«Истоки морали. В поисках человеческого у приматов» читать онлайн книгу 📙 автора Франса де Вааля на MyBook.ru
image
  1. Главная
  2. Зарубежная образовательная литература
  3. ⭐️Франс де Вааль
  4. 📚«Истоки морали. В поисках человеческого у приматов»
Истоки морали. В поисках человеческого у приматов

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.29 
(51 оценка)

Истоки морали. В поисках человеческого у приматов

322 печатные страницы

Время чтения ≈ 9ч

2014 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

На протяжении многих лет всемирно известный биолог Франс де Вааль изучал жизнь шимпанзе и обезьян бонобо. В процессе исследований он выявил явные зачатки этического поведения в сообществе приматов. По мнению автора, мораль – не сугубо человеческое свойство, и ее истоки нужно искать у животных. Эмпатия и другие проявления своего рода нравственности присущи и обезьянам, и собакам, и слонам, и даже рептилиям. Помимо увлекательного рассказа об этических формах поведения в мире приматов автор поднимает глубокие философские вопросы, связанные с наукой и религией. Как и когда возникла мораль? Какое влияние оказала религия на формирование этики? Что происходит с обществом, где роль религии снижается, и прав ли герой Достоевского Иван Карамазов, говоря: «Если Бога нет, я имею право грабить ближнего своего»?

читайте онлайн полную версию книги «Истоки морали. В поисках человеческого у приматов» автора Франс де Вааль на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Истоки морали. В поисках человеческого у приматов» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 
1 января 2013
Объем: 
580716
Год издания: 
2014
Дата поступления: 
10 сентября 2019
ISBN (EAN): 
9785961433517
Переводчик: 
Н. Лисова
Время на чтение: 
9 ч.
Правообладатель
1 818 книг

nika_8

Оценил книгу

Данная научно-популярная книга не производит впечатления цельной работы. Это, скорее, сборник небольших и достаточно разноплановых эссе. Сказать, что их объединяет стремление автора продемонстрировать свой ключевой тезис о происхождении морали, можно с натяжкой.
Одни главы, достаточно интересные и познавательные, отражают результаты многолетних авторских наблюдений за животными, в первую очередь приматами. В других автор пространно рассуждает о знаменитой картине-триптихе Иеронима Босха «Сад земных наслаждений».
Мне показалось, что художественные интерпретации, не лишённые налёта дилетантизма, занимают непропорционально большое от объёма книги количество страниц. В какой-то момент просто становится скучно знакомиться с догадками, что мог хотеть сказать художник Раннего Нового времени, населяя свой Ад и Рай множеством причудливых образов. Но если вы любитель живописи Босха, вам, возможно, это будет интересно.

Другой момент, который мне показался не совсем уместным в книге, связан с критикой автором таких личностей, как Кристофер Хитченс и Ричард Докинз. Франсу де Ваалю не нравится их слишком ярко выраженный атеизм. Он уважает и, по сути, разделяет их позицию, но вопрошает «зачем же спать яростно?» С этим можно отчасти согласиться, но подробный разбор позиции других авторов кажется мне лишним. Он мало что добавляет к ключевым идеям книги. Мысль автора, что не следует подменять одну догму другой, скажем, религиозную догму - научной, понятна.

Несмотря на эти и некоторые другие моменты, я не стала ощутимо снижать книге оценку и округлила её примерно с 3.7 баллов.
Положительные составляющие книги перевешивает чашу весов в свою пользу. Перейдём к ним.

Наблюдая и изучая поведение животных, Франс де Вааль приходит к выводам в духе осторожного оптимизма*. Истоки морали и нравственности следует искать в человеческой биологии и в животном мире. Эмпатия, взаимная поддержка, планирование и кооперация присущи не только людям и даже не только приматам. Изучение поведения крыс выявило наличие у этих животных способности взаимодействовать и помогать друг другу.

Автор приходит к выводу, что мораль в определённой форме существовала в человеческих сообществах задолго до возникновения религий или гуманистических философских течений. Мораль идёт снизу и основывается на эмоциях. Так, выбор в пользу доброго поступка часто совершается на эмоциональном уровне. Определённые нравственные принципы укрепились, потому что давали эволюционные преимущества. Вааль критикует теорию лакировки (человеческая мораль - это тонкий внешний слой) и убеждён, что альтруизм - часть нашей биологии. Для многих людей характерна способность сопереживать ближним, развившаяся в результате эволюции. Исключение могут составлять психопаты.
Автор уверен, что наша способность к состраданию и помощи выходит за рамки как реципрокного (взаимного) альтруизма, так и т.н. эгоистического альтруизма.
Первый основан, по-простому говоря, на принципе я помогу тебе сегодня, чтобы ты помог мне завтра.
Второй вид альтруизма подразумевает поддержку тех, кто связан с нами генетически.
В основе лежит желание людей, чтобы их генетический код воспроизводился и сохранялся.
Однако, как мы знаем, люди способны на бескорыстную помощь. Более того, они могут жертвовать своим благополучием или даже рисковать жизнью, поддерживая тех, кого несправедливо угнетают.
Некоторые объясняют такое поведение религиозным чувством. Другие - стремлением людей к получению социального одобрения.
Учёный считает, что корни уходят в нашу биологию. Стремление к социальной справедливости, по крайней мере в его зачаточной форме, встречается у разных представителей фауны.

Пример заботы о слабых
Макака-резус Азалия родилась с тремя копиями одной хромосомы, в точности как при синдроме Дауна у людей. Кроме того, родилась она у самки, уже перешагнувшей порог того возраста, в котором макаки обычно беременеют. Азалия выросла в зоопарке в большой группе обезьян и все время сильно отставала и в двигательном развитии, и в социальных навыках. Она частенько совершала немыслимые нарушения обычаев: так, она запросто могла пригрозить альфа-самцу. Вообще, макаки-резус сурово наказывают всякого, кто нарушает правила, но Азалии все сходило с рук, как будто остальные обезьяны понимали, что никакая взбучка не изменит ее состояния.
свернуть

Франс де Вааль подробно останавливается на высших приматах - шимпанзе и бонобо. Их отличают разные темпераменты. Шимпанзе присущ агрессивный напор, тогда как бонобо - существа миролюбивые и любвеобильные. Общество бонобо матриархально. Аргумент для тех, кто поддерживает женское лидерство в человеческих социумах. В отличие от шимпанзе, бонобо стараются разрешать конфликты сексом.
Они легко переходят от гнева к сексу.
Многочисленные эксперименты подтвердили, что и шимпанзе, и бонобо наделены социальными навыками и умением обращать внимание на чувства друг друга. Им не нравится, когда еду распределяют несправедливо, даже если им самим при этом достаются самые лакомые кусочки. Как и (некоторые) Хомо Сапиенсы, приматы замечают несправедливость и не могут получать от жизни удовольствие, если рядом представители одного с ними биологического вида страдают. При этом эта способность распространяется не только на родственные особи, но и на абсолютных незнакомцев.

Один из множества примеров просоциального поведения у приматов
Тем не менее все наши усилия окупились, потому что нам впервые удалось продемонстрировать, что шимпанзе небезразлично благо других. Настойчивость Вики, новая схема эксперимента и наше с шимпанзе взаимопонимание сыграли свою роль. В самом первом тесте участвовали две неродственные самки, Пеони и Рита. Мы устроили их в отдельных вольерах и выдали Пеони ведро, наполненное цветными фишками. Это были небольшие одинаковые кусочки пластиковой трубки, различавшиеся только по цвету: половина из них была зеленого цвета, другая половина — красного. Мы попросили Пеони доставать из ведра по одной фишке и давать нам. Какую бы фишку она ни достала, она всегда получала награду. Единственная разница состояла в том, что получала при этом Рита. Красные фишки были «эгоистичными», потому что награду за них получала только Пеони, а зеленые — «просоциальными», потому что лакомство получали обе самки, и Пеони, и Рита. После многократного повторения процедуры Пеони начала выбирать зеленые фишки два раза из трех. В некоторых других парах шимпанзе мы наблюдали даже девять просоциальных фишек из десяти, но в среднем желание помочь партнеру примерно соответствовало тому, что мы наблюдали у Пеони. Шимпанзе делали это без особой охоты, но наверняка не случайно. С другой стороны, если в том же эксперименте участвовала только одна обезьяна, цвета фишек чередовались без всякой системы. Иными словами, для просоциального поведения обязательно был нужен партнер.
свернуть

Пользующиеся авторитетом шимпанзе нередко берут на себя роль арбитров и защищают слабых. Приматы, как и люди, усыновляют и растят неродных детей.
Бонобо и шимпанзе наделены эмоциями и даже умеют смеяться, когда им хорошо.

Автор справедливо предостерегает против антропоцентрических искажений. Исследователь должен правильно давать задание животному, учитывая его специфику.
В качестве примера Вааль приводит опыт с участием слона. Экспериментаторы, ставя перед слоном задачу дотянуться до высоко расположенного банана при помощи палки, не учитывали, что именно в хоботе у слонов расположено большинство обонятельных и осязательных рецепторов. Поэтому слон не мог воспользоваться палкой. Зато он прекрасно справился с поставленной задачей - добраться до банана, - используя ящики в качестве подставки. Слон проявил смекалку и готов был таскать ящики с большого расстояния.

Подводя итог, книга познавательна в той её части, где речь идёт об экспериментах и полевых исследованиях. Вааль увлекательно рассказывает о жизненном укладе приматов, с которым у человеческих обществ немало пересечений.
Однако книга лишена чёткой структуры. Повествование больше напоминает свободную беседу, а не обдуманную презентацию идей и наблюдений.

*Назвать этот оптимизм уверенным я никак не могу. Особенно после того как узнала о современных вызовах существованию бонобо - животных, которые умеют чувствовать и сопереживать незнакомцам. Естественная популяция этих приматов обитает в лесах Конго. За последние десятилетия она продолжает уменьшаться. Основные причины угрожающего сокращения количества бонобо - дефорестация и деятельность браконьеров, убивающих обезьян ради мяса и вылавливающих малышей ради незаконной продажи. Шимпанзе тоже под угрозой.
Де Вааль об этом практически ничего не пишет. По моему мнению, раскрыть глаза на то, что происходит с дикой природой, было бы более полезно, чем многословно рассуждать о смыслах, притаившихся за полотном Босха.

15 декабря 2022
LiveLib

Поделиться

Anastasia_Markova

Оценил книгу

Если честно, то временами не понимала в какую степь ведет нас автор. Он начинал рассуждать о религии, морали, приводить картины Босха для примера. А мне хотелось просто почитать про обезьянок.

Автор книги - это нидерландский приматолог, который много времени посвятил изучению приматов, в частности человекообразных обезьян. Но, как пишут источники в интернете, он всегда изучал обезьян через систему социальных отношений. Тогда понятно почему в книге столько сравнений с человеком.

Также говорится, что у приматов есть альтруизм, эмпатия, эгоизм, забота о потомстве и прочее. Все рассказывается с примерами, как вели себя бонобо, шимпанзе или иные приматы в той или иной ситуации, к примеру, приводятся похороны старой обезьяны, лесбийские потирания гениталиями у самочек.

В книге много картинок с пояснениями под ними, временами они выбивали меня из колеи, так как текст под картинкой и основной текст чаще не совпадали.

Впечатление от книги осталось двоякое. С одной стороны, узнала интересное о приматах, а с другой - потратила часть своего времени на чтение того, что мне было не интересно. Книгу рекомендовать не буду.

9 ноября 2020
LiveLib

Поделиться

higara

Оценил книгу

Перед прочтением этой книги совершенно необходимо прояснить значение терминов доброта, альтруизм, эгоизм и эмпатия, иначе все запутается. Неплохо бы ещё прочитать Докинза, которого вдохновенно защищающий доброту Вааль резко критикует (не уверена, что за дело - отказ от дарвинизма в политике чем плох? Надо почитать). Досталось и Койну (о, я этого ждала!) ,словом, перепало всем, кто фанатично отстаивает свою точку зрения...
Пишет Вааль хорошо, с юмором. Он пытается рассмотреть науку, мораль и религию не как совокупность факторов развития общества, а каждый обособленно. Присутствует краткий экскурс в историю вопроса, изложенный с огоньком (особенно про лягушку понравилось). Понравилась часть "помет в часах с кукушкой" из главы "бог умер" - интересные рассуждения не без горечи правды. Понравилось, что книга не чисто философская и не репортаж из Серенгети, а все в ней дополняет друг друга - теоретические рассуждения подкрепляются примерами из жизни животных и людей. Некоторые его обобщения кажутся слишком смелыми, а правила кишат исключениями, но в общей логике книги все это выглядит довольно убедительно.
Вааль - это теперь для меня ещё один автор, которого, во многом с ним не соглашаясь, хочется читать ещё. Интересно, что книга видится мне в развитии. Потому что аргументы, которые я по ходу чтения приводила (в своем внутреннем споре с авторм), всплывали у самого Вааля к концу книги. Но кое-какие аспекты все же не могу обойти вниманием.

Альтруизм и доброта
Постулат автора таков: есть бескорыстная доброта в мире животных! Но сам же он в конце книги говорит о том, что одно дело выгода на уровне генов (для вида), другое на уровне индивида. Не со всеми его примерами могу согласиться.
Ну например, помощь пострадавшим от цунами вызвана ощущением причастности - "если бы такое было со мной, я бы хотел, чтобы мне помогли". Это, конечно не эгоизм в чистом виде, скорее его эмпатические отголоски. То же можно сказать и об уходе за больными и стариками.
Например, моя кошка-старушка, о которой я заботилась, когда она была близка к завершению своего пути. И пусть это уже не приносило той радости, которой обычно ждут от питомца (скорее наоборот - уколы, таблетки, клиника - так себе веселье), тем не менее я не хотела ее потерять. Эта забота разве не бескорыстная любовь? Но нет, это та же эгоистичная эмпатия - просто она стала для меня членом семьи, и мне легко поставить себя на ее место, когда она страдает или радуется - вот оно "размывание я". Возвращаемся к пострадавшим от цунами
Или: бывшему альфе шимпанзе Финеасу, который стал старым, по Ваалю, нет выгоды улаживать конфликты между другими самцами, но по мне так ему скорее было не выгодно жить в "эпоху перемен", именно из-за того, что он старый и статусный - революция его могла не пощадить, поэтому именно для него хрупкий мир лучше.
Или: приемные дети и питомцы, по Ваалю, это чистый альтруизм, а на мой взгляд, получение удовольствия тоже можно считать выгодой для индивида: снижение гармона стресса полезно для здоровья, а семья с детьми это показатель социально успешной личности. С другой стороны это удовольствие можно записать в альтруистический порыв - мне приятно, потому что другому хорошо, но приятные ощущения от сделанного добра, ведь тоже выгода. Опять же, зачастую приемные дети так себе альтруизм, т.к. обычно в таких случаях присутствует рассчет на "стакан воды в старости".
Или: самцы шимпанзе, которые ухаживают за всеми детьми стаи, не зная кто из них родной - тоже не совсем альтруизм - родной среди них может быть, поэтому лучше подстраховать свое вложение генетического материала)
Дело в том, что в первых главах Вааль приводит все эти примеры как гений чистой доброты, а вот в ближе к концу его точка зрения сближается с моей (или Докинза - надо почитать). И невольно возникает вопрос: Как это все противоречит геноцентрической теории? Возможно и человеческое понятие индивидуальности относительно приматов не следует прменять, поскольку это у нас может быть "размывание я" - механизм, о котором говорит Вааль, а у них это только формирование своего "я", уступающее по силе социальной самоидентификации.
Для социальных животных геноцентричность другая - благополучие собственного потомства напрямую зависит от благополучия социальной группы, именно гены выигрывают от "общего блага". Трудно тут говорить о самоотверженности, т.к. чем благополучнее будущее социума, тем больше шансов выжить у потомства. Думаю, что тут были бы уместнее примеры альтруизма среди несоциальных животных или межвидового. Нельзя совсем отрицать альтруизм в животном мире - киты горбачи, спасающие водных млекопитающих от касаток, кажутся примером чистого эмпатического альтруизма, хотя...

Религия
Тут позиция автора такова: религию изживать, но очень потихоньку, ибо не всем доступны радости шевеления серыми клетками, да и утешаться надо простым смертным, жизнь которых тяжела и неказиста.
Кстати говоря, коммунизм, по Ваалю, это крах построения безбожного общества. Интересно, что безбожное гражданское общество северной Европы - это надежда, а коммунизм это непременная подмена одного фанатизма другим. Возможно, тут дело в разнице между эволюцией и революцией - ведь невозможно в одночасье изменить сознание мнгомилионного населения. И то, что происходит сейчас в северной европе очень напоминает эволюционный переход от капитализма к социализму.
Давно я засматривалась на Буайе, но теперь точно почитаю благодаря ссылкам Вааля, который интересно пишет про социальную и политическую функции религии: чувство принадлежности к группе, недреманное око, удержать бедных от убийства богатых и насадить альтруизм ( хоть и навязанный, но в обществе он играет роль стабилизатора). Но я бы еще добавила чисто психологическую: во-первых, отсутствие чувства одиночества, что очень важно в обществе, которое не ограничивается племенем, где все всех знают - хороший примером будут люди, переезжающиех из деревень в города и или из маленьких городов в мегаполисы - они зачастую чувствуют себя незначительными, брошенными, утопающими в море хаоса. Так и религия как институт появилась с появлением больших городов. Она дарит ощущение, что ты не один всегда есть тот, кто любит понимает тебя как никто другой, эдакий родитель, который всегда рядом - строгий, но любящий.
Во-вторых, это уверенность в мировом порядке. Существует мировая справедливость - раз, есть правила по которым надо жить, чтобы все было хорошо - два. Недаром так часто можно услышать: "За что, Господи?!" И начинается: испытания, иовы и т.д. надо же объяснять, что это не правила не работают, а промысел божий о тебе таков. А разве не приятно почувствовать себя в центре внимания творца?

Помню, когда я работала в детском саду, были дети, с нормальными родителями, а были, которые все свободное время детей забивали кружками, курсами инязов и спортивными секциями. Так вот эти дети терялись, когда предоставлялось свободное время, они не знали, что делать и шли к воспитателю за заданием, если задания не было, это их дезориентировало, необходимость самостоятельных решений выбивала у них почву из-под ног.
К чему это я? Просто я не согласна с ваалевским призывом "не спать яростно" (= не пытаться доказать очевидное) - не считаю это азартом неофита, скорее проявлением гуманизма, который он и есть (ведь азарт неофита, как мне кажется, это радость от возможности поделиться с ближними новыми возможностями, правда насильно). С одной стороны, да, большинству (которому не доступен виноград) религия пока нужна, и искоренять ее надо именно силой убеждения и улучшением благосостояния. С другой стороны, там где религия является институтом, имеющим доступ к винограду для верхушки, она будет яростно защищаться. Тут встаёт вопрос, нужно ли причинять добро тем, кто не понимает своей выгоды? Все мы люди и все способны размышлять, но не все этого хотят. Как гласит мудрая китайская пословица, учитель только открывает двери.. однако, я считаю совершенно необходимым  защищать образование от креационизма и отстаивать светскость государства.

Босх и Голдинг
Удивительно, как органично Вааль вплетает в ткань рассуждений полотна своего любимого Босха! Я убеждена, что изданию категорически не хватает цветного вкладыша А3 с репродукцией "Сада земных наслаждений"! Угадайте, куда я недавно пошла первым делом, оказавшись в Мадриде? Конечно в Прадо смотреть на Босха)) А смотреть там можно часами. Спасибо вам, удивительно разносторонний человек Франс Вааль!
А вот внимательно ли он читал Повелителя мух - вопрос. Он пишет, что в той ситуации был бы не только разгул жестокости, но построение иерархии (путем драки) и возникновение религии. А разве иерархию не выстроили? А разве танцы вокруг свиной головы не формирование религии? Голдинг очень прозорлив и жестокость не единственное, что он описал. Жестокость просто инструмент построения иерархии.

Удивительные факты
Для меня стало открытием мнение современного научного сообщества, которое полагает, что действие порождается разумом, а не эмоциями! А почему мне мама с таким упорством вбивала: "сначала думай, потом делай"? Нет у них поговорки про семь раз отмерь.. и как же извечный конфликт сердца с разумом? Ведь неокортекс лишь надстройка над лимбической системой. Конечно, это лишь одно из мнений, но действительно неожиданное!

Куда же без него!
Оооо! И кого же я снова встречаю в американской научпоповой книге?! Конечно его, товарища Сталина, тирана и душегуба! Правда на этот раз в более приятной компании Мао. Честно говоря уже даже смешно))) Может, это требование издательств у них? Так... Посмотрим.. вот всем хороша монография, но про Сталина надо добавить, иначе неформат. Дополнить и в печать.

Если резюмировать все вышенастроченное, то книга очень занимательная! Читать советую всем независимо от научных, политических, экономических и религиозных взглядов. Ведь даже если мнение автора не совпадет с вашим (а, на мой взгляд, это самое интересное), то в любом случае его рассуждения заставят вас задуматься и прояснить для себя некоторые вопросы. Кроме всего прочего книга не оставит у вас сомнений в том, что просто необходимо пробежаться если не по всему списку литературы, то по книгам оппонентов точно)

7 августа 2019
LiveLib

Поделиться

Как и мы, животные предпочитают вполне предсказуемые последствия и отвечают страхом или жестокостью на всякое отклонение от нормы.
14 января 2023

Поделиться

Все, что узнала наука за последние несколько десятилетий, противоречит пессимистической точке зрения; мораль — вовсе не тонкий слой лака на поверхности отвратительной человеческой природы. Напротив, без прочного эволюционного фундамента мы никогда не сумели бы продвинуться так далеко, от незнатных по своему происхождению, обезьяноподобных предков до современного человека.
14 января 2023

Поделиться

Все, что узнала наука за последние несколько десятилетий, противоречит пессимистической точке зрения; мораль — вовсе не тонкий слой лака на поверхности отвратительной человеческой природы. Напротив, без прочного эволюционного фундамента мы никогда не сумели бы продвинуться так далеко, от незнатных по своему происхождению, обезьяноподобных
14 января 2023

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой