«Детство 45-53: а завтра будет счастье» читать онлайн книгу 📙 автора Неустановленного автора на MyBook.ru
image
Детство 45-53: а завтра будет счастье

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.21 
(100 оценок)

Детство 45-53: а завтра будет счастье

382 печатные страницы

2013 год

12+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

«…Мы задумали вспомнить о поколении тех, чье детство пришлось на конец войны, послевоенные годы 1945–1953. Для меня это – ровесники, для других – родители…

С тех пор прошло много лет. Вышли из употребления керосинка, колонка, печка. Все больше забытого, и все мы беднеем от этого забвения. Кроме большой истории, которая сохраняет даты и события, важные для страны, есть и «малая» история каждой семьи. Если мы не расскажем своим детям, они не будут знать, что значили слова Сталин, победа, коммуналка, этап, свидание, партсобрание… Не поймут, что значит «довесок» (к буханке хлеба), новые ботинки или военная форма отца… То, о чем мы не смогли рассказать словами, дополнят потрепанные и выцветшие фотографии из семейных альбомов. И мы часто даже не можем вспомнить имена этих людей… Мы должны, мы обязаны делать это усилие воспоминания». ЛЮДМИЛА УЛИЦКАЯ.

читайте онлайн полную версию книги «Детство 45-53: а завтра будет счастье» автора Неустановленный автор на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Детство 45-53: а завтра будет счастье» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2013Объем: 688456
Год издания: 2013Дата поступления: 28 апреля 2022
ISBN (EAN): 9785170796441
Правообладатель
10 714 книг

Поделиться

FlanaginInflatus

Оценил книгу

Удивительная вещь - воспоминания: память даже о самых тяжёлых временах остаётся светлой. В чём же причина такого "фокуса времени"? Книга "Детство 49-53" помогает найти ответ на этот вопрос.

Книга написана в стиле Алексиевич ( Светлана Алексиевич - Чернобыльская молитва , Светлана Алексиевич - У войны не женское лицо ), только ещё более документально: почти не отредактированные воспоминания. Самая близкая по жанру книга - это "Школа жизни" Быкова , оба произведения в классическом стиле "народная книга".

Начинается "Детство 49-53" с описания выброшенного альбома (образ прошлого запечатлённого на старых фотографиях - напоминает начало рассказа Рубиной о её бабке из сборника Дина Рубина - Медная шкатулка или рассказ "взгляд с фотографии" из книги "Индульгенция людей".

Первое воспоминание - День Победы, рассказанный от лица ребёнка, создаёт впечатление что это было вот недавно, на прошлой неделе - ведь кажется ребёнок, переполненный новыми впечатлениями, на дольше не запоминает... Но вот, оказывается, запоминает.

Запомнилось описание того как мылись в бане по субботам - все эти шайки, веники - вспоминается Михаил Зощенко - Михаил Зощенко. Повести. Рассказы. Фельетоны (сборник) . Интересно, что вот этот, зощенковский мир, кто-то из современников помнит - хотя это так далеко от нашего мира.

Также, в нашем мире одноразовых вещей уже далёкими, ненашими кажутся привычки описанные в рассказе "долгая жизнь вещей" - о том как изношенное пальто превращалось в куртку, затем в жилетку и так далее, заканчивая свою жизнь в виде стопочки круглых кусочков ткани для вытирания перьев.
Я ещё успел застать продажу таких кружочков в магазинах "Школьник" и у некоторых своих одноклассников которым их давали, уже наверное по привычке, родители. Я, помню как-то попросил родителей тоже такую игрушку, но они сказали: зачем, для автоматических ручек это не обязательно.

Запомнился рассказ про трамвай - как набивались до предела, как дети ездили на подножке - в памяти всплывают картины старых фильмов в которых беспризорники в лохмотьях грязной одежды вскакивают на подножку трамвая.

Конфеты - самый недокументальный рассказ - как главный герой съел конфеты для продажи - рассказывал какие вкусные, и придумал как фронтовик выручил - дал деньги уже за пустую коробку.

Помню вроде было что-то про коммунальные квартиры (мешается с Алексей Дидуров - Легенды и мифы Древнего Совка (аудиокнига) ) и я тоже вспоминаю своё детское впечатление о том, что у кого-то много звонков на двери - это казалось красивее чем у нас одинокий звонок, особенно если все с разными подписями - получается что дверь украшена, как ёлка.

Помню ещё рассказ про то как главная героиня первый раз каталась на коньках. Точнее на коньке. Ей как-то достался один старый конёк и она, довольная, каталась весь день, одна и с друзьями. Вернулась домой поздно, безмерно счастливая и уставшая до того что ползла по лестнице на четвереньках. Вот в этом рассказе и есть ответ на вопрос почему память даже о самых тяжёлых временах остаётся светлой.
Ответ точнее всего содержится в рассказе Виктория Токарева - Кошка на дороге (только там не о детстве а о юности): "в десятом классе, и они справляли Новый год у Леночки Чудаковой на даче. И именно в это время, в три часа, выскочили на улицу. Было точно такое же небо и деревья, отчётливые в лунном свете. И было ещё что‑то, заставляющее его дрожать. Не мороз. И не Ленка Чудакова. И не дешёвый портвейн, от которого темнели зубы. Это был напор счастья — тугой, как напор воды в гибком шланге, заставлявший его трепетать. Это была уверенность в близкой и полной реализации своей личности, своей любви. Он стоял на крыльце и придерживал себя за локти, чтобы не дрожать от счастья".

Есть идея написать книгу о детстве или юности в других временах. Например, детство или юность в позднесоветское время, в перестройку или в 90х.
Шлите свои воспоминания - напишем эту книгу вместе!

11 апреля 2021
LiveLib

Поделиться

Мария Кузнецова

Оценил книгу

Отличная книга! Читала не отрываясь! Спасибо Людмиле Улицкой за возможность очутиться в детстве и юности наших бабушек и мам!
3 августа 2015

Поделиться

lyud...@ngs.ru

Оценил книгу

Спасибо огромное за книгу.
Низкий поклон мама, бабушкам, папам, дедушкам, тётушкам-дядюшкам, соседям...
31 августа 2014

Поделиться

Даже мне, рожденной в середине войны, пережившей скудные и тяжелые послевоенные времена, открылась какая-то новая правда о характере нашего народа – простодушном, бесконечно терпеливом, мужественном и милосердном и о природе власти – всегда бесчеловечной и циничной.
4 января 2021

Поделиться

Людмила Улицкая Грудь в орденах Василий Иванович был сосед по коммуналке. Как мне казалось, старик. Пил он по-черному. Трезвым я его никогда не видела. Но даже в пьяном виде он был милый и улыбчивый, только падал часто. Всегда у него на лице была какая-то отметина – то синяк, то ссадина. Жена его – сильно пьяного – домой не пускала, и он довольно часто засыпал на полу возле нашей двери – приглянулся ему наш половичок или просто идти было недалеко. И в пьяном, и в трезвом виде был он миролюбив и застенчив. Двери наших комнат были друг напротив друга. Уже когда я пошла в школу и возвращалась домой, взрослая, семилетняя, с ключом в руке, я часто заставала Василия Ивановича спавшим перед порогом нашей комнаты. Я вытягивала вперед руку с ключом, дотягивалась до замка и, перешагнув через спящего в луже Василия Ивановича, закрывала за собой дверь. Я его не боялась. И вообще до сих пор умею с пьяными обращаться. А году в пятьдесят втором он умер. Это были вторые похороны в нашей квартире. За несколько лет до него умер его зять, тоже пьяница, Филипп, но тот был совсем молодым. На большой коммунальной кухне на двух табуретках поставили гроб. И надели на покойника черный пиджак. Но материя видна была только на рукавах, потому что грудь оказалась вся в медалях и орденах. Вот такой был наш пропойца.
27 мая 2020

Поделиться

Антонина Кухтина Карточки отменили, очереди остались
20 мая 2020

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой