Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Современный патерик. Чтение для впавших в уныние

Современный патерик. Чтение для впавших в уныние
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
138 уже добавили
Оценка читателей
4.0

«Современный патерик. Чтение для впавших в уныние» Майи Кучерской в одном монастыре сожгли, а в одной из семинарий используют как учебное пособие.

Такой книги раньше никогда не было. Споры о ней разделили читателей на два непримиримых лагеря. Кому-то этот сборник коротких рассказов о священнослужителях и их пастве кажется слишком ироничным и ядовитым, другие убеждены, что книга написана с большой теплотой и любовью.

Лучшие рецензии
Morra
Morra
Оценка:
35

Чтобы писать о церкви, нужно быть смелым человеком.
Чтобы интересно писать о церкви, не впадая в восхваления или ядобрызгания, нужно ко всему прочему обладать умом, иронией и чувством меры.

Вообще, мне кажется, это очень важный критерий таланта или, если хотите, писательского профессионализма, - когда ты словно проживаешь в мире книге всё время её чтения. Вне зависимости от того, то ли это выдуманная планета, то ли вполне реальный современный монастырь. Вне зависимости от того, насколько близок или далёк тебе этот мир, насколько понятны или непонятны мотивы и поступки его героев. Тебе комфортно в книге, ты с ней на одной волне. У Майи Кучерской это получилось. Её истории про батюшек и матушек, паству и юродивых, монахов и монахинь очень разные - то ироничные, то назидательные, то смешные, то грустные, но всегда живые и настоящие. Предполагаю, что определённая категория верующих и воцерковленных найдёт, чему оскорбиться, но некоторым для этого и повод не нужен. Это не пощёчина общественному вкусу, не попытка эпатировать публику или срубить бабла на горячей теме, это действительно очень искренняя книга, что в общем само по себе ценно, ибо редкость. И ещё это отличный пример того, как древний-предревний жанр может выглядеть актуально и современно.

Один из личных фаворитов: история о православном ёжике.

Читать полностью
Natalli
Natalli
Оценка:
28

Одна писательница собирала разные байки из церковной жизни. Читатели со всех концов нашей необъятной родины присылали ей истории из жизни прихожан, священников, иноков, послушников и прочей братии.
Когда этих историй набралось великое множество, писательница решила издать их отдельной книгой. Книгу назвала «Современный патерик». Но, поскольку, патерик – жанр серьезный и строго документальный, а брать такую ответственность на себя ей не захотелось, да и простора для фантазии маловато, было решено представить все в жанре художественной прозы. О чем в предисловии и было сказано, дабы не вводить читателей в заблуждение…

Прочитала книгу во второй раз.
Думаю, что неправы те, кто считает эти истории ядовитыми и ироничными, как и неправы и те, кто считает, что написаны они исключительно с любовью к церковнослужителям. Истина посередине. Да, автор глубоко верующий человек. Она понимает , что церковный мир огромен, разнообразен, населен многими самыми разными людьми. Они посвятили свою жизнь служению Богу, но от этого не перестали быть просто людьми со своими маленькими и большими слабостями , отчего нередко впадают в искушение. То и дело в их размеренную жизнь это вносит маленькие и большие курьезы.
«Отец Василий звонит по мобильнику отцу Викентию, своему соседу по келье.
-Чем занимаешься, отец?
-Да тайноядением. А ты?
-Да почти сплю.
-Ну, сна без сноведений.
-Ну, ангела за трапезой.»

Или другой случай:

« Трапезовали. Вдруг отец Феопретий полез под стол. И залез, и сидел там среди грубо обутых ног братии. Ноги не шевелились. Тогда Феопретий начал лазать и дергать всех снизу за рясы. По смирению своему никто не упрекнул его. Только один новоначальный инок вопросил с изумлением: «Отче! Как прикажешь понимать тебя?»
-- Хочу быть как дитя, - был ответ.»

Эти чудики не дают закостенеть братии в своей вере. Будь такие среди обитателей монастырей из книги Д.Дидро «Монахиня», которую я недавно прочитала по флешмобу , не было бы там ужасов, порожденных строгими запретами на проявление живых человеческих чувств!

Истории, истории, истории … большие и маленькие, совсем маленькие, из нескольких строк. Из них, как из пазлов, складывается картина повседневной жизни монастырей и церквей. Лишь читая во второй раз, я поняла, что не случайно они объединены в пятнадцать циклов. Причем, в каждом цикле есть своя логика развития темы. Нередко начинается цикл неожиданно с баек черного юмора типа «маленький мальчик нашел пулемет, больше в деревне никто не живет», а далее истории все серьезнее и заканчивается все трогательно-печальными, а то и философскими историями. Вот как в цикле «Хороший человек»: вначале про батюшку – пьяницу, батюшку неверующего, батюшку - клептомана, того, который не любил голубых, и того, который не любил людей вообще, плавно переходя к повествованию о дорогом для нее человеке - отце Николае и об отце Тихоне, чей духовный подвиг незаметен, но высок.

Да,поначалу шокировали «Назидательные рассказы для чтения в воскресной школе» из двенадцатого цикла. Этакие страшные сказки. Хотя… сказка про православного ежика, который крестил белочку и утопил ее, нашла отражение в реальной жизни - случай в Воронеже, когда родители изгоняли бесов из дочери и она захлебнулась святой водой. Не удивлюсь, если вскоре найдется реальный человек, который сделает то же самое:«Один человек поверил в Бога. Тут же достал у приятеля пистолет Макарова и застрелился».

Есть над чем посмеяться и серьезно задуматься. Мне вот запомнилась, еще с прошлого раза, история о девушке Тане, отличной массажистке, которая умела поднимать на ноги даже самых тяжелобольных детей. Ей один батюшка сказал, что помогая больным, она берет их грехи на себя и будет ей за это наказание Божье. Девушка испугалась и перестала лечить, а стала читать акафисты и ходить в церковь.
Какой вывод делаем? Разные бывают батюшки и матушки тоже...

Читать полностью
Nikivar
Nikivar
Оценка:
26

Так уж получилось, что эти три книги (Великий пост, Несвятые святые, Современный патерик) я читала почти одновременно. И показалось мне, что они созданы с одной и той же целью – позволить читателю увидеть истинное православие, узнать о нем что-то новое, лишиться пары-тройки предрассудков и неверных стереотипов. Нельзя написать одну рецензию сразу на три книги, придется писать единую – но в трех частях, с общим вступлением. Итак...

Часть 3
Книжку, которую читатель
держит в руках, следует числить
по ведомству изящной словесности.

Третья серия, последняя – и по тому, насколько понравилось, и по степени достижения означенной цели.
Эта книга – для, так сказать, внутреннего употребления (ровно потому, что обличать лучше с глазу на глаз). В ней много правды, но много и глупости, есть истории трогательные и в чем-то поучительные, а есть такие, после которых реакция «бу-га-га» будет самой адекватной.
О виде «христианин, подвид православный» существует два устойчивых и несколько противоречащих друг другу представления: темный платок или обязательная борода / длинная юбка или как можно более простой, слегка замусоленный костюм / взгляд в землю / отсутствие улыбки… далее по списку; второе – румяный, добродушный человек, слишком наивный, полный разных «православных» историй о чудесах или хохм из серии «у нас на приходе…». Отталкиваясь от первого стереотипа, автор яростно устремляется ко второму. Но мысль все та же – умом их не понять, аршином не измерить. Так что не суйтесь, пока сами такими не станете, все равно не поймете.
А все-таки читать было необременительно и вполне приятно, тем более что несколько историй знаю уже давно (а историю о духовном отце – о. Василии (Родзянко) – читала и в «Несвятых святых»).
Книга завершается Пасхой и, наверное, самыми прекрасными словами, когда-либо и где-либо сказанными о ней, – Словом свт. Иоанна Златоуста:

Богатии и убозии, друг с другом ликуйте. Воздержницы и ленивии, сей день почтите… Трапеза исполнена, насладитеся вси».

*шепотом* вот только как бы не перейти грань, за которой «все мне позволительно» из апостольского послания незаметно превращается в «что хочу, то и ворочу» из мультика о русском богатыре.

Читать полностью
Лучшая цитата
Батюшка, мой сосед по парте надо мной смеется, щиплется прямо на уроке. Говорит: «Петров на
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление