Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Голоса на ветру

Голоса на ветру
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
4.17

В поисках пропавшего брата психиатр Данило Арацки пересекает страны и континенты. И везде, куда бы он ни направился, за ним следуют души усопших предков. Бессонными ночами они рассказывают Даниле о том, что тот, пожалуй, предпочел бы забыть. Дороги семейства затеряны во времени и пространстве: от лесов Закарпатья – до салонов Парижа, от детских приютов – до психиатрических клиник и концлагерей. В таинственной «Карановской летописи», обнаруженной случайно в антикварной лавке у берегов Балтийского моря, говорится обо всем, что было, есть и будет с родом Арацких. Но не сказано главного: где разыскать Даниле исчезнувшего брата? Как разгадать загадку мистической «болезни забвения»?

Читайте на русском блестящую семейную сагу от последнего классика сербской литературы – роман, который мировая критика сравнивает с лучшими книгами Г. Г. Маркеса и Паоло Коэльо!

Лучшие рецензии
Medulla
Medulla
Оценка:
115

Всегда есть какой-нибудь выход, начал он утешать самого себя. В рай ли, в ад ли, безразлично. Рай обещает память, ад – тонкую пелену забвения. В полумраке нью-йоркской ночи он подумал, что бывают моменты, когда он, пожалуй, выбрал бы второе.
Гроздана Олуич ''Голоса на ветру''

Гроздана Олуич – новое имя для русскоязычного читателя в ряду самобытных сербских писателей: Горан Петрович, Милорад Павич, Иво Андрич, Добрица Чосич, Милош Црнянский и другие. Однако у себя на родине Гроздана Олуич является одной из самых значительных писательниц современной сербской литературы; она лауреат самых престижных литературных наград Сербии и Югославии, в том числе за роман ''Голоса на ветру'' Олуич была удостоена премии журнала НИН - самая престижная литературная награда Сербии (ранее - Югославии), присуждается ежегодно за лучший роман на сербском языке (основана в 1954 году общественно-политическим еженедельником НИН). Романы Грозданы Олуич переведены на 28 языков, кроме того она является почетным гражданином города Осло и почетным профессором Университета штата Айова. На русский язык в далеком 1985 году был переведен сборник сказок ''Волшебная метла'', а вот с серьезной работой романиста русскоязычному читателю только предстоит знакомство. Псковское издательство ''Лемакс'' сделало читателям невероятный подарок, издав роман ''Голоса на ветру'' (2009) на русском языке, в блистательном переводе Ларисы Савельевой, которая перевела на русский практически всего Павича и волшебные книги Петровича.

''Голоса на ветру'' роман, с одной стороны уникальный и самобытный, как и вся сербская литература, со своими традициями и историческими духовными корнями, а с другой – этот роман вместил в себя практически все мировые литературные традиции: от стилистики до героев, где узнаются и герои Маркеса, и герои Джойса, и герои Рильке - представители небольших национальных культур, чьи герои оказываются развеяны по миру, как белые прозрачные бабочки, чье прошлое говорит с нами ''голосами на ветру''. В этом романе через историю одной семьи, сквозь несколько поколений этой семьи Олуич создает волшебную ткань текста развития европейского романа: семейной саги и эмигрантского романа на рубеже девятнадцатого и двадцатого века – от модернизма к реализму, от реализма к модернизму и такое чередование стилей придает истории семьи Арацких соединение прошлого, настоящего и возможного будущего. Сны, воспоминания, реальность и голоса мертвых предков, судьбы людей и небольших городков в бесконечных войнах на Балканах, блуждание по миру, бегство из страны, от строя, от себя, от внутренних и внешних ран, нанесенных войной и самими людьми друг другу - создают психологические и исторические предпосылки современной Сербии. Данило Арацкий, отправившись на поиски пропавшего брата Петра, читая ''Карановскую летопись'' семьи Арацких, возвращается в далекое прошлое своих предков, где перед ним проходит череда роковых красавиц, мужественных героев, русалок в женском обличии, множество потерянных душ - живых и ставших голосами на ветру. Сквозь боль и забвение - к себе, к своему роду. Возможно ли возвращение? Или забвение будет вечным? Как у девушки Ружи Рашулы, ищущей дерево, взявшее в рабство ее душу и забравшее у нее имя.
Так что, пока она не найдет свое имя, ей придется быть тем же, что и камешек на дорожке, или снежинка, которую первый же луч солнца превратит в каплю воды или во что-то ещё менее важное, безымянное.
И сколько их скитается по всему миру тех, кого бесконечные войны согнали с родных земель…

Рекомендую всем поклонникам уникальной самобытной сербской культуры. Ну и поклонникам творчества Маркеса, и вообще всем, кому по душе нелинейная, мудрая, отличная европейская проза. Кстати, я не совсем понимаю для чего этот роман сравнили с книгами Коэльо в аннотации, ничего подобного там и в помине нет. Это совершенно иная проза, иного уровня и иного качества.

Читать полностью
old_bat
old_bat
Оценка:
48

Воспоминания словно птицы. Вначале спокойно сидят на ветвях деревьев, тихо переговариваются о чем-то своем. Но, прилетевший ниоткуда порыв ветра их небрежно подхватывает и, перемешав хорошенько в воздухе, вновь возвращает мне. В растерянности смотрю на них, таких знакомых, но в то же самое время безраздельно чужих...

Когда они начались, мои воспоминания? С первым ли вздохом и криком от оборвавшейся пуповины? С первыми каплями невыразимо родного и теплого материнского молока или от первой обиды? Или они считаются моими только с трехлетнего возраста? Ведь именно тогда я смогла сказать маме, что помню прошлое.

Но, что тогда так властно врывается в мои сны? Кто эти люди, с которыми я никогда не была знакома раньше? Куда я иду по бесконечным коридорам смутно знакомого мне дома? В реальности его нет, это мне точно известно. Но память, память настойчиво доказывает в очередном сне, что это мой дом, и за очередным поворотом будет комната, в которой ждет моя прапрабабушка. И почему очень больно сердцу от таких родных слов незнакомой мне колыбельной, которую мать тихо поет своему малышу? Кто мы все?

В любом ребенке течет кровь нескольких десятков тысяч предков.
Чистой крови нет - ни русской, ни турецкой, ни венгерской, ни сербской.

Каков наш след на земле? Я уйду в пустоту, как и весь тысячелетний сонм моих предков или что-то останется? Память о тех, кто превратился в дым над печами крематория... Память о первых шагах и первом поцелуе... Память о последнем взгляде умирающего отца... Детская улыбка мамы перед последним ее земным вздохом... Что-то из воспоминаний радует, о некоторых хочется забыть.

Рассыпанные по чужим жизням, живут и длятся воспоминания о каких-то лицах, запахах, звуках, о медного цвета поверхности болота на закате солнца, о крике птицы, об ударе человеческого тела о бетон перед отелем "Атертон", в первый, третий, сто третий раз...

Вы знаете, что дерево может похитить Ваше имя?

Вы знаете, что дерево может похитить Ваше имя? Медицина называет это болезнью Альцгеймера. Но, легче ли тому, кто беспомощно наблюдает распад собственной личности? Тому, кто пытается бережно собрать в единое целое осколки своего "Я"? Вот безымянная девушка Ружа Рашула. Она не знакома сама с собой, потому что дерево похитило ее имя. Отыскать это дерево – главная цель ее жизни. Забвение - страшная вещь. Но, не менее страшными бывают и воспоминания.

Воспоминания равноценны яду, убивающему быстрее, чем укус змеи.

Такими воспоминаниями живет молодой парень, на глазах которого погибла его мать и братья.

Эти же воспоминания не дают ночью спать и Даниле Арацкому, нашему главному герою. Все его предки приходят к нему, принося с собой не только звон капель, падающих с мокрых волос, но и теплый взгляд понимания и любви. Его воспоминания. Они реальны настолько, насколько он верит в них.

Может быть, все мы лишь пыль в небе, голоса на ветру? Гроздане Олуич удалось воплотить в жизнь неясные очертания тоски каждого человека о прошлом своего рода. О смысле человеческой жизни и Вечности. Если мы только пыль в небе, то зачем мы живем? Если наши предки уходят, не оставив следа в нашей памяти, не имея влияния на наше будущее, то для чего тогда все в этом мире?

Мы нити, которые связывают нерожденных с мертвыми...

Как бы порой хотелось считать себя совершенно отдельной от своих предков личностью. Как бы хотелось жить спокойно, не слыша их голосов, не думая об их могилах. Но, будет ли моя жизнь состоявшейся в этом забвении?

Вот примерно на такие вопросы и ищет ответы главный герой книги. Хотя, на мой взгляд, его трудно назвать отдельно существующим персонажем. Мне было легко перемещаться из одного его воспоминания в другое. Они были моими, словно отрывки давно забытого сна. Легкие порывы ветра листали страницы Карановской летописи, помогая нам с Данилой приблизиться к детским годам Рыжика и вместе с дедом Лукой наблюдать за течением вечности.

Если всё в нашем мире временно, и жизнь рассеется легким порывом ветра, то есть ли смысл в трагической гибели Луки Арацки? Может быть, он и в самом деле псих, раз отказался от такого большого вознаграждения, оставив умирающего наедине с его будущим? И отвечают ли дети и внуки за трусость и предательство своего предка? А, возможно, его душевная боль и беседы со своими семнадцатью душами, были достаточным наказанием, приведшим с веревкой к одиноко стоявшему дереву? И достанется ли эта боль его предкам невыносимой горечью страдания или удушья? Мы – всё, и мы – ничто.

Эта книга неоднозначна. Она не дает четкого рецепта счастливого будущего. Найдет ли Данило ответ на вопросы всей своей жизни? Найдет ли он брата, потерянного много лет назад? Обретут ли покой его предки, как верные стражи, перемещающиеся вместе с Данилой по лицу земли? Сумеет ли он понять своих умерших предков? Каждый читатель найдет свой ответ, если только захочет принять самого себя одновременно бесценным сокровищем в ожерелье вечности, и безымянной частичкой золотой пыли, рассыпанной по небу.

Человек слышит то, что сам хочет слышать.

Как бы мне хотелось всегда слышать пение нити, соединяющей меня с моими родными в прошлом и будущем, нити тихо поющей на ветру Вечности.

Книга многоступенчатая, в ней скрыто много важной информации, которую с удовольствием буду искать при следующем прочтении. Она из категории тех книг, которые оставляют терпкий вкус горечи понимания, что:

И взмахи крыльев бабочки не случайны. Где-то, неизвестно где, они вызвали бурю, разогнали облака. Нет ничего, что существовало бы само по себе.

Вот и последняя страница перевернута, но осталось желание просмотреть отдельные страницы еще не один раз, сделать заметки, краткие выписки понравившихся эпизодов. Ни минуты не раздумывая помещаю книгу в любимые!

PS: По многоуровневости смыслов и ощущению неспешности она напомнила мне «Слепого убийцу» Маргарет Этвуд. Подозреваю, что для каждого читателя автор припрятала лично свое сравнение с жизнью, свой личный опыт прочтения книги.

Читать полностью
daniilkaal
daniilkaal
Оценка:
46

Так как данная книга получена мной в подарок в раздаче, я постараюсь изменить себе и написать "полотно" - длинную рецензию на книгу.

Театр начинается с вешалки, а книга с обложки. На обложке мы видим Женщину, которая выпускает голубя, предположительно Columbia livia (точно и не определишь, так как изображение голубя немного размыто). Как сказала моя подруга: "Это что, женский романчик?". Еще настораживает вынесенная на обложку цитата критика Дины Катан "Теперь у сербской литературы есть свои "Сто лет одиночества". Эта цитата позже сыграет со мной и с процессом прочтения книги злую шутку: моё подсознание постоянно будет к ней возвращаться и сравнивать: "Тут похоже, а вот тут - нет". Это чтению, естественно мешает. Поэтому, может я и лицемерю, но все же контраст между обложкой женского романа и сравнения с Маркесом не дает высокого уровня ожидания качества содержания.

Но вот, обложка рассмотрена, письмо, вложенное от издателя с прекраснейшим чувством радости и благодарности прочитано, и теперь, на следующей после титульного листа странице, после краткого описания сюжета книги следует её сравнение повторно с Маркесом и sic! с Коэльо. Не то, чтобы я имел предубеждения, но сравнивать одновременно с такими разными авторами, это надо быть очень смелым человеком.
Но да ладно, это все "старческие брюзжания" молодого человека. Перейдем к сюжету книги. На самом деле мы с автором и её героем Данило Арацки находимся практически всё произведение около незнакомой женщины на семнадцатом этаже нью-йоркского отеля. И за нами приходят призраки умерших родственников. Которые помогают главному герою в поисках. Впоследствии мы узнаем, что ищем-то мы родного, давно потерянного брата. Попутно нам описывается семья Арацких, её быт и перекликающиеся судьбы её поколений. Вот тут-то, мы и видим параллель с Маркесом. Книга переполнена всяческой метафизикой и совпадениями. Для тех, кто любит тайны и загадки - самое то!

Другой сюжетной линией идет история самого Данило, и мы узнаем основные вехи его судьбы, да не просто узнаем, вехи эти хорошо проанализированы с точки зрения судьбы всего рода Арацких и выведены параллели.

Отдельной строкой хочется сказать про женские образы романа: особенно меня потряс образ Петраны - женщины настолько красивой, насколько она сама себе на уме. И как бы в антитезу ей представлен образ гадалки и ведуньи (к сожалению, сложно охарактеризовать) Симки Галичанки. В романе именно через женщин происходят предсказания, именно через женщин происходят страдания и благословения. И все остальные женские образы имеют что-то похожее на эти два совершенно полярных.

Теперь о личном: книга пришлась мне к месту, и к селу и к городу. Мне действительно понравилось её читать, автор смогла хорошо описать именно Поиск, душевно обоснованный Поиск, Поиск, который исходит из потребности души. Плюс ко всему книга наполнена знаками и метафорами, что делает чтение нескучным и увлекательным.

И, как говорится, to sum up. На "Сто лет одиночества" книга похожа. Но лучше бы это не выносили на обложку, предоставив самому читателю найти это. Чтение не скучное, захватывающее, особенно для тех, кому нравится следить за судьбами людей. Книга полна, повторюсь, метафизики, поэтому для насквозь материалистичных натур не рекомендуется. А насчет похожести на женский роман - скажем так, местами действительно напоминает. Но не всегда.
И вообще, мне, на самом деле, понравилось. 4\5 - так как мешали эти постоянные сравнительные мысли.

Читать полностью
Оглавление
  • Начало
  • Примечания