«Жерминаль» читать онлайн книгу 📙 автора Эмиля Золя на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.27 
(106 оценок)

Жерминаль

548 печатных страниц

2010 год

0+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Эмиль Золя (1840–1902) – выдающийся французский писатель, подаривший миру грандиозную 20-томную эпопею «Ругон-Маккары». «Жерминаль» (1885) занимает особое место в эпопее. Это роман о тяжелой, безрадостной жизни шахтеров, которых непосильный труд и голод превратили в животных. Но даже в этих нечеловеческих условиях зарождаются светлые чувства – расцветает любовь Этьена Лантье и Катрины Маэ. И хотя Катрина гибнет в завале, финал романа, как и его название, звучит оптимистично: жерминаль в республиканском календаре – месяц весеннего пробуждения, месяц молодой поросли.

читайте онлайн полную версию книги «Жерминаль» автора Эмиль Золя на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Жерминаль» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

А. Димитревский

Дата написания: 

1 января 1885

Год издания: 

2010

Дата поступления: 

15 августа 2019

Объем: 

987780

Правообладатель
1 650 книг

Поделиться

russian_cat

Оценил книгу

Эмиль Золя, что ты сделал со мной? Зачем же так-то? Всю душу вывернул наизнанку, покрошил на мелкие кусочки, а когда уже живого места не осталось, спалил все к чертям. Даже хорошо, что книга закончилась, а то я боюсь представить, что бы со мной дальше было.

А не читать нельзя. С первых страниц - и без возврата. Просто удивительно, как легко читается такая тяжелая книга. Строчки просто проглатываются одна за другой, и вот уже осталось совсем чуть-чуть, а ты все думаешь: что, что дальше? И знаешь ведь что, все очень прозрачно, а в глубине души не хочешь этому верить... Неужели так все и закончится? И уже даже думаешь: пусть хоть так, лишь бы не еще хуже! А ведь поначалу казалось: что может быть хуже? Может... А что-то внутри тебя, несмотря на всю реалистичность и правдивость книги и восхищение от этого, требует другого - более счастливого. "Пусть им хоть немного повезет!" - вопреки всякой логике и здравому смыслу, то и дело встревает внутренний голос. "Нет, это было бы неправдоподобно. Вы сказку читать пришли или слушать неприкрытую правду? Ну так слушайте же" - отвечает Золя. И мы слушаем. Затаив дыхание, внимаем. Что нам еще остается, когда перед нашими глазами открывается такая бездна. Как бы не рухнуть в нее совсем.

Вся книга на эмоциях. Одновременно и жалеешь, и злишься, и убить кого-нибудь хочется, и понимаешь, что некого и не за что. Вот взять то убийство в конце книги. Как символично! И бессмысленно. И при этом как будто даже справедливо. Но все равно бессмысленно.

Шахтерский поселок. Болезни, голод, грязь, нищета... И шахта - единственный способ выжить. Изнуряющая жара и пронизывающий ледяной ветер, постоянная сырость и отравляющие газы, духота, тяжелый труд на грани физических возможностей, постоянная угроза обвалов... И жалкий заработок, которого едва хватит на хлеб, да и то, если обойдешься без штрафов. Но и на такое место сколько угодно претендентов, вон они, идут по дороге без гроша в кармане, согласные на что угодно ради того, чтобы выжить. И все так жили, и деды, и отцы. И наши дети тоже будут. Нам еще повезло, бывает и хуже.

Шахтерская семья. Семеро детей всех возрастов. Дети ценны постольку, поскольку могут приносить пользу. Маленькие дети - просто лишние рты. Когда еще вырастут, чтобы пойти работать в шахту, а сколько хлеба съедают. Сын женился - предатель, заработок должен был принадлежать семье, зря, что ли, растили его. Дочь ушла к любовнику - для того вообще нет приличных слов, дрянь такая, любовник-то и сам зарабатывает, а семье бы ее деньги очень пригодились, ведь младшие дети только что с голоду не умирают.

Обычная семья. И ведь нельзя сказать, что они не любят своих детей. Любят. Только жизнь заставляет именно так к ним относиться. Рабочая сила и лишние рты. Их бы, казалось, и вовсе лучше не иметь, да уж "так получается". Потому что других видов отдыха не предусмотрено. Вот и работают парни и девушки с ранних лет в шахтах, не разгибая спины, а по вечерам ходят "отдыхать". Последние подчас и не совсем по своей воле, да только "лишних ртов" годам к 16 уже прибавляется. И выхода из этого замкнутого круга как будто нет.

Вот Катрина. Как же неимоверно злит ситуация с ней! На ровном месте ведь. Ладно бы еще "любовь". А то ведь тоже, "так получилось". Ленточка, прогулка... А теперь она считает своим долгом смиренно сносить от своего "мужа" побои, оскорбления, скотское отношение и защищать его от нападок других. Он ведь "муж", если его унижают, значит, и ее тоже. И уйти нельзя, "муж" ведь, а она же не какая-нибудь там, чтобы от одного к другому...

А что, все так живут. Вон, посмотрите на соседей. На них, кстати, можно не только посмотреть, но и прямо сквозь стены послушать, они же в домишках тонкие, ничего не утаишь за ними. Одна только и радость - зайти к соседке (особенно, если та сегодня богата и на халяву кофейку предложила, а у тебя дома мышь повесилась) да перемыть косточки этой шлюхе из дома напротив. А потом зайти к той, что напротив - и... Ну, вы поняли.

А гайки затягиваются. И если раньше казалось, что хуже быть не может, то теперь понимаешь, что прежде-то все же "жили себе помаленьку". А сейчас мать желает смерти собственным детям, потому что она лучше, чем такая жизнь. Сейчас жена готова убить собственного мужа, если он не возьмет в руки камни и не начнет кидать их в солдат.

Не лучше ли подохнуть с голоду сразу, чем надрываться в этом аду и не зарабатывать даже на хлеб?

Нарастает недовольство, понемногу, по капле... Привычная, веками выработанная покорность, она многое может стерпеть, а только всему есть предел. И в какой-то момент достаточно искорки, одного слова, чтобы все взорвалось. Не зря же это шахты. Они тоже могут рухнуть, если знать, где подпортить крепление. В них тоже может случиться взрыв, если скопится слишком много газа. Так и в народной массе. Раскачиваются долго, но потом не остановить... И так легко увлечь мечтой о лучшем будущем. Немного потерпеть - и все станет нашим. Проявить храбрость - и все получится. "Все отобрать", "все разрушить", "самим стать хозяевами". Увлечь легко, а что потом? Когда прольется кровь, когда последует прозрение? Как сказать им, что все было зря, потому что так и должно было быть? Потому что это было неизбежно?

А тут же, рядом, живут и процветают люди "из другой жизни". Они иногда снисходят до проявления как-бы-доброты. Дети голодными глазами смотрят на сдобную булку? Бедные крошки, вот вам по кусочку. Да поделитесь с братья и сестрами! Какое благородство, степенные родители плачут от умиления любимой доченькой. И чего эти шахтеры жалуются? Они же так отлично живут.

Здесь будет много смертей. Много горя. Много мучений. Много тяжелых тем, много вопросов, на которые нет ответа. Книга морально просто расплющивает. И все же она прекрасна. Прекрасна и беспощадна. От первого до последнего слова.

Поделиться

Zuzonok

Оценил книгу

Это одно из произведений, которое я настоятельно рекомендую к прочтению. И дело тут не в том, что это интересная книга, что она многому учит… Нет! Дело в том, что она описывает реальные вещи и вполне может избавить вас от депрессии (или, наоборот, в нее ввести).

Не буду рассказывать, о чем роман, его можно пересказать в двух предложениях. Хочу поделиться мыслями, которые возникли у меня во время его прочтения.

Во-первых, я с ужасом осознала, что до него абсолютно не была знакома с жизнью шахтеров. Я всегда жила в городе в благополучной семье, читала, училась, слушала истории про тех, кому не повезло… Знала, что есть опасные профессии или такие, которые предполагают практически рабство… Но вот о подобной жизни я только догадывалась… Каждое утро эти люди идут в место, которое о опасно для здоровья и жизни… Шахтеры поразили меня своей пугающей способностью подчиняться любому приказу. Даже матери жертвовали своей гордостью и честью дочерей ради того, чтобы прокормить своих детей! При этом молодые люди вели себя настолько отвратительно и фривольно, что даже писать об этом не хочется, они напомнили мне свору собак, готовых разорвать друг друга ради физических потребностей…

Конец меня окончательно выбил из колеи. Он не был очевиден. Можно было предсказать то, что человеческое терпение не железное, и в итоге, все-таки, лопнет, но чтобы произошло то, что произошло - нет. Не знаю, как Золя смог написать такое и, понимая, что все это не вымысел, не сойти с ума.

"Жерминаль" - очень сильное произведение, насквозь пропитанное духом мужества и смирения. Роман затрагивает актуальные во все времена темы бедности и несправедливости. Он логичен от начала до конца, реалистичен и отражает все человеческие пороки. После его прочтения перестаешь расстраиваться из-за мелочей и начинаешь радоваться жизни. Такой, какая есть.

BakowskiBabbitts

Оценил книгу

Шестидесятые годы 19 века, французская глубинка, на дворе очередной кризис перепроизводства, большинство заводов и фабрик банкротятся и закрываются. В стране тотальная безработица и адские условия труда, которые еще более усугубляются желанием основных акционеров компаний переложить свои денежные неудачи на плечи рабочего люда путем понижения зарплаты и снижения расценок за проделанную работу.
Этот чудовищный кризис не обходит стороной и шахтерские поселки, чье население полностью зависит от единственного источника своих скудных доходов - добыча угля в шахтах.
Эмиль Золя пишет пронзительную правду об изнурительном труде углекопов и их беспросветной жизни "в долг" с самого детства до своей смерти. Люди с 8-10 лет вынуждены, словно кроты, проводить половину своей жизни под землей, работать в нечеловеческих условиях, при отсутствии какой-либо техники безопасности и каждый день рисковать своей жизнью, дабы хоть как-то прокормить себя и своих детей.

"Выполняешь как скот такую работу, на которую раньше посылали каторжников, платишь часто своей собственной шкурой и за это не получаешь даже куска мяса на ужин. Ешь сколько нужно, чтобы не умереть с голоду, живешь по уши в долгах, и тебя же еще преследуют, будто ты не заработал, а украл свой кусок хлеба. Когда приходит воскресенье, то весь день спишь от усталости...
- Хуже всего знать, что ничего не можешь изменить... В молодости, веришь, в счастье и надеешься на лучшие времена, а потом приходит нужда, в которой так и остаешься..."

В это непростое, для обычного люда, время, гонимый безработицей и голодом, в поисках работы, в шахтерский поселок "Двести сорок" приходит механик Этьен Лантье. По воле случая он устраивается на работу в одну из шахт, в бригаду Маэ.
Тут, уважаемый читатель, мы отступим в сторону и расскажем о необъяснимом свойстве всех эксплуатируемых народов - терпеть нужду эксплуататора и ждать мессии, который придет и поведет этот народ на борьбу с их эксплуататорами.
Так бедняки и рабы ждали Христа, который стал воплощением идеи борьбы за права неимущих классов. Он был одним из первых, кто нес Красную идею справедливости.

Так с упоением рабочие читали первую в мире программу Маркса и Энгельса "Манифест коммунистической партии", объединяющую рабочих всего мира на борьбу со своими эксплуататорами.

Так в конце 19 века на русскую землю пришел мессия, который начал свою политическую деятельность с создания "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" и издал одну из первых своих книг под фамилией Ульянов для рабочих:

Эти спасители рабочих и бедняков могли бы спокойно проживать свой век в достатке, но они предпочли тихой и богатой жизни, вечную борьбу за мир без эксплуатации человека человеком.
Для шахтерского поселка "Двести сорок" таким мессией стал Этьен Лантье. Образованный, напичканный идеями о социальном преобразовании мира, старавшийся, за счет чтения, повысить свой уровень знаний, Этьен сплачивает вокруг себя тысячи углекопов и зажигает их сердца своими рассказами о "новом Граде на холме", где нет богатых и бедных, а шахты принадлежат рабочим.
"Долой бездельников, существующих за счет рабочих!" - таков девиз нового объединения углекопов. Но, для начала, нужно решить насущные проблемы и заставить эксплуататоров повысить зарплату. Ради этого начинается многомесячная стачка, которая приведет к трагическим последствиям.
Будучи рабочим с многолетним стажем и конечно участвовавший в забастовках, я, читая некоторые сцены романа Золя, как будто еще раз проживал некоторые эпизоды из своей жизни. Угрозы забастовщикам и членам их семей, предательство некоторых "товарищей", которые поддавались на посулы начальников и вопреки договоренности начинали работать и тем самым предавали забастовку. Для слома забастовки наем рабочих из других стран за меньшие деньги - в моем случае это были граждане из Узбекистана и Таджикистана, в романе Золя это рабочие из Бельгии, готовые занять места шахтеров.
Все это было не один раз, и не только со мной, но и с тысячами рабочих, которые в определенный момент доходят до определенной черты, за которой терпеть нужду уже нет возможности.
И ведь не зря Эмиль Золя издал свое произведение под названием "Жерминаль". Этим словом французы обозначали первый весенний месяц революционного республиканского календаря. В свою очередь слово "Жерминаль" пошло от латинского слова "germen" - что означает росток, побег. Стачка в романе "Жерминаль" это и есть один из первых ростков на пути к выходу из мрака постоянного голода и нищеты. Провидец Золя был уверен - через множество таких же стачек и забастовок, через кровь расстрелянных рабочих, через путь на каторгу, обездоленные этого мира наверняка придут к построению мира без эксплуатации человека человеком. Нужно лишь дождаться Спасителя.
Один из лучших художественных романов прочитанных мной за последнее время. Уровень реализма зашкаливает. Очень рекомендую к прочтению, стоит хоть раз снять розовые очки самовлюбленности и личного довольствия, и по-настоящему взглянуть, что-же происходит по ту сторону баррикады, среди простого рабочего люда.

Поделиться

Бальзак в своей «Человеческой комедии»
29 апреля 2021

Поделиться

«изображению жизни в формах самой жизни». Наблюдать, изучать, точно описывать – так формулировали натуралисты основной принцип своего творческого метода. Первостепенное значение они придавали развернутому и точному описанию фактов действительности, «кусков жизни» по их терминологии, видя в таких описаниях, согласно методологии позитивистского мышления, необходимое условие правдивости искусства. Они считали, что истина жизненных явлений полностью заложена в них самих, и раскрыть ее можно только путем их точного описания. Кстати, Золя на протяжении всей жизни считал, что самое ценное в его романах – богатство и точность описаний, тогда как настоящее его величие начинается там, где он вырывается из плена этой точности на пространство масштабного осмысления и интерпретации действительности. Вершина творчества Золя – двадцатитомная эпопея «Ругон-Маккары»; как отмечалось, замысел эпопеи приходится на конец 60-х годов, в феврале 1869-го Золя опубликовал проспект тогда еще десятитомного сериала, где сформулировал его главные задачи. Во-первых, «научное» состояло в том, чтобы «на примере одной семьи изучить вопрос наследственности и среды. Шаг за шагом проследить ту сокровенную работу, которая наделяет детей одного отца раз
16 марта 2021

Поделиться

всего Золя, ввели в литературу и литературную критику понятие «метода» и начали широко им пользоваться. Оно было заимствовано из науки и как бы свидетельствовало о «научности» их художественной системы, ее задач и целей, принципов и приемов. Упрощенно понимая связь между литературой и наукой, натуралисты приходили к прямолинейному переносу научных методов и приемов на литературное творчество. Они считали, что все отношения, включая и общественные, являются составляющими природы и должны истолковываться на основе единых, прежде всего биологических, законов и принципов. Но при этом они, в частности Золя, не редуцировали сферу общественной жизни и присущих ей специфических законов и отношений, точнее, они стремились социальное познание дополнить и углубить «научным», биолого-физиологическим познанием человека и общества, опираясь на достижения естественных наук. По крайней мере, для Золя в этом заключалась центральная проблема его творчества. В ней он шел от изучения человека как физиологической особи к изучению ее в общественной среде и к изучению общества в целом, существующих в нем законов и отношений. В натурализме приобрела завершенное развитие и другая характерная тенденция реализма XIX века – тяготение к «жизнеподобию», к
16 марта 2021

Поделиться

Интересные факты

В романе "Жажда жизни" Ирвинга Стоуна происходит диалог между Ван Гогом и Эмилем Золей, в ходе которого выясняется, что Золя, собирая материалы о шахтерах для "Жерминаля" натыкался на свидетельства деятельности Ван Гога в качестве проповедника. Религия никак не помогла углекопам, и Ван Гог не получил за свою работу ровным счетом ничего. В то же время, Золя говорит: "А вот мой путь — верный. Печатное слово поднимет революцию. Мою книгу прочитали все грамотные углекопы в Бельгии и Франции. Нет ни одного кабачка, ни одной хижины, где бы не лежала зачитанная до дыр книжка «Жерминаля». Тому, кто не умеет читать сам, ее читают вслух другие, читают и перечитывают. Она вызвала уже четыре забастовки. И их еще будет не один десяток. Поднимается вся страна. «Жерминаль» создаст новое общество, чего не смогла сделать ваша религия. А знаете, что я получаю в награду? Франки. Тысячи и тысячи."

В 1985 году, к 100-летию публикации романа «Жерминаль», во Франции была отчеканена юбилейная серебряная монета достоинством в 100 франков.

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой