Книга или автор
Мария Башкирцева. Дневник

Мария Башкирцева. Дневник

Премиум
Мария Башкирцева. Дневник
4,1
21 читатель оценил
632 печ. страниц
2017 год
16+
Оцените книгу

О книге

Мадемуазель Мария Башкирцева скончалась от туберкулеза в двадцать пять лет, прожив короткую, но очень яркую жизнь. Она была необыкновенно одаренной девушкой: замечательно пела, свободно говорила на нескольких европейских языках, серьезно занималась живописью, дружила с выдающимися людьми своей эпохи – Эмилем Золя, Ги де Мопассаном. Картины Башкирцевой выставлены в Третьяковской галерее, Русском музее, а также в галереях Амстердама, Парижа и Ниццы.

С десяти лет Муся, как называли Башкирцеву ее близкие, жила в Европе, преимущественно в Париже. Дневниковые записи девушка вела на французском языке с двенадцати лет, и они являются уникальным психологическим документом становления личности, а также иллюстрируют яркий литературный талант автора. В дневнике перед читателем предстает очень талантливая, романтичная, умная, сильная, но при этом тщеславная и своевольная девушка.

Дневник Башкирцевой издан посмертно, переведен на многие европейские языки, именно Марии Башкирцевой посвятила свой первый поэтический сборник Марина Цветаева, а Ги де Мопассан так сказал о Марии: «Это была единственная роза в моей жизни…»

Читайте онлайн полную версию книги «Мария Башкирцева. Дневник» автора Марии Башкирцевой на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Мария Башкирцева. Дневник» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 1893

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785386082123

Объем: 1.1 млн знаков

Купить книгу

  1. dear_bean
    dear_bean
    Оценил книгу

    И вновь попадание в расширение горизонтов. Никогда не слышала я прежде о Марии Башкирцевой!
    Мария Константиновна Башкирцева — художница, литератор, мыслитель. Стала известна благодаря своему дневнику, который стала вести в Ницце, куда в 1873 году, в возрасте 12 лет переехала с матерью. Большую часть сознательной жизни Башкирцева прожила в Париже, время от времени выезжая с семьей в Италию или в Россию — в Москву, Санкт-Петербург, Киев, а также навестить отца в Гайворонцах. Умерла она так же в Париже от туберкулеза в возрасте 25 лет.
    Общепринятого образования у неё не было, но она разбиралась в живописи, в искусстве, изучала литературу, умела одеваться и вести себя в обществе, знала несколько европейских языков. Знаете, подчас это важнее, чем то самое образование ради корочки.

    А после моей смерти перероют мои ящики, найдут этот дневник, семья моя прочтет и потом уничтожит его, и скоро от меня ничего больше не останется, ничего, ничего, ничего! Вот что всегда ужасало меня! Жить, обладать таким честолюбием, страдать, плакать, бороться и в конце концов — забвение... забвение, как будто бы никогда и не существовала...

    Дневник.. Какие тайны он хранит в себе! Читаешь и действительно даёшься диву, что слова подобраны точь-в-точь, как это происходит и сейчас, те же проблемы, мысли. Не меняются люди, совсем не меняются. Читала и будто через каждую страницу узнавала и свой образ, а уж тщеславие – вот, где оно зашкаливает, но и не мешает. Сначала все начиналось с записей интересных событий, знакомств, ощущений. Закончилось глубоким психоанализом, если можно ЭТО так назвать. Обнажая душу, Мария писала то, в чем очень трудно, порой кажется невозможным, признаться самой себе.

    Шокирует в Марии Башкирцевой — откровенное самолюбование, оправдывает его — ее ум. Если первые страницы «Дневника» являют тщеславную, эгоистичную и эгоцентричную юную особу, то на глазах читателя она превращается в проницательного, острого, беспощадного, бескомпромиссного исследователя собственного «я». Она препарирует свои проблемы, она растёт в глазах читателя и в своих собственных, она меняет круги общения, род деятельности, но она остаётся верной лишь одному пункту – «я – это единственный человек, который меня понимает, поддерживает». Да, не смотря на юные годы, Мария была амбициозна, тщеславна, трудолюбива, самостоятельна. И в глубине души одинока. Она не принадлежала своему времени, не соответствовала своему полу и не отвечала своей среде. Она была особенной. Юной, хрупкой, но вместе с тем, очень сильным человеком.

    Я знаю человека, который меня любит, понимает, жалеет, полагает жизнь на то, чтобы сделать меня счастливою, который готов для меня на все и который никогда не изменит мне, хотя и изменял прежде. И этот человек — я сама.

    Удивляло меня и то, что она будто всё предчувствовала. И раннюю смерть, и то, что дневник издадут после смерти, да и само тщеславие было самого женского толка — блистать в свете. Какой юной особе этого не захочется? Тем более по тем временам, когда нравы были другими, когда блистать являло собой не телевизионные программы, а общение в высшем свете с писателями, прозаиками, поэтами, художниками. Но со временем всё это тщеславие и честолюбие переросло у Марии в стремление самореализоваться и оставить по себе след в истории.

    Блаженны те, у кого есть честолюбие, это благородная страсть; из самолюбия и честолюбия стараешься быть добрым перед другими, хоть на минуту, и это все-таки лучше, чем не быть добрым никогда.

    Я вот, например, считаю, разумную гордость абсолютно естественной и оцениваю её положительно, потому что такая гордость - это внутреннее вознаграждение самого себя. Мария знала себе цену. Из неуравновешенного подростка она превращалась в настоящую женщину, одни душевные метания сменялись другими. Она сама писала, что тщеславие – это её личный стимул двигаться дальше и достигать большего. Если сильная гордость на пустом месте завышает самооценку, то отсутствие гордости слишком занижает её. Человек не гордится своими достижениями, он не дорожит ими, а, следовательно, ему не к чему стремиться. Впрочем, у Марии в силу юного возраста иногда зашкаливало чувство собственной важности, именно этим сходством, она меня и подкупила, если можно так сказать.
    В Башкирцевой уживались всегда две противоположности, и не смотря на тонкую и ранимую душу, она была независимой от чьего-то мнения и гордой. Но она никогда не позволяла никому вытирать об себя ноги, лучше перешагнёт, но не преклонит колен. Потеряет гордость – потеряет себя и уважение к себе.

    Читала её дневник и думала: «Как же хорошо, когда человек стремится чего-то достичь, а не просто прожигает жизнь». Да, а ведь честолюбивые люди, как правило, целеустремлённые и энергичные. Чтобы занять достойное место в жизни, мало просто иметь завышенные амбиции, необходимо прилагать много усилий и работать над собой. Мария проводила кропотливую работу над собой и своей деятельностью. Сейчас мы бы назвали её сродни фрилансеру, а тогда это было обычным делом. Я уважаю людей, которые умеют достигать поставленных целей, причем честно, а, не идя по головам.

    Когда люди вполне счастливы, они начинают незаметно любить меньше и кончают тем, что отдаляются друг от друга.

    Она была свободна и от мужских взглядов, похотей. Она не видела смысла растрачиваться на бессмысленные ужимки и ухмылки, не смотря на это весь ее дневник пронизан любовью. Она не была феминисткой, хоть теперь ее и причисляют к этому движению. Ей нравилось быть женщиной, но при одном условии, чтобы, оставаясь собой, чувствовать себя в пределах мужского мира свободной. В «Дневнике» она много пишет о любви, но чаще всего — это размышления о свойстве и потребности души — жить в состоянии любви. Творческие люди всегда влюблены. Она насмехается над тем, как ее ум развенчивает каждого, кто к ней приближается. И над тем, как настойчиво и непоследовательно живет в ней самой ожидание любви. Ее пугает неспособность любить, прощать людям их слабости, быть земной и не требовать от других невозможной высоты. Но чем старше она становится, тем острее понимает, что наивысшая форма любви — в творчестве. Она жила для творчества и ради творчества. Мужчины – были лишь этапом её жизни, важной составляющей, но не единственной целью. Для неё живопись и литература содержат любовь в самом чистом и совершенном ее проявлении.

    Гордость, рассудительность, тщеславие, самодостаточность, но более всего скрытая за этим ранимость художника, боящегося житейской дисгармонии, обусловили одиночество Марии Башкирцевой. Она не могла ни покоряться, ни идти следом за мужчиной, чтобы быть его тенью, растворившись в нём и потеряв саму себя. Только другого выбора та эпоха не предполагала, никаких тебе свободных отношений, никакого «перечить мужу». Таким способом она была обречена на внутреннюю несвободу. Мария прекрасно понимала, что любовь поднимает тебя над всем - над страхами, над суетой, над проблемами... Над ВСЕМ... Она дарит свободу и счастье.. Это и есть смысл жизни... Её смысл жизни был в творчестве, в любви к творчеству. В суете мирской она имела то, над чем сейчас бьются многие дамы. Она имела творческую душу от рождения, она видела мир другими глазами.

    Жизнь коротка, нужно смеяться, сколько можешь. Слез не избежать, они сами приходят. Есть горести, которых нельзя отвратить: это смерть и разлука, хотя даже последняя не лишена приятности, пока есть надежда на свидание. Но портить себе жизнь мелочами — никогда!

    Мария Башкирцева писала о том, что создана неправильно, слишком сложно, чтобы жить долго. Ощущение раннего конца нередко ее посещало, о чем она писала в «Дневнике». Туберкулез сначала лишил ее голоса. Затем она потеряла слух. И при ее болезненной гордости и желании быть самостоятельной – это было настоящей пыткой. В последние годы она боролась с болезнью трудом, стараясь отвлекаться живописью. Башкирцева была чрезвычайно сильным человеком. Она была обречена, но она знала это. В уходе Башкирцевой есть какое-то естественное и мудрое завершение ее судьбы и личности. Она была разносторонней личностью, той, которую она вылепила сама путём долгой работы.

    В ней были три составляющих, не отделяемых друг от друга, - Художник, Личность, Женщина.

  2. Raija
    Raija
    Оценил книгу

    Что есть человеческая жизнь? Тщета, суета сует, зряшные страдания, напрасные надежды, обманутые иллюзии, эфемерность... Звучит пессимистично, но возьмите дневник обыкновенного человека, и вы увидите, из чего же состоит эта "жизнь". Как у Чехова, полное отсутствие сюжета, за что ухватились впоследствии Беккет, Чиоран...

    Мария Башкирцева - особа, конечно, незаурядная. Ее дневник отмечен безусловными литературными достоинствами, ее перо уверенно, мастеровито. Она описывает события сжато, концентрируясь, в основном, на собственных мнениях и переживаниях. 

    Лет в 18, кажется, Мария решает стать художницей - вот так, просто усилием воли. Меня занимал вопрос, был ли у нее талант. Я вообще считаю, что в искусстве многое дает именно школа, если человек много работает над чем-то, он просто не может быть совершенно бездарным. Все-таки отсутствие таланта напрямую связано еще и с пренебрежением техникой - в пении, например. А Мария была девушка неглупая и упорная, так что наличие определенного таланта в живописи у нее приходится признать. Приходится - потому что меня Мария очень утомила своим тщеславием, и мне прямо-таки хотелось, не скрою, чтобы на этом поприще Марию поджидала неудача. Но будем объективны - картины Башкирцевой хороши, хотя сделаны в классической для того времени манере и не несут ничего принципиально нового. Мне, к примеру, понравилась ее картина с зонтиком, есть в ней особенная атмосфера, и композиция неплоха:

    Башкирцева жила за границей, в юности - в Ницце и Риме, затем в Париже. Во французской столице она занималась в студии у художника Жулиана, была знакома с Бастьен-Лепажем, с которым даже подружилась (настолько, насколько вообще она была способна к дружбе). В студии было немало художниц, из которых, несомненно, самой талантливой была Бреслау. Мария признает ее превосходство и отчаянно ей завидует. Лично я влюбилась в картины Бреслау - мне кажется очевидным, что они намного лучше творений Башкирцевой, в них чувствуется неповторимый индивидуальный стиль, они разнятся со всей живописью современников, и это действительно уникальный творческий "продукт". 

    В общем, Башкирцева достигла действительно огромных успехов в кратчайшие сроки: ее упорство подгоняла мысль о славе, которой она во что бы то ни было желала достигнуть, а также осознание, что дни ее сочтены - Мария болела чахоткой. Вялотекущее течение болезни заставляло ее думать, что она проживет лет до сорока, а значит, время войти в историю живописи у нее еще есть. Но судьба распорядилась иначе - Башкирцева умерла в 25 лет, сгорела, мучаясь лихорадками, бессонницей и галлюцинациями. 

    Были ли у художницы литературные амбиции? Безусловно. Именно поэтому она выдерживает безупречно однородный стиль своего дневника. Мария уверяет нас, что в написанном ею она совершенно искренна, я бы поспорила... Она, конечно, рисуется и в то же время занимается самообманом, когда говорит, что ни разу не любила. В эти моменты я понимаю, что в ней говорит ее гордость, ибо возлюбленный итальянец женился на другой, а это было ударом прежде всего по самолюбию молодой девушки. Была ли Мария красива? О нет. Но в ней, конечно, чувствовалась порода, элегантность, она была вхожа в высшее общество, за ней давали хорошее приданое, так что у Башкирцевой, несомненно, были поклонники. Но замуж она так и не вышла. Ей было сложно найти настоящую любовь при ее самолюбии, даже подруг у нее не было, к дружбе она была абсолютно неспособна... 

    Мне так жаль эту самолюбивую девочку, так хотевшую славы, богатого (непременное условие!) и благородного мужа и блистать, блистать, блистать! Все ее мечты и стремления сводятся к этому - быть лучше других, получить признание, доказать всем свои талантливость и уникальность. Была ли она в самом деле той, кем мечтала стать? Увы, и она сама приходит к этой мысли незадолго до смерти, таланта живописца ей явно недоставало, и новым Микеланджело она не стала... У меня сжималось сердце, когда она вела счет публикациям о себе в прессе незадолго до смерти... Насколько же занимало ее внешнее признание, оценка общества, по сути! И так мало времени и энергии она отдавала тем занятиям, которые не относились к выполнению этой миссии величиною в жизнь. 

    Мне очень жаль Марию, я скорблю об ее безвременной кончине, я вижу в ней неординарного человека, и думаю, что она была очень, очень молода, отсюда ее максимализм, но Мария, конечно же, могла бы эволюционировать, останься она в живых, как художник и как личность. Мы же в виде этого дневника имеем слепок души очень юного создания, не лишенного, впрочем, лучших человеческих качеств. Мария была, по сути, добра, но все стороны жизни для нее заслоняло желание славы и признания. И настолько была она чувствительна к комплиментам, что на этом только и акцентирует внимание в своих записях: такой-то похвалил, такой-то сказал то-то, еще один признался в любви, ах, я была в опере в новом платье и с золотым ободком в волосах... Все это, признаться, утомляет, особенно если вы по душевному сладу совсем не таковы и не любите самовосхвалений. Встречаются, впрочем, в дневнике Марии и глубокие, прочувствованные размышления:

    Что нам, в конце концов. нужно? Раз нет возможности все переживать в действительности, остается живо и глубоко чувствовать, живя в мечтах. 

    Или:

     Я художница в самом широком значении этого слова: каждый художник - поэт или мечтатель.

    Мария, конечно, займет место в моем сердце, но она не стала для меня интересным собеседником и, встреться мы в жизни, не думаю, чтобы мы подружились. Башкирцева - яркий пример совершенного эгоцентрика, с болезненно раздутым самолюбием, который все происходящие события воспринимает через призму отношения к себе окружающих: насколько оно хвалебно? Лестно? Признаны ли мои заслуги в той мере, в какой они этого заслуживают?

    Не спорю, мы все склонны оценивать людей через отношение к себе. Но у Башкирцевой эти мысли носят навязчивый характер и заслоняют от читателя то хорошее, что объективно было в этой чувствительной и талантливой девушке. Дневник, конечно, искажает, личность. Прочтя эти заметки, мы не можем сказать, будто узнали душу Марии. Мы проникли лишь в ее часть, и что-то останется навсегда скрытым о публики. 

    Мария при всем стремлении блистать в обществе была очень одинока и хорошо себя чувствовала, пожалуй, лишь наедине с книгами и своей кистью. Образ, созданный даже в "правдивых" заметках, на поверку обманчив.

    И вспомним, на минутку, что даже эгоцентрик по своей природе Марина Цветаева в дневнике и записных книжках писала прежде всего об окружающих ее людях, отражаясь и преломляясь в них, как в зеркале. Не то Мария. Ее в этих заметках слишком много. И в то же время - недостаточно.

    Я поверила в талант Марии, увидела ее безысходное одиночество, разбитые мечты... Мне ее жаль, как всякое человеческое существо, которое страдает из-за своей чувствительности и романтизма, не понятых окружающими. Прощай же, художница Мария Башкирцева. Имя твое осталось в веках. Свершились все надежды и чаяния, но, как это водится, слишком поздно.

    Все позже и позже, тени исчезают, и больше ничего не видно, кроме мрака и ветра, носящего по дороге обломки чего-то, ранее бывшего единым целым, а теперь растрепанного, распавшегося на тысячу частей, но все еще милого глазу. 

  3. Andronicus
    Andronicus
    Оценил книгу
    Ходит дурачок по миру
    Ищет дурачок глупее себя

    Вот и прочитан мною дневник «графини вишенки» Марии Башкирцевой. Кажется, мегеры обещали, коль выбрал ты карту с луной то будь любезен, так сказать, погрузиться по самое не хочу в бездонные глубины души Евиной дочери и, хотя мой промытый современной прогрессивной пропагандой разум возопил о том, что нет никого различия между психологиями Жо и Мэ а гендер это и вовсе толь социальный конструкт , я послал все свои предубеждения куда подальше и приступил к чтению. Вот если позволите краткий конспект дневника: ЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ. Люблю. Не Люблю. Люблю .Люблю. Люблю .Не Люблю. Люблю. Люблю .Не Люблю. Люблю Люблю .Люблю .Не Люблю. ЯЯЯЯЯЯ. Люблю Люблю Не Люблю. ЯЯЯЯЯЯ гений, а все вокруг сучки ЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ. Не гений, но все равно вокруг одни сучки. Эх, ЯЯЯЯЯЯ умру сразу все поймете какой талант просрали. Черт, кажется, боженька меня услышал и ЯЯЯЯЯЯ и правда помираю, вот черт. Вот бы. Вот бы вот бы вот бы мне не умирать или все же вот ЯЯЯЯЯЯ умру и сразу все поймут, какой неталант просрали, дилемма, но ничего страшного пока помучаюсь и буду лечить смертельное заболевание через пень колоду, авось само рассосется. Черт не рассосалось. Смерть ,занавес, восхищение Цветаевой. Тут то и можно было бы сказать, что все бабы дурынды и сей дневник тому подтверждение да вот только дневничок с тайничком, в котором скрыто маленькое волшебное зеркальце, показывающее до чего же смешна, глупа и абсурда любая жизнь в масштабах вечности. Да, именно так дневник Марии Башкирцевой это универсальное средство от претенциозности и снобства. Вот, допустим, пишет восемнадцатилетняя Мари о Тите Ливии. Ты- то конечно понимаешь что написано это только для того что бы потешить свое самолюбие в глазах читателя и вот уже осуждающе качаешь головой потому как ты бы так никогда не сделал, хотя в глубине души знаешь о себе горькую правду что ты ровно такой же. Что как большинство так же жаждешь восхищения, творишь иррациональные глупости, пишешь или говоришь банальности и жаждешь, жаждешь, жаждешь быть лучше всех, потому что как же иначе, если вокруг одни дураки и бездари. Видимо и Мари была такая же и все же к концу своей недолгой жизни смогла успеть постичь самую страшную тайну бытия о том, что человек вечно обречен, совершать глупости, раскаиваться, вновь совершать глупости, вновь понимать какой же ты дурак, взрослеть и опять совершать ошибки, кажется это и называется жизнь.

    Мой день беспутен и нелеп:
    У нищего прошу на хлеб,
    Богатому даю на бедность,

    В иголку продеваю -- луч,
    Грабителю вручаю -- ключ,
    Белилами румяню бледность.

    Мне нищий хлеба не дает,
    Богатый денег не берет,
    Луч не вдевается в иголку,

    Грабитель входит без ключа,
    А дура плачет в три ручья --
    Над днем без славы и без толку.

  1. Я пишу и говорю обо всех, кто за мной ухаживает… Все это происходит из-за отсутствия удовлетворяющей меня деятельности. Я рисую и читаю, но этого недостаточно.
    30 июня 2020
  2. Ничто не пропадает в этом мире. Когда перестают любить одного, привязанность немедленно переносят на другого, даже не сознавая этого,
    26 июня 2020
  3. Возвращаясь с прогулки, я говорила себе, что не буду похожа на других, которые сравнительно серьезны и сдержанны.
    26 июня 2020

Автор

Другие книги автора