Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Люди и я

Люди и я
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
Оценка читателей
4.76

Дождливым пятничным вечером профессор Кембриджского университета Эндрю Мартин находит решение самой сложной в мире математической задачи. Оно способно изменить весь ход человеческой истории. Но профессор Мартин внезапно и бесследно исчезает.

Когда спустя некоторое время его обнаруживают… шагающим по шоссе без какого-либо предмета одежды на теле, профессор Мартин ведет себя немного странно. Жене и сыну он кажется каким-то другим. Самому ему абсолютно все вокруг представляется нелепым, люди – достойными жалости, человеческая жизнь – лишенной смысла. Все окружающие вызывают у него отвращение. Все, кроме Ньютона. Старого полуслепого пса.

Смогут ли Дебюсси, Дэвид Боуи, Уолт Уитмен и Эмили Дикинсон удержать Эндрю Мартина от убийства, к которому его принуждают? Есть ли что-либо, сочетающееся с бокалом белого вина лучше, чем бутерброд с арахисовой пастой? И что за странное чувство охватывает его, когда он смотрит в глаза своей жене?

Эта остроумная, смешная и грустная одновременно книга – о том, как трудно быть человеком. И как это потрясающе здорово!

Лучшие рецензии
winpoo
winpoo
Оценка:
98

Над Ла-Маншем появляется голова лошади в шляпе и пенсне:
- Скажите, это бытие или небытие? – спрашивает она.
- Это инобытие, - ответили ей.
- Да? А как похоже на бытие...

Давно, ещё в начале XX века, В.Б.Шкловский предложил принцип остранения - особое вúдение вещей, при котором ты пытаешься смотреть на них как бы впервые, глазами незнакомца, которому не известны привычные человеческие реалии и который должен познать их сквозь доступную ему видимую форму. Обманчивая форма часто внушает неожиданное содержание, отчего возникает эффект познавательной новизны, игры смыслов. Этот приём всегда казался мне удивительно манящим, и я стала практиковать его от нечего делать, наблюдая за людьми и предметами. Это приятно разнообразит восприятие мира, не давая забыть, что мир вокруг был, есть и остаётся волшебным. Писатели, мне кажется, тоже любят этот приём и, конечно, «Люди и Я» - далеко не первая книга, написанная с его использованием, взять хотя бы «Письма в Древний Китай».

Может быть, сказалась магия приёма, или на меня повлияло осеннее настроение и дорога, но эта довольно простая по замыслу книга мне понравилась, даже несмотря на некоторые брутальности, наивности и смехотворности сюжета. Что-то в этом, видимо, есть – выстроить версию жизни в привычно-непривычном мире и проанализировать возможные опыты иного постижения наших обыденных абстракций и повседневных мелочей.

Книга показалась мне написанной в двоящейся стилистике: лёгкость и некоторая залихвастость формы время от времени трансформируется в серьёзные размышления о том, какова человеческая природа, как это – быть человеком: любить, заботиться о ком-то, отстаивать важные для тебя принципы, ставить цели, защищать то, что тебе дорого... Всё, что нам кажется естественным содержанием нашего бытия, здесь чуть-чуть смещено, и, как ни странно, этот новый угол зрения создаёт возможность немного иначе осмыслить жизнь «с её насущным хлебом, забывчивостью дня», взаимоотношения с другими людьми, собственные желания и способы их удовлетворения. Обычно на такие квазифилософствования не хватает времени или не достаёт повода, а тут волей-неволей погружаешься в «мысли о главном». Последние главы – в своём роде шедевр.

Наверное, «Люди и Я» - не Бог весть какая философская проза, но в ней есть ненавязчиво-доступная гуманистичность, что-то вроде «экзистенциализма для непосвященных», и это определённо выводит её за пределы массового чтива. Читается она легко, героям в каких-то моментах сопереживаешь, но, главное, время от времени ловишь себя на мысли, что в человеческом существовании есть много увлекательных моментов, стоящих того, чтобы продолжать жить. И уж если вероятность твоего появления на свет была величиной, стремящейся к нулю, то из дарованных тебе двадцати пяти тысяч дней некоторые, безусловно, были такими, что их стоило запомнить.

И напоследок. Dear Mr. Haig, extraterrestrial, мне понравились Ваши «Советы в помощь человеку». Особенно 23-й, 29-й, 38-й, 43-й и 46-й. Ну, и 97 – стопроцентно. «Когда любишь, что-то делаешь», - сказал по этому поводу Грэм Грин. Я тоже так думаю.

Читать полностью
keep_calm
keep_calm
Оценка:
70
Вероятность твоего рождения была величиной, стремящейся к нулю, оно было фактически невозможно. Так что отрицать невозможное - значит отрицать себя.

Жаль, что книга быстро закончилась. Вроде бы ничего особенного, но в то же время автору в лице воннадорианина - инопланетянина с неимоверно далёкой от Земли планеты, удалось так передать его размышления о нас, землянах, по особому посмотреть на обыденные вещи, что поневоле задумаешься, а ведь он прав. Люди - оптимисты. Они заранее знают, что умрут, однако при этом умудряются радоваться жизни, в которой вроде бы так мало хорошего - часто мы делаем не то, что хотим, а то, что надо, и живём в плену своих иллюзий. Мы примитивны, и вообще в нас больше плохого, чем хорошего, однако...
Автор пишет, что задумал это произведение, находясь в состоянии панического расстройства, что он предпринял "попытки взглянуть на странную и часто пугающую красоту человеческой судьбы". Мне кажется, у него это вышло на пять.
Хороший роман о семье, о любви, забавный и одновременно грустный. 97 пунктов списка главного героя для парня Гулливера прекрасны.
И помни,

Тебе повезло, ты живёшь.
Читать полностью
panda007
panda007
Оценка:
36

Как стать человеком

инструкция для инопланетян, и не только

1. Побегать голышом и попасть в полицейский участок за нарушение приличий
2. Посидеть в сумасшедшем доме
3. Выслушать в свой адрес множество глупых и скабрезных шуток
4. Подружиться с собакой
5. Полюбить музыку и поэзию
6. Сходить на футбол
7. Влюбиться
8. Спасти ребёнка
9. Подраться
10. Убить человека

Лучшая цитата
Потом я подумал о стекле. Стекло получают из песка, поэтому оно знает, что к чему. Оно знает, сколько лет Вселенной, ибо оно и есть Вселенная.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление