Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Записки примата: Необычайная жизнь ученого среди павианов

Читайте в приложениях:
602 уже добавили
Оценка читателей
4.43
Написать рецензию
  • platinavi
    platinavi
    Оценка:
    94

    Часто читая книги по биологии, антропологии и психологии натыкаешься на результаты экспериментов. Иногда уточняют, что исследования длились (например) 30 лет и результат такой-то. Согласитесь, интересно, как же проходил этот эксперимент? Что происходило с исследователями в это продолжительное время? Записки примата в чем-то отвечают на этот вопрос.

    "В стадо павианов я попал на двадцать первом году жизни. Быть степным павианом я никогда не думал: наоборот, все детство и юность я провел в уверенности, что стану горной гориллой."

    Самое начало книги очень располагает, я уже подумала, что Сапольски - это новый Даррелл, но нет. Первые несколько глав все просто замечательно, автор рассказывает в чем суть его исследования, как он вообще получил такую работу, а так же сам процесс. Сапольски дает своим павианам библейские имена и рассказывает об их веселых буднях. Но потом резко природная составляющая начинает таять, уступая место африканским военным конфликтам. Наш герой все чаще становится жертвой мошенничества, свидетелем ужасных кровавых разбирательств, отвратительных подлогов и действий с африканской стороны. И в какой-то момент это становится основной направленностью книги. В итоге, вместо изучения павианов, либо вместо наблюдения эксперимента, книга превращается в мемуары о наблюдении африканских конфликтов. А это все вообще не то, зачем я пришла в книгу. Сама тема интересна для меня, но не в таком ключе и не в случае, когда она полностью отбирает все пространства книги, лишая меня павианов. Тем более, что когда мы к ним в конце возвращаемся больше нет никакого эксперимента, есть только страшная все убивающая эпидемия.
    Книга преимущественно печальная, а не юмористическая, как у Даррелла. Да, он озвучивает страшные африканские нравы, но мы и так все это знаем, и видим, как их культура развивается, меняется, эволюционирует. Как и видим подобные отвратительные истории и в своей культуре. В общем, меня расстроила эта часть, я требую больше животных!

    Читать полностью
  • FemaleCrocodile
    FemaleCrocodile
    Оценка:
    82

    И всё же я представлю Роберта Сапольски, хоть и есть сомнения в такой необходимости. Этот жилистый, заросший устрашающей бородой мужчина в линялой джинсовке под цвет глаз, наверняка испытывающий дискомфорт при необходимости менять её на профессорский костюм — авторитетнейший американский биолог и путешественник, обладатель неперечислимых регалий и мощнейшей харизмы, сравнимой по влиянию на неокрепшие умы с дудочкой гамельнского крысолова, Индиана Джонс от нейроэндокринологии, душевнейший из всех самопровозглашенных атеистов, когда либо воспитанных в лоне ортодоксального иудаизма и вскормленных левыми идеями, недостижимая ролевая модель для тысяч юных натуралистов, ироничная звезда документального кинематографа и большой друг африканских павианов. Нетрудно предположить, что книжка про них — вон и на обложке один такой нарисован, записывает что-то. В определённой степени так и есть, но с незначительной оговоркой: эта книга о том, как один юный бруклинский примат, вооружившись очками, скудным грантом, блок-флейтой и энтузиазмом, отправился в одиночку на раздираемый всеми возможными неурядицами континент, населенный другими приматами — жертвами колониальной политики, бесконечных межнациональных разборок и непрекращающихся эпидемий вообще всего - чтобы там изучать еще один вид приматов с целью помочь приматам всего мира стать чуть менее несчастными и чуть более долговечными. Немытый хиппарский идеализм? Сентементальная любовь горожанина к зверюшкам? Отнюдь. Перед нами пример истинного служения науке, какой она должна быть — говорю я, потому что сам Сапольски — обладатель редкого сардонического чувства юмора, рядом с которым даже Вуди Аллен может показаться провинциальным стэндапером - такого чудовищного пафоса не подпустил бы никогда.

    В Африке полно всего: слонов, мух, японцев с фотоаппаратами, масаев с копьями и сомалийцев с калашами, антилоп и коррумпированных чиновников, гор вот такой вышины и рек соответствующей ширины, шотландских королей, правителей-каннибалов,небоскребов, жирафов и сумасшедших учёных. И павианов там тоже полно. Оливковые павианы, называемые по-латыни Papio anubis - вид не исчезающий и довольно хорошо изученный, к тому же известный крайней бесцеремонностью и не пользующийся особой симпатией у владельцев местных отелей, богатые отходами жизнедеятельности и ротозеями- туристами окрестности которых так полюбились этим приматам. Но именно этих наглых тварей, отказавшись от хрустальной мечты детства - почти мифических горных горилл, выбрал Сапольски для своего долгого и продуктивного исследования стресса и дегенерации нейронов. Не являясь в буквальном смысле приматологом и не находясь под непосредственным давлением этических споров, «уместно ли применять эмоционально окрашенные человеческие термины к поведению животных», он фактически 20 лет живёт в одном стаде кенийских павианов, щедро раздаёт им имена библейских предков, узнаёт мельчайшие особенности характера каждой особи, втирается к ним в доверие, отслеживает любые изменения в их неустойчивой иерархии, сам получает в ней место, довольно обидным способом указанное альфа-самцами, совершенно ненаучно позволяет себе заводить среди них не только близких друзей, но даже и врагов («Теперь, когда я уже подкованный учёный, могу лишь заключить, что Навуходоносор был изрядной сволочью на неком глубинном уровне»), — и своими открытиями в области этологии запросто кладёт на лопатки предшественников (тру-приматологов) с их книжными премудростями и привычными схемами.

    На любого читателя, считающего рутинную полевую работу исследователей полезной, но скучной, или зрителя, привыкшего к седативному эффекту каналов о живой природе, где в режиме реального времени засиженные мухами львы грызут какие-то кости под монотонный закадровый бубнёж, - эта книга способна оказать самое освежающее воздействие. История стада павианов у Сапольски — редкий случай захватывающей документальной прозы, эпическая сага с заходом и на территорию мыльной оперы, и театра абсурда, и истинной нелитературной трагедии, путеводитель-травелог по таким местам Африки, куда ни один гид не затащит, история, рассказанная… да просто потрясающе рассказанная! «Вы будете смеяться и плакать, она изменит вашу жизнь», - как говорил совсем по другому поводу мизантроп-ирландец Блэк, владелец книжного. Что ж, на этот раз рекомендация уместна без сарказма. Конечно, вы более чем близко познакомитесь с долговязым и невозмутимым Иисусом Навином, отшельником Саулом, одержимым юношескими комплексами Вениамином, тоскующим по ветреной Реввеке Ионафаном, с Вирсавией — «изящной и сдержанной как Ингрид Бергман» любительницей молочая, с Исааком, отличающимся нетривиальной сексуальной жизнью, с тупым и подлым Навуходоносором или с Иовом, которому традиционно не везёт больше всех - безусловно, павианы тут главные звёзды и любимцы автора. Но также здесь можно узнать, почему не стоит брать Томаса Манна в поездку по Судану, какими подвигами знаменит Лоуренс Гиенский, как сбыть незадекларированные наличные на черном рынке и остаться более-менее целым, стоит ли давать взятки наручными часами на блокпостах у несуществующих границ, сколько вариантов суахили нужно знать биологу, как стать самым компетентным врачом-практиком на сотню миль, имея при себе бактерицидный пластырь, насколько далеко можно уехать с сомалийскими дальнобойщиками, как просто «почувствовать себя эксцентричным персонажем Гарсии Маркеса или психопатом Джастина Теру», объясняя традиционным охотникам основы антропологии, показывая фокусы танзанийским земледельцам или обучая гангстерскому жаргону 20-х годов стремящегося к кросс-культурному обмену пастуха . А ещё, что такое горная эйфория, как выглядит мания величия у погонщика верблюдов в пустыне, почему гордые масаи — зудящая заноза в заднице для всех возможных соседей, за что умирают в буше необразованные партизаны с именами типа «командир Москва» и «генерал Ленин» или святая чокнутая мизантропка Дайан Фосси в Лунных горах, как сказывается паломничество к истокам Нила на понимании природы агрессии, и отчего жареная зебра становится плодом познания с древа житейской мудрости...
    Безудержно печально, безукоризненно смешно, очень здорово. Приматам о приматах. «Не рекомендуется начинающим видам с малым объёмом мозга»

    Читать полностью
  • sq
    sq
    Оценка:
    25

    Очень трудно написать об этой книге. Так и хочется вставлять спойлеры и обширные цитаты. Это захватывающие записки учёного и путешественника, примата, изучающего приматов, в числе которых и Homo sapiens, в естественной среде обитания.
    Роберт Сапольски провёл в Африке более 20 сезонов. Научной целью было изучение стресса в жизни одной из стай павианов в заповеднике Серенгети в Кении.

    Но любопытству автора просто нет конца.
    Поэтому он вдруг ни с того ни с сего срывается с места и едет автостопом в Конго, чтобы взглянуть на горных горилл. Там его, похоже, убил бы проводник, если б он задержался ещё на пару дней. На обратном пути автор прибивается к каравану сомалийцев, перегоняющих два бензовоза куда-то на восточное побережье. Сомалийцы эти -- натуральные бандиты. Грабят по дороге нищих крестьян, а повадками напоминают стаю павианов, в которой идёт нешуточная борьба за доминирование. И, если бы не чудо, вряд ли Роберт Сапольски вернулся в Кению живым и невредимым, потому что на сомалийских дальнобойщиков охотятся местные воины (тоже бандиты), которые хотят наказать их за грабежи. Познакомившись с этими милыми людьми, любой поймёт, откуда берутся сомалийские пираты.
    Или вот ещё. В Уганде неожиданно свергли Иди Амина -- Роберт Сапольски едет в Уганду посмотреть, как свергают диктаторов. Человек в здравом уме поедет смотреть на такое?..
    И если бы это был просто диктатор. Иди Амин -- диктатор из диктаторов. Он не только убивал политических противников, но и ел их. Это всем известно. Но лично для меня было новостью, что Иди Амин как-то посватался к королеве Елизавете II. Послал ей дипломатической почтой письмо с предложением поселиться в его гареме. Когда же устал ждать ответа из Лондона, объявил себя королём Шотландии... Да, колоритный тип. Вот его как раз и свергли.
    Впрочем, в Африке это нормально. Говорят, на вкус и цвет товарищей нет. У Иди Амина был единомышленник, разделявший его гастрономические пристрастия. Я имею в виду Бокассу, президента, а потом императора Центрально-Африканской республики. Тот был ещё интереснее, чем Иди Амин, но Роберт Сапольски его, к счастью не встретил.
    Как и в Конго, экскурсия в революцию тоже едва не прервалась случайным расстрелом.
    За 20 лет Роберт Сапольски совершил исследовательские набеги на Танзанию, Конго, Бурунди и ещё куда-то. Он стал настоящим знатоком африканской жизни.

    Кстати, редактор vim[https://www.vim.org/], которым я вколачиваю этот текст, на своей intro-странице показывает 'Help poor children in Uganda!'. И так было всегда: vim берёт начало с 1976 года, это была одна из первых программ для UNIX-а и уж точно старейшая из доживших до наших дней. Уже давно Иди Амина убили и съели, а дети Уганды всё голодают... Вот это настоящая стабильность!

    Ещё я часто смеялся над виртуозными мошенничествами африканцев, которые смотрят на белых исключительно как на ходячие денежные мешки, которые надо сделать легче любыми средствами. При этом денежный мешок никогда не понимает, что его облапошили. Чтобы понять, требуется многократное повторение, см., например, ловкую операцию под кодовым названием "миссис Мортлейк (Теодора)". Иногда для этого не хватает и двадцати лет. С трудом борюсь с искушением вколотить спойлер страниц на пять.

    Очень смешная книга.

    В книге полно интереснейших сведений и персонажей. Взять хотя бы Самуэлли, прирождённого архитектора и даже зодчего. Это не одна и та же профессия, мне недавно по телику рассказали. Зодчий (или двое зодчих) создали Василия Блаженного на Красной площади. Архитекторы -- толпу небоскрёбов под общим названием Москва-сити. Разница есть. Самуэлли и тот, и другой.
    Как архитектор он соорудил плотину, которую пришлось от греха подальше разобрать.
    Как зодчий построил хранилище для консервированной тайваньской скумбрии в томате. Эта скумбрия годами была основной пищей Роберта Сапольски и его сотрудников.

    Тайваньскую скумбрию я не ел. Зато скумбрию по-керченски помню хорошо. Это была наша основная пища в течение некоторого времени в начале 90-х. Мои дети были уже в том возрасте, когда с ними легко куда-нибудь поехать. И в том возрасте, когда сами они ещё поехать не могли. И мы в течение нескольких лет подряд отдыхали летом в Крыму.
    Начали мы с села Морского. Место классное (было, по крайней мере). В первое же утро зашли в кафешку с видом на море. Позавтракали довольно дёшево: втроём на миллион купонов (была там такая валюта, ещё до гривен). Накормили какой-то малосъедобной ерундой. Выходим. Спрашиваю:
    -- Ну что ребята, вкусно?
    -- Да!
    -- Ещё сюда пойдём?
    -- Ни за что!

    Так мы и перешли на скумбрию по-керченски с хлебом и фруктами. Больше ничего достать было решительно невозможно. Так все три недели скумбрию по-керченски и ели. Не могу сказать, что это пища богов, но с арбузами и персиками жить очень даже можно.

    Ну хорошо, вернёмся к Роберту Сапольски со скумбриёй по-тайваньски.

    Главными вдохновителями Роберта Сапольски были, конечно, его павианы. Любит он своих павианов. Я тоже теперь их люблю, хотя это, прямо скажем, не самые симпатичные из наших родственников.
    Масаи на полном серьёзе считали, что коровы принадлежат им, а павианы -- Роберту Сапольски. Однажды даже нашему учёному пришлось заплатить за убитую павианами козу. Всем было ясно, что это чистой воды надувательство, что никакой козы не было, но платить пришлось: с масаями шутки плохи. Каждый из них в возрасте от 15 до 25 лет -- воин. По-нашему -- бандит. Его единственная работа в эти годы -- война. А после 25 лет все они становятся старейшинами, женятся и пьянствуют. Работать старейшинам не положено. Коровами занимаются женщины и дети.
    Поскольку книга эта не научная и даже не научно-популярная, Роберт Сапольски позволяет себе очеловечивать своих павианов и говорить о них в терминах человеческих взаимоотношений. Лично мне это нравилось. В конце концов даже кошки и собаки обладают каждый своим характером, что уж говорить о павианах. Истории отдельных павианьих личностей интересны сами по себе и часто драматичны.
    Конец и вовсе трагичен. Все умерли из-за жадности и беспечности приматов вида Homo sapiens. Почти как у Шекспира. Недаром великий Бард на обложке.
    Это не спойлер. Всем, кто собирается в Африку, рекомендую прочитать эту ужасную историю полностью. Она касается и туристов.

    Очень грустная книга.

    Несмотря на все опасности, жуликов и бандитов, трагической гибели друзей-павианов, книга светится настоящим счастьем. Человек занимается любимым делом, и никакая консервированная скумбрия этого счастья не испортит. А в случае чего всегда можно изготовить мороженое с помощью сухого льда. Мороженое придётся по вкусу любому. Белым сделаем его из разведённого водой апельсинового порошка, а масаям -- из коровьей крови.

    Писать об этой книге можно бесконечно.
    Всем рекомендую независимо от цвета кожи, места жительства, пола и возраста.
    А по прочтении книги поезжайте в Кению. За последние 40 лет там мало что изменилось. Во времена Роберта Сапольски президентом был человек по имени Кениата (жулик, кажется). И недавно там снова избран президентом человек с тем же именем. Жулик -- вне всякого сомнения, я его по телику видел. К тому же он сын того первого Кениаты.

    Читать полностью
  • shenshen
    shenshen
    Оценка:
    9

    Это ироничная и очень личная история замечательного Роберта Сапольски, которая запала мне в душу и останется там навсегда. Я ожидала экскурс в жизнь павианов и различные научные выкладки (как в лекциях Сапольски), а получила полноценный роман с гомерическими эпизодами и очень минорной концовкой. Слеза навернулась, кулаки сжались от ненависти, катарсис случился. Спасибо, Роберт, теперь я знаю чуточку больше (и не только про биологию, и не только про павианов).

  • 4es
    4es
    Оценка:
    7

    Для тех, кто ожидает биологического или хотя бы поведенческого нонфикшена — хрен нам.

    Вместо всякого про павианов в основном не менее всякое, но — про африканские племена: быт, привычки, отличия и схожести с белыми людьми.

    Меня это страшно разочаровало и обидело: я хотела про зверушек! Про зверушек! А не автобиографию на фоне буша.

    Тем не менее: юмор Сапольски мягок, слог лёгок и ритмичен, заметки познавательны и павианы всё-таки есть.

    Главное: заметки написаны человеком увлечённым и, главное, умеющим увлечённостью заразить.
    И потому рассказ о юной версии себя на периферии цивилизации — с дудочкой, наблюдательностью, любовью к приматам и способностью порою во что-нибудь встрять — Сапольски таки удался на славу.

    Отдельное спасибо за то, что теперь я знаю, как выглядит грудь слонихи.

    Читать полностью
  • Оценка:
    1
    Как жаль, что книга так быстро закончилась.

Другие книги подборки «Что выбрать на ярмарке Non/fiction в 2017 году»