делам, или просто вышел, ну а что такого, работать что ли в середине рабочего дня?

    Сапольски тридцать лет каждый год летал в Африку и изучал павианов. Тут хочешь, не хочешь, а специалистом станешь. Причем изучал не со стороны. А пытался стать своим. Чтобы понять, как живет павиан, нужно мыслить, как павиан, и действовать, как павиан. Сапольски легко освоил и повадки этих животных и их «язык» мимики и жестов, чем многократно чрезвычайно удивлял павианов. А вот местные жители (люди) его так и не поняли. Это же просто обезьяны, зачем с ними так носиться. Интересный, хотя и в целом понятный момент: людям, живущим всю жизнь рядом с обезьянами, также сложно понять (скорее принять) факт, что мы, люди, с ними в самом ближайшем родстве, и наши поведенческие реакции могут быть похожими.

    Сапольски не просто изучал поведение. Для него важнее было понять биологические механизмы, связь физиологии и поведения. Главной целью изучения был стресс. У кого в крови больше гормонов стресса: у сильного альфа-самца, молодого самца, привлекательной самки? Как связано между собой место в иерархии и физиологические ответы? Есть ли отличия между физическим и психологическим стрессом? Павианы отлично подходят для выяснения этих вопросов. А получение новых знаний позволяет до некоторой степени проводить параллели и с людьми. Сапольски умеет красиво их формулировать, например, так:

    Павианы заняты добыванием еды около четырех часов в день, смертельной опасности от хищников практически нет, так что около двенадцати дневных часов им остается на то, чтобы портить друг другу нервы. Совсем как у людей: редко кто-то зарабатывает себе гипертонический криз физической нагрузкой, никто не горюет из-за стихийного голода, нашествия саранчи или предстоящей битвы на топорах с боссом на парковке в пять вечера. Жизнь у нас вполне благополучна, так что мы можем позволить себе роскошь гробить собственное здоровье чисто психологическим стрессом, зарабатывая его в общении с себе подобными. Точно так же, как эти павианы.

    Собственно, Сапольски что угодно хорошо формулирует. Читать или слушать его одно удовольствие. Данная книга не является каким-то подробным и последовательным описанием жизни среди павианов. Автор такой задачи и не ставил. Ее суть отражает первое слово названия «Записки», то есть сборник историй в свободном стиле. Причем Сапольски пишет не только про обезьян, и про людей тоже хватает. Он описывает свой опыт путешествия по странам Африки, взаимодействия с местными жителями, дает немного истории и текущей хроники. Главная черта Сапольски – это любопытство, оно заставляет его попадать в самые различные ситуации, то в самое сердце дикой Африки, то в гущу революционного переворота. Сапольски все с любопытством наблюдает, а потом с удовольствием описывает.

    Еще одна черта Сапольски – невероятная харизма. Это особенно чувствуется, когда смотришь записи его выступлений. Но и при чтении книги она ощущается. Именно харизма помогает ему найти общий язык практически с каждым. Сапольски сам признается, что он может «заболтать» кого угодно, кроме суровых африканских военных, с ними «не прокатило». Ну и на удочку мошенников он тоже неоднократно попадался, о чем сам с юмором рассказывает. Юмора вообще очень много, тонкого и не очень. Хотя в произведении хватает сложных тем, сложных ситуаций, тем не менее книга читается невероятно легко и приятно.

    В общем, если вы примат, относитесь к виду с достаточным объемом мозга и испытываете состояние стресса, почитайте эти записки, может помочь! Примату без стресса тоже могу рекомендовать, но не очень верю в существование такого.

  1. Он продирался сквозь текст со своим слабым английским (всего лишь четвертый его язык), что-то усваивал и получал безмерное удовольствие, хотя выпрошенных у меня «Братьев Карамазовых» все-таки не осилил. («Ну как тебе книга, Ричард, о чем там?» — «Ничего непонятно. Эти братья, они все время разговаривают, а их старик — нехороший человек, но потом они опять разговаривают и разговаривают, ну если только женщины не придут плакать. По-моему, они белые, но, наверное, не из Америки».
    2 апреля 2020
  2. Народ желает рассказов о «Мерике». Я описываю Нью-Йорк, как подобие Найроби: людный, кошмарный, а еще представляете — целая деревня живет в доме, а выше, у них на головах, живет еще одна деревня, таковы многоэтажные дома.
    29 марта 2020
  3. Я готовился столкнуться с хищниками, дикими буйволами и ядовитыми змеями, а на деле хуже всего были жуки, постоянно попадавшие в еду.
    25 марта 2020