Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Посредник

Посредник
Книга доступна в стандартной подписке
108 уже добавило
Оценка читателей
4.0

Впервые на русском – новейший роман от автора знаменитого «Полубрата», переведенного более чем на 30 языков и ставшего международной сенсацией.

Он предпочитает, чтобы его называли Умником, но сверстники зовут его Чаплином. Летом 1969 года, когда все ждут высадки американцев на Луну, он пытается написать стихотворение, посвященное нашему небесному спутнику, переживает первую любовь и учится ловить рыбу на блесну. А через много лет он напишет роман о Фрэнке Фаррелли, вступающем в ответственную должность Посредника в городе под названием Кармак с невероятно высокой статистикой несчастных случаев. Умник еще не знает, что пути его и Фрэнка неизбежно пересекутся…

Лучшие рецензии
ksuunja
ksuunja
Оценка:
27

Знаете, я обычно не пытаюсь искать скрытые смыслы там, где и без них можно обойтись. А у скандинавских авторов, с которыми я сталкивалась, все обычно на поверхности болтается, только иногда из шкафов скелеты сыплются. Взять того же «Полубрата» того же Кристенсена, все аккуратно облечено в слова и изнанками наружу по полочкам разложено, в глубь можно особо не лезть. Но с этой книгой все совсем не так. Как будто читаешь на другом языке и понимаешь через слово. Или же читаешь что-то настолько личное, что не зная всей картины, всего человека со всеми его вмятинами, ничего не поймешь. Я и не поняла. Точнее, что-то уловила, но чувствую, что этого мало. Но все же попробую рассказать, что есть.

Сперва все было понятно.

Never saw the sun shining so bright
Never saw things going so right

Начинается книга историей одного лета, очень яркого и настолько живого, что в главном герое невозможно не увидеть самого автора, даже его имя намек на это - Кристиан, Крис. Он же Фундер/Умник, или Чаплин. Каникулы, дача, подростки, новый друг и старые знакомые, первые творческие потуги – сколько уже прочитано мной подобных книг, они все немного похожи и пахнут летним зноем и теплым морем. И тут было так, пока вдруг не набежали тучи. Друзья больше не друзья, летняя история резко закончилась, и тон повествования вдруг стал чересчур мрачным даже для меня.

Лето кончилось, детство кончилось, и примерно в середине книги начинается совсем другая история. Из солнечного норвежского Нессодена шестидесятых мы переносимся в быстро приходящий в упадок американский Кармак нашего времени, где мы пока никого не знаем, но почти сразу знакомимся с Посредником. Фрэнка Фаррелли только что взяли на эту должность, чем он необычайно гордится, теперь его работа – приносить плохие вести. Но беда притягивает новые беды, и виновен ли он в последствиях чужих ошибок только потому, что о них сообщил? Пару раз пробирал мороз по коже, а ведь это даже не ужасы, не триллер, от чего только страшнее. Невероятно мрачная история, полная трупов и несчастных случаев, кажущаяся тем более жуткой, когда не можешь разглядеть в ней мораль. А это действительно сложно, ведь автор не пытается никого обвинить или оправдать - у скандинавов, похоже, так не принято, так что приходится самой делать выводы.

Все, что не должно бы случиться, зачастую оказывается правдой.

Иногда слова — это просто слова, ведь так? Но некоторые слова, как взмах крыла бабочки, могут превратиться в ураган, и книга именно об этом –слова, наделенные силой нести боль и вызывать разрушения.

Обе истории как будто ведут в никуда. Они даже почти не связаны, разве что песней и автором. Роман в романе. Где начинается настоящая свобода, и что она есть? О свободе? О смерти? Смерть — это свобода? Беда не приходит одна? О том, что одни несчастья притягивают другие? Что это было, что пытался донести до читателя Кирстенсен? Правда и ложь, слова и поступки, что на самом деле имеет значение? Время и дурные знаки. Возможно, некоторые личные вещи слишком личные, чтобы им быть легко доступными для всех читателей. Думаю, именно тут я прокололась, хоть это и звучит странно.

Неоднозначная книга, которую мне сложно оценить, в ней слишком много «но», прямо как у меня в отзыве на нее. Песня Эллы Фицджеральд «Blue skies», рассыпавшийся на страницы «Моби Дик», так о чем же все это было? Можно было попробовать читать назад, фразу за фразой, пока не вернемся к началу книги и все снова не станет хорошо, но лучше я буду осторожна со словами.

Читать полностью
Elena_020407
Elena_020407
Оценка:
27
Скажу прямо, как есть. Были во мне какие-то вмятины, которые я предпочитал другим не показывать. Не знал, чем они объясняются и откуда взялись. Знал только, что они существуют и делают меня иным. В чем состояла эта инаковость, я тоже не знал. Просто знал, что именно из-за них одинок. Где-то по дороге в жизнь угодил в аварию. В этих вмятинах — они по-прежнему существуют, потому что их так сразу не выправишь, не отрихтуешь кувалдой, как вмятины на капоте, и сами они не исчезают, — сидело мое одиночество — одиночество, которое мне не претило и на которое я поэтому не жаловался.

После "Полубрата" я ожидала от Ларса Кристенсена чего-то явно большего. В "Посреднике" еще в самом начале закралось ощущение того, что что-то здесь не так. И крепло оно ровно до начала романа в романе, который оказался в отличие от пролога-вступления-первого романа (выбирайте, как вам больше по душе) очень самостоятельным, цельным и заслуживающим намного больше похвал, чем полная книга. Мрачная история о посреднике, которому по долгу службы положено сообщать людям дурные вести, изрядно приправленная черным юмором и какой-то скандинавской безысходностью, оказалась намного интереснее теплой летней истории из жизни автора романа в романе.

Связка обоих частей выглядит довольно интересно и, уже читая эпилог, начинаешь понимать к чему клонил автор приоткрывая нам дверь в солнечное лето, полной обычных проблем школьников - с кем дружить и как максимально разнообразно заполнить досуг. Но восторга, пусть даже просто близкого к такому, какой в свое время вызвал "Полубрат" после "Посредника" не было и подавно.

Читать полностью
sjaktarbeider
sjaktarbeider
Оценка:
8

Я думаю, что Кристенсен попросту наелся своими произведениями, устал и ждёт счастливую старость. Другого объяснения лично я не нахожу. Исписав за свою карьеру массу страниц и уже оставив после себя приличную коллекцию, он, в погоне за необычным и дабы не повторяться, приносит в типографию крайне странную книгу "Посредник".

Роман в романе с двумя прологами и эпилогом. Такого мне видеть ещё не доводилось.

Отдельно можно поприветствовать составителей аннотации. В её стройный абзац умудрились зачем-то уместить всё содержание.

Теперь о книге. Концов с концами я так и не свёл. Где там кто пересекается с кем в итоге, тоже не вполне ясно. Две совершенно разные истории под одной обложкой, причём одну из них, озаглавленную "Блёсны", можно абсолютно смело пропускать без потери качества. Неинтересно, ни к чему, в сумме тянет на твёрдую двойку и вызов родителей в школу.

Внимания заслуживает только одноимённая с романом часть. Стоящая идея! Рассказ о тяжёлой жизни со своеобразным чёрным юмором Кристенсена. Хорошее это дело, быть посредником! Позднее в меня закрались целые ноты сомнения, согласился ли бы я на эту должность. Есть над чем призадуматься, стало быть, писатель свою задачу выполняет.

Вдобавок ко всему я не могу отделаться от назойливо звенящего в моей голове "Чёрного кота" в исполнении Ж. Агузаровой. Именно с этим коварным животным ассоциируется господин Фрэнк Фаррелли.

Не поверю своим глазам, если увижу в будущих рецензиях к роману восторг и оценку "шедевр".

3 с половиной звёздочки от силы.

Читать полностью