Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Да здравствует фикус!

Да здравствует фикус!
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
477 уже добавили
Оценка читателей
4.26

«Да здравствует фикус!» (1936) – горький, ироничный роман, во многом автобиографичный.

Главный герой – Гордон Комсток, непризнанный поэт, писатель-неудачник, вынужденный служить в рекламном агентстве, чтобы заработать на жизнь. У него настоящий талант к сочинению слоганов, но его работа внушает ему отвращение, представляется карикатурой на литературное творчество. Он презирает материальные ценности и пошлость обыденного уклада жизни, символом которого становится фикус на окне. Во всех своих неудачах он винит деньги, но гордая бедность лишь ведет его в глубины депрессии…

Комстоку необходимо понять, что кроме высокого искусства существуют и простые радости, а в стремлении заработать деньги нет ничего постыдного. Что же спасет его?

Лучшие рецензии
jonny_c
jonny_c
Оценка:
424

Я пишу эту рецензию, а на моем столе рядом с пепельницей жалкой бесстыжей кучкой валяются десять металлических червонцев и два потрепанных полтинника - весь мой капитал на сегодняшний день. Признаться честно, тяжело творить на голодный желудок и вытягивать из головы слова, ощущая себя при этом несчастным, убогим голодранцем. Вчера днем я заходил в книжный магазин, хотел купить роман Джорджа Оруэлла «Да здравствует фикус!» в бумажном варианте, но в итоге ушел оттуда несолоно хлебавши, проклиная все вокруг, ибо сейчас на книги такие цены, что проще скачать их в интернете, а на сэкономленные деньги купить бутылку дешевого пойла и упиться до беспамятства, что я, собственно, и сделал.

Увы, в наше время власть денег достигла таких масштабов, что люди, преклоняясь перед Бизнес-богом и принося ему в жертву свои души, постепенно превращаются в их покорных рабов, готовых на все, лишь бы в банке лежала кругленькая сумма, а в холодильнике горы жратвы. И ведь повсюду одни только деньги, деньги, деньги. Везде одни и те же «купи-продай», «возьми кредит», «подари жене шубу», «выгляди стильно», «обеспечь себе достойную старость». И конца и края этому нет. И как же тошно порой бывает от всего этого. Ох, как тошно! А если ты нищий, так на тебя вообще никто смотреть не захочет. Деньги, конечно, много чего дают полезного и приятного, но еще они дают прекрасный повод ощутить себя мелким, грязным, отвратительным ничтожеством, особенно тогда, когда их у тебя нет. Так может быть действительно стоит объявить деньгам войну и попытаться сбросить с себя их гнет?

Гордон Комсток в романе «Да здравствует фикус!» так и сделал, но в конечном итоге потерпел жестокое поражение. Потому что по-другому не бывает. Потому что деньги изначально непобедимый соперник. Каким бы ты ни был ловким и проворным Давидом, денежный Голиаф все равно растопчет тебя, сотрет в порошок и бросит в самый эпицентр поклонения деньгам на потеху обществу потребления с его красноречивыми лозунгами и рекламными плакатами.

Можно, конечно, назвать Гордона Комстока жалким неудачником, пришибленным лузером, ведь он только и делал, что ныл, негодовал, фрустрировал, сыпал проклятиями, а стремиться к чему-то не стремился, но, позвольте, он выбрал свой путь. Путь на дно, подальше от денег, прочь от мерзкого озабоченного общества потребления, туда, где его не найдет Бизнес-бог со своей преданной паствой. И это его право. Другое дело, что спрятаться от всего этого практически невозможно. Везде достанут, даже на дне (тем более на дне), и поставят на подоконник сочный, пышущий силой и здоровьем фикус, как неизменный символ материального благополучия, или уничтожат, как лишний элемент в денежной системе. Но что же тогда делать? Как быть? Ответ, на мой взгляд, прост и банален – если не хочешь попасть в лапы хищного беспощадного зверя под названием деньги, если не хочешь быть зависимым от хрустящих, приятно пахнущих купюр, то просто перестань ставить их во главу угла, превращать в смысл своего существования и делать из них центр мироздания. Иначе говоря – относись к ним проще, не заморачивайся. Есть – хорошо, нет – ну и ладно.

Я пишу эту рецензию, злосчастные монеты по-прежнему лежат на столе, в пепельнице дымится дешевая сигарета, а в голове у меня неумолчно играет песнь благодарности Джорджу Оруэллу за его очередной шедевр. Писатель в очередной раз предстал передо мной этаким могучим титаном писательского мастерства, исполином литературы. Проблема, которую он поднял в своем романе и которую так искусно обыграл, еще долгое время будет оставаться злободневной. А каков язык! Острый, едкий, колючий, выжигающий нутро, пробирающий до костей. Его язык хлещет наотмашь, будто кнут в умелых руках пастыря. Оруэлл не только заставляет сопереживать главному герою, но и вызывает некое подобие злобы и обиды на весь белый свет, желание незамедлительно бросить вызов власти денег, и вместе с тем покорное смирение, принятие всех правил большой игры под названием человеческая жизнь. Так что, друзья, мне ничего не остается, как выйти на балкон и гневно закричать на весь мир: «Да здравствует чертов фикус! Да здравствуют чертовы деньги! Да здравствует чертово общество потребления! Да здравствует чертов Большой Брат!»

Читать полностью
Needle
Needle
Оценка:
140

Если вы никогда не носили перешитое из перешитого, не бегали в электричке от контролёров, потому что вам не на что было купить билет, не нарезали три-четыре круга по продуктовому рынку в попытках сэкономить хоть 50 копеек, не проводили все каникулы в душном безлюдном городском дворе, не заклеивали треснувшую подошву зимних сапог пластырем, чтобы хоть как-то доходить до весны и не питались по полгода одной гречкой, то вам, боюсь, не понять словосочетания нет денег во всей его полноте. Как известно, если вам не хватает денег, нужно или зарабатывать больше, или тратить меньше. В семье, где я росла, никто не представлял, как заработать больше, поэтому наш вариант был меньше тратить. Меня с детства учили по одёжке протягивать ножки. Но одёжка бывает порой такой куцей, что никак, ну просто никак в неё не втиснуться. Бедность, по сути, это некая система жёстких ограничений, которые необходимо соблюдать, чтобы выжить. Меня очень рано поставили перед этим фактом, и я так и жила, пока не начала работать. Я расстраивалась, что у меня нет велосипеда, что я не видела моря и много чего ещё, но эта тяжёлая финансовая ситуация детства и юности не сделала меня ни рабом, ни врагом денег.

А вот Гордона перекорёжило не по-детски. Ему было очень страшно оказаться в рабстве у бизнес-бога. Какие же яркие комплексы расцвели под его невзрачной внешностью! Быть личностью с принципами трудновато, а когда твои принципы не совпадают с общепринятыми, когда никто из близких не понимает этих принципов, и ты плывёшь против течения, тогда… А что тогда? А тогда сделай так, чтобы твои принципы никого не ранили, а широкие взмахи руками при попытках одолеть течение не задевали родных и близких. Не имея денег, действительно, многое нельзя себе позволить. Но можно себе позволить (и нужно!) оставаться человеком.

Гордон ведёт себя так, словно у него постоянно свербит незаживающая рана – рана от отсутствия денег. И он всё время её расчёсывает, расковыривает, чтобы не дай Бог не зажила. Чтобы и дальше можно было оставаться таким же – обозлённым на весь мир, обиженным, униженным, обездоленным. Конечно, под всем этим грузом где ему развидеть хорошее? Он не способен оценить добрые чувства тех немногих, кто искренне его любит. У бедных собственная гордость, говорят. Гордон широкими жестами демонстрирует эту особенную гордость бедных перед богатым и щедрым другом, однако позволяет себе обирать сестру. Несчастная Джулия, у которой так мало радостей в жизни, и он, единственный брат – и постоянное огорчение. И расход. Он мужчина, он должен бы ей помогать, а он вечно только клянчит мелочь. А как он ведёт себя с Розмари?! Господи, это уму непостижимо – рассчитывать, что девушка займётся с тобой сексом зимой на природе, да ещё и не озаботиться контрацепцией! И хотя зима под Лондоном не та, что под Москвой, но это, на мой взгляд, не сильно меняет дело. Вы мне сейчас скажете, что вот и у меня мещанский подход, а Гордон – поэт, ему всё обывательское чуждо, и никому он ничего не должен. Ага. И именно поэтому он, поэт, так по-дурацки промотал свой гонорар за стихи. Закомплексованный эгоист.

Пожалуй, такое неприятие вызывали у меня ранее только главные герои книг «Двое» Милна и «Нейромант» Гибсона. Но там я поставила по тройке, а здесь – пять. Гордон Комсток меня ужасно раздражал, но книга привела в восторг. И меня просто восхитила Розмари. Какая сила любви и какая душевная щедрость. Ей одной этот несчастный обязан всем. В итоге всё равно пришёл к фикусу. Только измучил всех.

Получилось очень эмоционально, тема оказалась неожиданно очень близка мне.

Читать полностью
Shishkodryomov
Shishkodryomov
Оценка:
136

Гордон Комсток - крайняя форма эгоизма. Он не живет, а играет. Постоянно целая толпа народу носится за ним и беспокоится о нем. Сестра, родственники, девушка, друг-социалист. Гордона никогда не посещал животный страх действительно одинокого человека или, того хуже, человека, который боится за своих близких. Близких у него нет, так как он никого не любит и ему на всех плевать, кроме своей великой идеи. В своей собственной гениальности он не сомневается. По существу, это большой ребенок, которому не дано повзрослеть даже ценою лишений. Хотя, нужно отдать должное, что мысленно он готов оказаться на улице и ночевать в придорожной канаве.

Основная идея произведения настолько глубока, что ее можно проглядеть за кучей других, прикладных идей, что в изобилии присутствуют на страницах "фикуса". Пищу для ума можно найти практически во всем, если затронуты такие вечные социальные ценности как деньги, положение в обществе, брак и т.д. Общество перекраивает нас под себя. Каждого, кто пытался жить так, как считает нужным и заниматься только тем, что ему по душе. Кому-то повезло с работой или с семьей, но кривить душой, надевать маску, прикидываться не самим собой, приходилось всем. К кому-то эта маска давно приросла, въелась в поры кожи и они говорят заученные слова, выкрикивают стандартные фразы. Гордон Комсток проиграл. Да здравствует фикус.

Читать полностью
Лучшая цитата
Совсем не понимает, что ее послания для него – знак существования кого-то, кому он все же нужен.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление