ESET_NOD32

Жили-были, ели-пили. Семейные истории

Жили-были, ели-пили. Семейные истории
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
354 уже добавили
Оценка читателей
4.19

Автор книги – фотохудожник Екатерина Рождественская, дочь известного поэта-шестидесятника Роберта Рождественского. Такое ощущение, что вы сидите за семейным столом Екатерины и слушаете ее рассказ: здесь есть и истории семьи Рождественских, и меню дней рождений, и бабушкины рецепты, и детские воспоминания, и родительские письма, путешествия и происшествия и, конечно, знаменитые гости. Гурченко, Магомаев, Кобзон, Плятт, Евтушенко, Высоцкий – кто только не перебывал за этим столом! И никто не уходил голодным.

Читать книгу «Жили-были, ели-пили. Семейные истории» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
nad1204
nad1204
Оценка:
52

Как же я люблю читать о таких обыкновенно-необыкновенных семьях! И жанр мне нравится. Вот кажется, что именно в таких кулинарно-бытовых сюжетах и хранятся настоящие секреты счастливых семей.
А то, что семья была счастливой (да и есть, собственно!) — это видно невооруженным глазом. И чувствуется сразу.
Ведь только счастливый человек может с такой теплотой и добротой писать о своих родных, друзьях, многочисленных людях, посещавших отчий дом.
И неважно, что иногда, когда гости особо расходились и маленькая Катя не могла заснуть всю ночь, приходилось припечатывать всю эту толпу однозначно: "Все вы Говны!"
И вовсе дело не в том, что люди в гостях всегда были не простые. Да что уж там, сливки общества это были! Но ведь нет какого-то подобострастия: абсолютно адекватные, ироничные, остроумные оценки и замечания.
Я думаю, что всё-таки дело в абсолютно здоровой атмосфере, которая царила в семье замечательного поэта.
Дело — в адекватных и умных домочадцах, правильно воспитывавших девочек..
Дело в том, что в этой семье всегда царила любовь и уважение.
Почему я так решила?!
Да потому, что эту книгу написала счастливая женщина! И в этом нет никаких сомнений.
Вкусно. Тепло. Осязаемо и обояемо. Просто — классно!
Количество знаменитостей зашкаливает, но это опять же не хвастовство, не пафос — просто констатация. Да, так было!

В четвертом классе Ксене и остальным по домоводству задали на дом задание — сделать борщ. А чтобы понять, как оценить, попросили родителей написать честный отзыв. Ксеня долго пыхтела, чистила, резала, варила, солила. Сделала, наконец. А тут, как водится, пришли гости. Борща хватило на всех, очень хороший получился. Когда Ксенька принесла назавтра отзыв из дома, учительница тихо сказала; "ёёёё...", просто произнесла эту долгую букву, и всё, ничего такого. После хвалебных слов в адрес повара и борща стояли подписи: Посол СССР во Франции Ю. Воронцов, народный артист СССР И. Кобзон, народная артистка СССР Т. Лионозова, народный артист РСФСР М. Таривердиев. Бумажку эту с автографами носили потом к директору.

Необычно. Много ли школьниц могут похвастаться такими знакомствами?!
А ведь ещё были и Высоцкий с Влади, близкий друг Леонид Рошаль, Евгений Урбанский, Богословский, Евтушенко, Фельцман и ... Да разве можно всех перечислить тут?!
С большим удовольствием прочитала книгу. И рецепты вспомнила. Далеко не все готовили в моей семье (в силу национальных традиций и территориальных возможностей). Но звучат некоторые, как песня! Всю жизнь мечтала попробовать настоящий форшмак и фаршированную рыбу.
Кто его знает?! А вдруг когда-нибудь получится???

Читать полностью
Toccata
Toccata
Оценка:
15

Не для вегетарианцев, конечно, и уж тем более не для веганов. Признаюсь честно: неподходящие мне рецепты попросту пролистывала, а таких было подавляющее большинство. Однако, хотя кулинария и околокулинарные истории занимают большую часть повествования, мне было очень интересно, ведь это о семье любимого поэта, а старшая дочка его оказалась отличной рассказчицей. Думаю, воспоминания Екатерины Рождественской понравится и тем, кому просто интересны советский быт и советская творческая тусовка в домашней, неформальной обстановке. Тем же, кому интересен отдельно Рождественский, советую Удостоверение личности - отличное издание, неоднократно перечитанное мною, с прямой речью поэта, воспоминаниями о нем и Екатерины, и многих-многих других людей.

cofe-i-chokolat
cofe-i-chokolat
Оценка:
3

книга дочери известного поэта Роберта Рождественского Екатерины о жизни семьи в непростые советские времена и времена перестройки. Главный герой книги -стол, за которым в хлебосольной семье Рождественских собирались известные люди. Здесь и любимые семейные рецепты, и забавные истории, происходившие с друзьями семьи,и воспоминания о жизни в СССР в гастрономическом плане -как доставали продукты, как стояли в очередях, как готовили на стол из ничего.
И все же в книге есть доля лукавства. Называть любимым блюдом семьи креветки или салат с авокадо, когда в стране люди даже не знали этих зверей в лицо,и при этом жаловаться на отсутствие продуктов и добывание их? Для меня эти вещи как-то не могут уложиться вместе.
Очень понравилась в книге глава о Людмиле Гурченко. Совершенно новый взгляд на нее, и очень приятный взгляд.

Читать полностью
Лучшая цитата
Урбанский
Евгений Урбанский
В те 60-е у нас на шестом этаже в доме на Кутузовском любил бывать актер Евгений Урбанский. Высокий фактурный красавец, открытый, щедрый, удивительный, похожий на Маяковского, как однажды сказала ему сама Лиля Брик. Думали, он женится на Татьяне Лавровой, с которой работал вместе в Театре Станиславского. Но очень они были взрывные оба, и нет, не получилось. На фестивале в Москве познакомился с рижанкой Дзидрой Ритенберг, у которой до него был довольно долгий роман с Вячеславом Тихоновым. Когда Женя первый раз привел ее к нам в дом, мама даже опешила от такой красоты, совершенно неземной какой-то, весь вечер сидела и любовалась ею. Дзидра была одной из самых красивых советских актрис, и пара эта получилась шикарная! Оба лучезарные, с улыбкой во все 64 зуба, они всегда приносили с собой хорошее настроение и что-нибудь на стол: то рижскую салаку или копченого угря, то несколько бутылок горького рижского бальзама, то какие-нибудь консервы. Дзидра с мамой хлопотали на кухне, Женя брал в руки гитару и шел им морально помогать, напевая все, что придет в голову. Приготовление еды с таким аккомпаниатором шло намного быстрее. Пел он замечательно, пожалуй, в то время мало кто мог с ним сравниться, был всегда центром компании, мотором, не выключающимся ни на минуту. Иногда начинал вдруг говорить не по-своему, витиевато и непонятно, не своим даже голосом, будто совсем другой человек, и вести себя не как обычно, а странно как-то. Я один раз спросила у мамы, что случилось с дядей Женей, почему он не такой, как обычно.
– Наверное, роль учит, репетирует, – пояснила мама.
Вот так входил в роль, отрабатывая на нас целые куски и монологи то из Булгакова, то из Брехта.
Как-то маме позвонила Тамара Федоровна Макарова, жена
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление

Другие книги подборки «Премьерные книги ММКВЯ-2015 уже в MyBook!»