«Осень в Петербурге» читать онлайн книгу📙 автора Джона Максвелла Кутзее на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Недоступна

Премиум

4.27 
(30 оценок)

Осень в Петербурге

214 печатных страниц

2019 год

18+

Эта книга недоступна.

 Узнать, почему
О книге

Федор Достоевский тайно приезжает из-за границы в Петербург и окунается в мир персонажей своих написанных и еще не написанных романов.

Точнейшее воссоздание топонимики и реалий Петербурга времен Достоевского. Тончайшее понимание причин безумия, охватившего людей и эпоху.

читайте онлайн полную версию книги «Осень в Петербурге» автора Джон Кутзее на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Осень в Петербурге» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Сергей Ильин

Дата написания: 

1 января 1994

Год издания: 

2019

ISBN (EAN): 

9785040988501

Дата поступления: 

18 января 2019

Объем: 

386283

Правообладатель
17 155 книг

Поделиться

alinakebhut

Оценил книгу

Вы ожидаете, что в этой книге будет что-то об осени? Будут меланхолия, тоска, хандра, листопад, дождь, гроза. Сумею вас разочаровать, ничего подобного в этой книге нет. Во всей книге был, упомянут только сильный ветер. Но это так мало, что очень разочаровывает.
Бедный Достоевский. До чего же надо было докатиться, чтобы описать великого писателя в таком свете. Конечно, я мало, что знаю о его жизни. Я не читала никаких биографических книг о нем. Не читала письма Достоевского, не читала его мемуары, если они есть. Но я точно знаю, что Достоевский был нормальным, хорошим писателем. Да возможно, в периоды его жизни были тяжелы. Хотя, подождите, может «Записки из мертвого дома» о его ссылке на каторгу? Если да, то я кое-что знаю. Ну, вот мое новое разочарование, я ожидала, что эта книга будет атмосферной, полной впечатлений о Петербурге, осени, в крайнем случае, восхищении Достоевским.
Но, что я получила? Разочарование и ничего больше.
Если вам нравится читать, как оскорбляют вашего любимого писателя, или вы не любите вообще Достоевского, то эта книга, конечно же, для вас. Особенно книга рекомендована для тех, кто ненавидит его творчество. Я думаю, эта книга их восхитит. Она полна всякого, что обличает Достоевского не в лучшем свете.
Но, что же это такое? Где осень, где любовь к любимому писателю? Нет, этот автор южноафриканская выскочка. Вот кто он. Так опозорить великого человека. Так низко пасть, чтобы писать такие гнусности. Мне искренне жаль Кутзее. Наверное, у него не все дома.
Кутзее явно не любил Достоевского. У меня во время чтения вызывалось раздражение и отторжение от книги.
Мне искренне неприятна эта книга. Я не знаю, на каких основаниях можно так было судить Достоевского, но прежде чем опубликовывать эту книгу, хоть подумал бы, что его южноафриканский нрав подходит только для таких людей как он.
Простите, но прежде чем читать, подумайте, стоит ли такая литература дорого потраченного даром времени.
Вот и думаю, стоит ли читать другие книги этого автора, если я так обожглась этой книгой?

Ну судите строго рецензию, это только мое мнение.

Julia_cherry

Оценил книгу

Надо сказать, что для меня это была вторая встреча с Кутзее, причем почти подряд. Эта книга давно была отмечена, как интересная (прежде всего, местом действия), но вот время ей пришло только сейчас. Осенью. В Петербурге. Конечно, мне было интересно, что думает талантливый южноафриканский писатель о нашем петербужском больном гении. Кроме того, живу я именно на тех улицах, на которых мучаются, спорят и существуют его герои. И поэтому я была пристрастна.
Словом, как размышления одного писателя об истоках творчества другого - это интересно, как стилизация под классический русский роман - заслуживает внимания, как попытка перенестись в город, который ему знаком только по чужим текстам - неплохо, но что-то во всем этом есть искусственное, как красивые вставные зубы... Возможно, южноафриканцам Россия представляется именно такой, вполне вероятно, что для остального мира феномен русского терроризма той эпохи можно объяснить безумием и бесовщиной, допускаю, что изломанность души Достоевского кому-то кажется простым следствием эпилепсии...
Мне кажется, русскому читателю тут очевидны многочисленные упрощения, касающиеся России и русского характера, жителю Петербурга - заметна декоративность мест действия, а знатоку творчества и личности Достоевского - не может не броситься в глаза некое "обалаганивание" личности писателя. Поэтому я не смогу принять этот текст в качестве рассказа о Петербурге, о Достоевском, о России.
А вот если воспринимать его, как продолжение размышлений Кутзее о бесчестии, или даже точнее - немилосердии (!), то все встает на свои места. Это именно он, Кутзее, примерил на себя одежды и обстоятельства Достоевского, это его проблемы, его конфликт отцов и детей, его отношения с женщинами, его размышления о насилии, его объяснение развращенности, его собственные поиски Бога, его ощущения больного тела и мятежного рассудка. И как только мы осознаем это, как только мы увидим в одеждах Федора Михайловича самого Джона Максвелла - книга воспринимается совершенно иначе.
Как попытка раскопать что-то в себе, как размышление о самых больных проблемах современности... Кутзее хотел, чтобы мы попались на его мистификацию, используя один из самых популярных приемов в литературе постмодернизма - свои собственные сомнения он вкладывает в уста реально существовавшей знаменитости. И мы попались. Вместо того, чтобы размышлять над поднятыми в книге вопросами, мы спорим, был ли Достоевский таким. :) А ведь это в конечном итоге неважно. Важно то, что его имя продолжает собирать нас для споров и размышлений. Важно то, что темы, им затронутые более ста пятидесяти лет назад, остаются актуальными и горячими. В том числе, для неоднозначного автора, южноафриканского писателя - Джона Максвелла Кутзее.

zhem4uzhinka

Оценил книгу

Живет на свете один писатель. Родился он в Южной Африке, потом пожил в Лондоне, затем в США, потом возвращается на родину – и пишет роман о русском писателе Ф.М. Достоевском, такой роман, в котором и Россия, и Санкт-Петербург, и сам Федор Михайлович получаются абсолютно настоящие. Не всякий русский писатель, который ежегодно имеет счастье наслаждаться питерской зимой и предшествующей ей промозглой осенью, так же достоверно воссоздаст атмосферу холодного Петербурга времен Достоевского. Не всякий русский литературовед так прочувствует образ гениального, болезненного и слегка безумного Достоевского с его странным восприятием реальности, его приступами эпилепсии, его величественным и мрачным внутренним устройством. Я, конечно, не специалист вовсе, а валенок в таких вопросах, но серьезно, то и дело возникало чувство, что роман о себе написал сам Достоевский.

Как южноафриканский англоговорящий писатель это сделал, как?!

И дело не только в стиле повествования, которое валенок вроде меня примет за русскую классику без тени сомнений, если на обложку не смотреть. Дело не только в многочисленных «рифмах» с романами самого Достоевского, который то влезает в шкуры своих же персонажей, то встречает их на мрачных питерских улицах (и это я еще не все читала и не всех, соответственно, узнала). Дело в том, что в «Осени в Петербурге» та же самая русская тоска, за которую мы и любим русскую литературу 19 века. Русское самосознание. Да даже похоть – а ее в романе довольно-таки много – не современная, а образца позапрошлого столетия. Не знаю, чем это объяснить, но ощущается это явственно.

И Достоевский – Достоевский просто как живой. Образ, насколько я могу судить по прочитанным уже произведениям Федора Михайловича и по мемуарам его жены Анны Григорьевны, которая как раз незримо присутствует и в этом романе – образ идеальный. Именно такой человек – с такой искореженной гордостью, с таким болезненным мироощущением, с такими демонами в душе, с такой мужской силой, с такой способностью любить вдруг – и мог написать свои великие, болезненные, мрачные и великие романы.

Может быть, у Кутзее все получилось даже еще мрачнее, чем у самого Достоевского. Но на мой взгляд, это правильно, и все на своих местах. Чтобы написать то, что написал Достоевский, в душе у человека должно твориться что-то подобное. По крайней мере, я в такую версию Ф.М. Достоевского поверила, и к творчеству его прониклась еще большим уважением, а вы как хотите.
С приветом, ваш валенок.

Еще 2 отзыва
И все-таки, даже закрывая за собою дверь, он сознает, что у него еще есть возможность вернуться в проулок, отвязать собаку, и привести ее в подъезд шестьдесят третьего нумера, и сделать ей лежанку под лестницей, хоть, впрочем, он знает и то, что, если он приведет собаку сюда, она захочет последовать за ним и дальше, а если он снова привяжет ее, то лай и скулеж перебудят весь дом. «Это не сын мой, всего лишь собака, – твердит он себе, – что мне до нее?» Но и на это он знает ответ: Павел не будет спасен, пока он не отвяжет собаку и не приведет ее в свою постель
3 января 2021

Поделиться

настоящее чтение в том-то и состоит, чтобы становиться и рукой, и топором, и черепом. Читать – значит забывать о себе, а не стоять в сторонке, посмеиваясь
3 января 2021

Поделиться

Молодому человеку вообще свойственно гневаться на все, что его окружает. Гневаться и на отечество свое, потому что отечество кажется ему устарелым, отсталым. Новые идеи, новые мысли увлекают его. Он думает, что во Франции, или в Германии, или в Англии его ожидает будущее, которого собственная его страна не даст ему, потому что слишком глупа и безрадостна.
2 января 2021

Поделиться

Еще 54 цитаты

Автор книги

Переводчик