Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Вулфхолл

Вулфхолл
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
457 уже добавили
Оценка читателей
4.19

Хилари Мантел – номинант и лауреат нескольких национальных литературных премий, в том числе – дважды лауреат Букеровской премии за 2009 и 2012 годы за романы о Томасе Кромвеле «Вулфхолл» и «Внесите тела».

Англия, двадцатые годы XVI века. Страна на грани бедствия: если Генрих VIII умрет, не оставив наследника, неизбежна гражданская война. На сцену выступает Томас Кромвель, сын кузнеца-дебошира, политический гений, чьи орудия – подкуп, угрозы и лесть. Его цель – преобразовать Англию сообразно своей воле и желаниям короля, которому он преданно служит.

В своем неподражаемом стиле Хилари Мантел показывает общество на переломе истории, общество, в котором каждый с отвагой и страстью идет навстречу своей судьбе.

Лучшие рецензии
Менеджер продукта
Оценка:
1
C большим скрипом закончила "Волчий зал" Хилари Мантел. Вообще идея взяться за это титаническое произведение пришла мне в голову после того, как я за один день расправилась с двумя книгами Барнса. Заставь дурака молиться. Мантел меня подломила, я читала ее все выходные, понедельник, вторник, и закончила только сегодня. История о Генрихе VIII, отце всея англиканства и известном реформаторе. Настолько много интриг, что Мартин печально курит в стороне и рыдает. Повествование идет от лица Томаса Кромвеля (не того самого Кромвеля, о котором все подумали, но его предка). Кромвель - сын кузнеца, в пятнадцать лет сбежавший из дома, скитался по всей Европе, воевал во французской армии, изучал в Италии загадочную науку мнемонику и - неожиданный итог! - к склону лет стал ближайшим советником короля. Кромвель интригует, а король хочет развестись со старой женой и жениться на новой, и из этого получается реформация английской церкви. К слову, жен у Генриха будет еще четыре, но новой реформации уже не выйдет. А Кромвеля казнят по обвинению в государственной измене и ереси, но в книге до этого не дойдет. Впрочем, у Мантел есть еще две книги об этом же персонаже, так что еще не вечер. Почему стоит читать: В книге самые изящные диалоги между персонажами, какие можно себе представить. "Волчий Зал" это не исторический роман, а маккиавелианский учебник по намекам и угрозам. Так что если кто не умеет... Мораль: 1. Первый раз самый продуктивный. 2. Из решительных действий получается все, что угодно, и не факт, что то, что вы планировали. 3. Участвуя в чужой личной жизни, будьте готовы к тому, что рано или поздно вам отрубят голову. 4. (самая полезная) Перед чтением электронной книги проверьте, сколько страниц в ее бумажной версии.
Читать полностью
panda007
panda007
Оценка:
130

При всём своём желании я не могу назвать себя неподготовленным читателем исторических романов. Тем более, когда речь идёт об Англии, история которой мне наиболее интересна и которую я знаю, пожалуй, лучше, чем отечественную. Да о чём говорить, только в этом году прочитан Акройд, и Капелла, и Стивенсон, и биографии Блэйка, Тэтчер, Елизаветы Йоркской. Большими романами меня тоже не испугаешь.
И вот что я скажу (да простят меня почитатели писательницы): Мантел написала удивительно нудную книгу.
Первый признак нудности для меня - избыточность. Чуть ли не впервые мне хочется прибегнуть к известной формуле "многобукф". Читаешь, читаешь, и ловишь себя на желании отжать текст от воды. Избыток воды, как известно, приводит к целлюлиту, вот и текст пучится, надувается, а толку от этого - ноль. Только выглядит не слишком красиво.
Мантел претендует на титул "интеллектуальной писательницы", между тем в романе удивительно мало мыслей или хотя бы тем для размышления.
Нет у меня никакого желания умиляться и тому, как Мантел "попала в эпоху". Огромное количество случайных деталей ещё не делают эпоху, а вот степень допущения в романе огромная. Конечно, это заманчиво: взять и перевернуть исторические представления с ног на голову. Объявить гуманиста и по совместительству святого Томаса Мора недалёким фанатиком. А из довольно сомнительной фигуры (Кромвеля первого, известного куда как меньше, чем Кромвель второй) сделать тонкого политика и по совместительству героя. Восхищаться подобным перевёртышем мне мешает только что прочитанный роман Сильвы. В нём император Диоклетиан оправдывает свои действия исторической необходимостью. Убедительно оправдывает, а в это время четверо молодых людей гибнут у него на глазах. Гибнут за христианскую веру, оследователей которой он преследует. Не из принципиальных соображений, а в силу той самой исторической необходимости. Вот и Кромвель из таких же властителей, из тех, кому судьбы отдельных людей не слишком интересны. И что хуже, об этом Кромвеле после прочтения романа можно очень мало что сказать. Он ускользает от читателя, как уж. Хотя весь роман крутится вокруг него. Парадокс, однако.

Читать полностью
augustin_blade
augustin_blade
Оценка:
62
Благополучие страны и благополучие Тюдоров — не одно и то же, не так ли?

Сумрачное утро, туман, лучи солнца едва позволили бы сегодня такую роскошь, как попытаться осветить хотя бы дорожку в тени коридоров, по которым тебе сегодня в очередной раз захотелось пройтись. Ты одержим мыслями обо всем и ни о чем, тебя преследуют призраки прошлого, из которого ты вылез, словно из колодца с ледяной водой, но прошлое никогда не сравнится по своим силам с тем, какое влияние может оказать настоящее. Ты идешь и снова и снова размышляешь, а тени продолжают шептать тебе на ухо.
Томас Кромвель Томас Кромвель Томас Кромвель.
Каждый осколок прошлого - это неотъемлемая часть того, что потом станет твоим настоящим и грядущим, и ты знаешь это как никто другой. Словно тебе уже сотни лет, а за спиной странствия по иным мирам. Но теперь это здесь и сейчас, вокруг хоровод лиц и личин, маскарад праведников и лжецов. Одержимая Анна, павший кардинал Вулси, покорная в своем эгоизме Мария, извращенный пророк Мор, нытик Генрих, старый дядюшка Норфолк, от которого только и ждешь, что нож в спину, неистовый Болейн, грустная упрямица Екатерина, дерганая девочка Мария... Все они так устают от ролей, которые вынуждены играть, что готовы на мгновение признать вынужденное поражение, сбросить маски и показать себя, настоящих.
Томас Кромвель Томас Кромвель Томас Кромвель.
Нарочно ли в этот момент рядом оказываешься ты, или это старуха судьба просто свела воедино нити случайностей, никто не знает. Да и стоит ли знать то, что нельзя применить на практике и получить с этого результат? Поможет ли это знание, когда ты, не дрогнув, вступаешь под сень сводов Волчьего Зала? Поможет ли оно победить отголоски тебя былого, чтобы хотя бы попытаться найти покой сейчас? Ты морщишься от одного моего столь нелепого вопроса, я даже могу видеть, как складка морщин пролегает у тебя на лбу. Простите всего лишь спутника, мастер Кромвель, и его привычку задавать каверзные вопросы, толкая в пропасть воспоминаний, у Вас на сегодня еще столько дел, а я лишь отвлекаю. Поспешите далее по дороге, где приходится расчищать путь от крови, интриг, человеческого эгоизма и прихоти, сэр Кромвель, а я буду просто неслышно следовать рядом. И усмехаться в момент, когда мне внезапно изменит мое сопереживание Вам, матерый лис. Позади погоня, от которой Вам удалось уйти, но самая главная бойня лишь намечается.

Редко у меня все хорошо складывается с прочтением исторических романов, но "Волчий зал" оказался более чем исключением из правил. Во-первых, за счет того, что здесь достигнуто равновесие между психологической и исторической составляющими. Более чем идеальное равновесие, когда ты словно становишься невольным соглядатаем, а в какой-то момент вся панорама событий, словно в кукольном домике, предстает как на ладони. Ты видишь, ты слышишь, ты сопереживаешь, негодуешь и смеешься. Во-вторых, Хилари Мантел помнит об истории и помнит о том, что историю делают люди. Конечно, нам сегодня уже скорее всего не дано знать со 100% уверенностью все потаенные уголки мировой истории, но всегда тянет порассуждать, что же послужило толчком для того или иного преобразования, перелома, войны или мирового соглашения. Вот "Волчий зал" - это не просто историческая панорама, это трагедия и комедия человеческих нравов, где такие чувства, как страсть, одержимость, истовый фанатизм или, например, сострадание двигают такие камни и такие вековые устои, что становится страшно. Не, понятное дело, что во имя великого и светлого в мире мало что делается, но тем не менее страх берет от того, что такое человек и что он может сотворить во имя своей личной цели (привет тебе, Генрих, привет всем). В-третьих, отдельное спасибо автору от меня за выбранный стиль повествования, он так же вносит хорошую лепту в эффект присутствия читателя, о котором я уже упоминала выше. Никакого сухого изложения фактов, это роман, в котором ты преследуешь героев, заглядываешь к ним в спальни и под юбки, шаришь в комодах и за спинкой кресла, подглядываешь в счета и Библии. И даже зная, к чему все это ведет и чем это все закончится, интерес к чтению не пропадает. Единственное, в какой-то момент может наступить перенасыщение этой историей, все-таки роман большой (а тут еще чтение в оригинале) и по сознанию прикладывает. В таком случае лучше отложить его немного на потом. Я именно что с перерывами и читала, чтобы переварить и все уложить в голове, а то я, конечно, историю Англии в школе зубрила, но это было давно и неправда.

Как итог - после столь расстроившей меня в свое время Чернее черного Хилари Мантел лично для меня как писатель восстала из пепла аки птица Феникс. Букер заслужен, что тут говорить еще. Я в таком восторге от исторического романа не была уже дай бог памяти когда же это было. Да не суть важно, важно, что меня ждет Bring up the bodies (всех на плаху!) и что я балда, что не купила в Копенгагене обе части в бумажном издании, хотя была такая мысль. Отдельное спасибо в квадрате с занесением в личное дело обожаемой KaoryNight , которая сказала мне читать и еще раз читать. Не рекомендуется к прочтению, если вы не любите повествование от первого лица в настоящем времени, если не хотите знать, как Генрих VIII дошел до жизни такой, почему родить сына важнее, чем дочь, и как нелегко жилось женщинам в XVI веке. Всем остальным добро пожаловать в Волчий Зал, только не забывайте оставаться настороже.

Ну и p.s. Просто чтобы не забывать:

— Мужчины говорят, — Лиз тянется за ножницами, — «я не выношу женских слез», так же, как «я не выношу слякоти». Будто слезы льются сами по себе, а мужчины тут ни при чем.
Читать полностью
Лучшая цитата
опушки, увитой изящной резьбой
В мои цитаты Удалить из цитат