Моя жизнь (сборник)

4,5
26 читателей оценили
212 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу
  1. Medulla
    Оценил книгу

    Иногда вспоминаются незначительные события. И так это странно, что в жизни много было такого, от чего в скорби и тяжести горя холодела душа и меркла надежда жизни. Таких тяжких часов было так много, но не они волнуют в воспоминаниях, а совсем иные, трогательные случаи, незначительные, проходящие около жизни.
    Константин Коровин ''Мой Феб''

    У Коровина-художника есть восхитительная особенность - фотографировать в своей импрессионистской манере мгновения жизни, фиксировать взгляд на каких-то таких, вроде бы, незначительных и неброских вещах - например, чаепитие на веранде, или зимние сумерки, или осень.на мосту, или зимой, - неброских вещах из которых и состоит жизнь, в них такое жизнелюбие и полнота жизни во всех ее проявлениях от стареньких деревенских сараев до роскошных огней Парижа - везде и всегда жизнь. У Коровина-литератора есть восхитительная особенность рассказывать трогательные, с одной стороны, незначительные воспоминания о детстве, о друзьях и мимолетных знакомцах, о животных и природе, о художниках и меценатах, написаны легкими, непринужденными, но сочными и объемными словесными мазками, так что дух захватывает; а с другой, эти рассказы, как иллюстрации той эпохи, того времени - яркие, живые, порой, до слез пронзительные, как воспоминания о Саврасове или Врубеле. Ни единого злого слова, ни единого саркастического замечания, никакой разоблачительной грязи. Только красота природы, только прекрасный юмор, только понимание человеческих слабостей и непонимание того, как можно не любить природу, непонимание, но без осуждения, только жизнь во всех ее проявлениях: от столичной жизни в художественно-театральной тусовке до простой деревенской жизни. Только пронзительность от потери Родины, об утраченной прошлой жизни, порой грустные, порой веселые воспоминания о прошедшем. Галерея великолепных и ярких людей: от Саввы Мамонтова до деревенского парнишки Кольки, ушедшего с кривой собачкой на войну искать отца. Любимые ещё с юности художники, неожиданно открываются с человеческой стороны, а не с академической. Иногда с юмором, иногда с нежностью, иногда с грустью пишет Константин Алексеевич о Врубеле, Саврасове, Серове, Мамонтове, Захарьине, Шаляпине, о простых деревенских мужиках.
    Одно из воспоминаний Константина Алексеевича (день смерти отца):

    Я ушел в сад...Там дремали большие липы. Никого. Я прислонился к липе и стал шептать молитву. В саду меня увидел Левитан и, подойдя, заплакал.
    -Что ты-то ревешь? - сказал я ему сердито.
    -Не смей говорить ''ревешь''! Я любил его. Я рыдаю, а не реву! - ответил мне Исаак с той же горячностью, как намедни в лесу...

    Что мне еще очень понравилось, так это то, что Коровин не описывает как пришла Муза и осенила своим крылом и благостью талант Кости Коровина, о своих картинах, о живописи он пишет так, словно в этом нет ничего сложного - это просто, как дышать. Да, порой проскальзывает легкая горечь от недопонимания его живописи, его страстного стремления писать природу, жить на природе, его единения с природой Я уже привык, что я не такой, как нужно. И никаких наград и любвей не жду..., но, повторюсь, без ожесточения и ненависти. Удивительно жизнеутверждающая книга, удивительно светлая и очень талантливо написанная, впрочем, как и все картины Константина Алексеевича.
    От души рекомендую эту книгу всем без исключения. Там столько мудрости, столько любви к жизни и людям в этих небольших зарисовках, что не хочется, чтобы они заканчивались, так вот читала и читала бы. И, напоследок, мое любимое место из рассказа ''Мой Феб'' (Феб - это кофейно-пегий пойнтер Коровина):

    Я пишу о Фебе, а на столе предо мной стоит большой серебряный бокал. Это он получил на выставке и принес в дом мой. Я взял с собой этот бокал, уезжая из России. Нет у меня теперь дома. И жалею я, что не придется мне лежать там, в земле родной, рядом с другом моим, Фебом, там, в саду моем, где жила иволга. Может быть, еще в каких-то неведомых странах я возьму твою милую голову, Феб, поглажу, а ты мне пробормочешь по-собачьи, как прежде. Должно быть, Фебушка, ты хотел сказать мне, но не мог - хотел сказать, должно быть, про сердце чистое, про великую дружбу и святую верность.
  2. LuchiaDeMora
    Оценил книгу

    И начало Алису (то бишь меня) клинить на художниках-импрессионистах, да на воспоминаниях их :)
    Нет, правда! Заходя в книжный - разрываюсь: то ли к ЖЗЛ-овским книжкам бежать, то ли к "книгам по искусству" (как же это возвышенно звучит :))
    Так вот: Коровина люблю, поэтому в книжку вцепилась, как собака в кость. Читая, поняла почему он мне так нравится! Мы с ним, можно сказать, одинаково мыслим! И взгляды на людей, на природу. Отношение к разному поведению. Я бы себя так же вела :) Как прияятно :)))
    Книжка шикарная. Написано именно так, как мне нравится, как мне хотелось бы читать.
    Вот :)

  3. rijka
    Оценил книгу

    Заглавное произведение прочитала с большим трудом. Понятно, что речь идет о детских годах художника, но уж больно нарочито примитивно. А вот отдельные рассказы довольно любопытны: и персонажи колоритные, и был дореволюционный, и природы живописнейшая.
    Я к тому, что если возьметесь, но на первой части запнетесь - не пугайтесь, не вся книга так

Цитаты из книги «Моя жизнь (сборник)»

  1. Послушай, не могу: тишина, таинственность, лес, травы райские!.. Но все это обман!.. Обман – ведь за всем этим смерть, могила.
    28 ноября 2019
  2. Его работы прекрасны. А у него, я понял, есть дар характера, который помог болезни: незлобивость, важная вещь в болезни.
    22 мая 2019
  3. Мне хотелось совсем другое видеть: там где-то есть леса, таинственные долины… И там, в лесу, стоит избушка – я бы ушел туда и стал бы один жить в избушке этой. Туда бы взял с собой собаку Дружка, жил бы с ним; там маленькое окошко, дремучий лес – я поймал бы оленя, его бы доил, еще корову дикую…
    20 октября 2016