На обратном пути

Оцените книгу

О книге

«Ах, как трудно прощаться! Но возвращаться иногда еще труднее…» Спустя четыре тяжелых года война наконец закончилась… Эрнст и его фронтовые товарищи возвращаются домой – в город, который некогда покинули еще детьми… Они возвращаются, чтобы жить и искать свое истинное предназначение. Но путь к мирной жизни окажется куда более сложным, чем тот, который им пришлось пройти на войне… Ранее роман издавался под названием «Возвращение». Теперь он публикуется в новом переводе.

Подробная информация

Переводчик: Е. Шукшина

Дата написания: 1931

Год издания: 2015

ISBN (EAN): 9785170865352

Объем: 401.4 тыс. знаков

  1. Walter-Kovacs
    Оценил книгу
    Наше поколение уничтожено. Мы лишь уцелевшие остатки его.

    Впервые участвую во флэшмобе; посоветовали эту книгу, и лишь после того как я оказалась в середине книги, я узнала что у книги "На западном фронте без перемен", оказывается, есть продолжение, и продолжение это "Возвращение", или по другому "На обратном пути". Я была удивлена и разозлена, но жаль, однако, что вину не на кого свалить, потому что я прекрасно осознаю что в этом виновата только я сама.

    А теперь о книге. Всё не выходит момент из головы, когда солдаты возвращаются от войны. Я все думала, чем же они будут заниматься; ведь действительно, человек который воевал и буквально каждый день видел смерть не может так легко перейти к мирной жизни и найти себе в ней место. Но чтобы людям пережившим войну вернуться в школу?! О таком я ещё нигде не слышала. Это действительно возмутительно и... как-то неправильно.

    Безумно жаль лейтенанта Людвига Брайера; мне он очень понравился(а вот почему, не помню, видимо, новогодние праздники плохо на мне сказываются) и очень жаль что он убил себя из-за болезни.

    Книгу к прочтению обязательно, особенно фанатам творчества Ремарка (таким как я, например)-это во-первых, а во-вторых, книга показывает русскому человеку(я бы даже сказала патриоту), который тоже прошёл через войну, что не все немцы фашисты и деспоты, а что и они также воевали за свою Родину, как и всякий русский человек в те времена.

  2. Yana0202
    Оценил книгу

    Очень интересное произведение в классическом духе Ремарка, но со своей остротой и необычностью.
    Как и всегда, Ремарк повествует о войне. Но, как и каждый раз, делает это по-разному.
    В этой книге мы смотрим не саму войну, не на жизнь во время войны для простых людей, а на жизнь солдат, для которых наступило это время "после войны". Они возвращаются домой, но что теперь дом? К чему они пришли? Они хотят зажить по человечески, но возможно ли это? Они знают, что останутся друзьями навеки. Ведь столько вместе пройдено! Но не встанет ли "жизнь" на пути такой дружбы?
    Книга-драма, книга-трагедия. Очень инетерсен анализ всех персонажей, наблюдение за тем какие они на войне, и какие они уже дома.
    Как всегда Ремарк помимо глубоких и интересных персонажей дает читателю и незабываемую атмосферу. Полностью погружаясь, ощущаешь себя частью книги, чувствуешь героев и их внутренние столкновения.
    Должна сказать, что от Ремарка я обычно ожидаю эффекта ВАУ. Но не все его произведения такой эффект производят. Вот и эта книга вроде интересная, хорошая, но не так сильно цепляет как другие истории рассказанные автором. Но я до глубины души люблю Ремарка и эта книга еще раз показала мне за что именно.

  3. Renigbook
    Оценил книгу

    Если в романе «На Западном фронте без перемен» Ремарк изображает своего лирического героя в пекле Первой мировой, а в «Трёх товарищах» показывает его более-менее адаптировавшимся к мирной послевоенной жизни, то в книге «На обратном пути» описывает промежуточный процесс: возвращение «потерянного поколения» домой и его тщетные попытки зажить нормальной жизнью.
    Одни персонажи романа возвращаются никому ненужными инвалидами, вынужденными побираться и влачить нищенское существование; другие так и не могут прийти в себя от пережитого кровавого ужаса и попадают в психушку. Людвиг и Георг кончают жизнь самоубийством; Альберт идёт на убийство из-за шлюхи и попадает в тюрьму.
    Вернувшись в родную деревню, Адольф Бетке узнаёт, что во время войны жена ему изменяла. Он прощает её, и она возвращается к нему, но им не дают житья издёвки и насмешки соседей...
    Эрнст чувствует себя чужим в своём собственном доме и стремится проводить время со своими боевыми товарищами, но нити некогда прочно связывавшего их фронтового братства в изменившихся условиях тают на глазах...

    «Я иду в коридор и беру шинель.
    — Ты не проведёшь вечер с нами? — спрашивает мать.
    — Мне нужно отметиться, — говорю я , потому что всё остальное было бы ей непонятно.
    Она провожает меня на лестницу.
    — Подожди, темно. Я принесу посветить.
    Я изумлённо останавливаюсь.Посветить? Ради нескольких ступенек? Господи ты боже мой, в скольких слякотных воронках, на скольких дорогах мне годами приходилось ориентироваться ночью под пулемётными очередями, а тут посветить на лестнице? Ах, мама!»

    К тому же в городе начинаются волнения и беспорядки: свои убивают своих, солдаты стреляют в солдат. «Вот что из этого вышло... А тогда... когда мы уходили, какая была воля, какой задор!..Чёрт возьми, куда всё подевалось?.. Хотелось бы мне знать, как до такого могло дойти?»

  1. Мгновение Вайль колеблется, потом говорит: – То, что сегодня не звучит, господин старший лейтенант, доброта и любовь. У них свой героизм. – Нет, – быстро отвечает Хеель, как будто долго об этом думал, и у него дергается мышца на лбу, – там одно мученичество, а это другое. Героизм начинается тогда, когда отказывает разум, когда плевать на жизнь. Это бессмысленность, дурман, риск, чтоб вы знали. А цель практически ни при чем. Цель из другого мира. Почему, зачем, отчего – кто задает такие вопросы, ничего в этом не понимает…
    12 мая 2019
  2. Начинается ваше время, Вайль. – Оно будет не таким кровавым, – спокойно парирует Макс. – И не таким героическим. – Это не самое главное в жизни. – Но лучшее, – упорствует Хеель. – А что же еще?
    12 мая 2019
  3. Нам говорили «отечество», а имели в виду оккупационные замыслы алчной индустрии, нам говорили «честь», а имели в виду свары и властные устремления горстки тщеславных дипломатов и князей, нам говорили «нация», а имели в виду жажду деятельности праздных генералов!
    9 апреля 2019