«Девять рассказов» читать онлайн книгу 📙 автора Дж. Д. Сэлинджер на MyBook.ru
Девять рассказов

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Недоступна

Премиум

4.39 
(118 оценок)

Девять рассказов

164 печатные страницы

2017 год

16+

Эта книга недоступна.

 Узнать, почему
О книге

Писатель-классик, писатель-загадка, на пике карьеры объявивший об уходе из литературы и поселившийся вдали от мирских соблазнов в глухой американской провинции. Его книги, включая культовый роман «Над пропастью во ржи», стали переломной вехой в истории мировой литературы и сделались настольными для многих поколений бунтарей: от битников и хиппи до представителей современных радикальных молодежных движений.

«Девять рассказов» – это девять жемчужин в творчестве Сэлинджера. Недаром их создателя авторитетные литературные критики называют рассказчиком от Бога. Его творчество – глубоко и значительно, речь – богата и блистательна, герои – искренни и незабываемы.

читайте онлайн полную версию книги «Девять рассказов» автора Джером Дэвид Сэлинджер на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Девять рассказов» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1948Объем: 296746
Год издания: 2017Дата поступления: 24 октября 2019
ISBN (EAN): 9785699900275
Переводчик: Максим Немцов
Правообладатель
18 209 книг

Поделиться

Mi_Iwaike

Оценил книгу

Девять рассказов. Совершенно разные. У каждого свой сюжет, своя история, свои особенности. Но все девять рассказов в чём то схожи между собой. Я выделила девять признаков.
Признак первый: Особая искренность. Они не выглядят придуманными. Им веришь.
Признак второй: Невероятные персонажи мужского пола. Мальчишки не без грехов, неидеальные, непослушные. Но в этом то и состоит их очарование.
Признак третий: Много диалогов. Зато какие это диалоги! Уберёшь повествование - будет немногим хуже. Уберёшь диалоги - всё потеряется.
Признак четвёртый: Необычные персонажи. Это к примеру рыбка-бананка, воображаемый друг Джимми Джиммирино и Микки Микеранно и другие.
Признак пятый: Концовки, которые подчас сложно объяснить. И которые сами не особо что объясняют.
Признак шестой: События, которые происходят в рассказах, совершенно нельзя назвать банальными или скучными. Фантастики нет, но вряд ли в вашей жизни случалось подобное.
Признак седьмой: Особые чувства возникающие при чтении. Даже не буду пытаться объяснить. У каждого эти чувства свои, и практически у всех они едва ли поддаются описанию.
Признак восьмой: Желание ознакомиться с творчеством Сэлинджера поближе! (Увы, присутствует не у каждого)
Признак девятый: Сожаление после окончания каждого рассказа, а особенно после последнего.

Первая книга прочитанная в рамках флэшмоба 2012, в котором я участвую впервые, и такая удача!
А теперь моё отдельное спасибо для lost_witch , которая посоветовала мне этот сборник рассказов во флэшмобе 2012

10 января 2012
LiveLib

Поделиться

jonny_c

Оценил книгу

"Девять рассказов" - это девять невероятно пронзительных историй, способных вызвать у читателя как смех, так и слезы, как улыбку, так и грусть, как эмоциональный подъем, так и невыносимую горечь. И пусть махровые литературоведы бросаются такими понятиями, как "эстетический арсенал теории дхвани-раса", "религиозно-философская символика", "традиционная индийская поэтика", "реалистическая оснастка произведений", пусть разбирают каждый рассказ на составные части, а потом собирают заново, пусть с видом религиозного фанатика роются в подтекстах и скрытых смыслах, как кроты на картофельном поле, но для меня, да и для любого другого рядового читателя, этот сборник станет прежде всего отдушиной, сосредоточием житейской мудрости, источником настоящих эмоций, истинным наслаждением.

"Девять рассказов" - это не просто девять жемчужин в творчестве Сэлинджера, как сказано в аннотации, это целый клондайк, занявший свое прочное законное место на довольно ограниченном участке под названием качественная проза.

Некоторые, наиболее воинственно настроенные читатели, конечно, могут мне возразить, обозвав тексты Сэлинджера "псевдофилософией какого-то псевдоламы", и сказать, что сюжеты его рассказов нелепы и абсурдны, но, черт возьми, посмотрите вокруг. Видите ли вы хоть какую-нибудь логику и разумность в окружающей нас действительности, в привычной череде событий, в поступках некоторых людей? Много ли в нашей жизни адекватных решений и здравых мыслей? Есть ли в нас легкость, незашоренность и простота? Однако в рассказах Джерома Сэлинджера можно увидеть и легкость, и простоту, и разумность, и логику, и осмысленность, и понимание всего того, что происходит вокруг. В то же время они предельно приземленны и глубоко жизненны. В них как раз и показана та малая часть нашей жизни, которую принято называть трезвой, рассудительной и основательной. В этих коротких историях скрыто столько смысла, сколько не найти в длинных, многословных, крайне мудреных трактатах и письменах какого-нибудь философа-представителя школы объективного идеализма. Ну да ладно, каждому свое и каждый видит только то, что хочет видеть. Я же сейчас совершенно точно становлюсь на сторону писателя, который потихоньку вызывает во мне все большую симпатию и уважение.

Возвращаясь к "Девяти рассказам", я хочу сказать, что у этой книги, помимо всех тех достоинств, о которых я сказал выше, есть одно очень важное качество - она подойдет под любое настроение. Если вас одолела хандра и ностальгия, берите и читайте "Девять рассказов". Если вы чувствуете себя веселым и жизнерадостным, берите и читайте "Девять рассказов". Если вы ищете ответы на давно мучащие вас вопросы или просто не знаете, чем себя занять, берите и читайте "Девять рассказов". В любом случае вы хорошо и, главное, с пользой проведете время.

Итак, "Девять рассказов". Девять маленьких шедевров. Девять видов поэтических настроений и девять историй. Историй о поиске своего места и самого себя, о быстром взрослении и внезапном осознании невозможности в полной мере постичь этот мир, о переосмыслении прожитой жизни и уроках юности, о том, в конце концов, как корежит людей война и как важно не потерять себя в этом мире. Историй, написанных искренним, честным языком и заставляющих взрослого мужика проливать слезы и жалеть об утрате чего-то важного.

Шедевр? Однозначно шедевр.

14 февраля 2014
LiveLib

Поделиться

tanat-0s

Оценил книгу

Плохие писатели пишут много.
Хорошие писатели пишут мало.
Сэлинджер был одним из лучших.

Пока искал эту книгу на лайвлибе, три раза ошибся в написании фамилии, кстати.
Стыдно, что я даже не знаю как правильно по русски зовут одного из самых моих любимых писателей.
Стыдно, что этот чувак до сих пор для меня является одним из.
Стыдно, что я так и не вырос.
Да вообще за многое стыдно, на самом деле.

9 октября 2008
LiveLib

Поделиться

В смысле, я знал, что, хоть они все и преподают религию, философию и прочее, им все равно довольно-таки страшно умирать. – Тедди посидел – или полежал – минутку, ничего не говоря. – Так глупо, – сказал он. – Когда умираешь, ты же только, елки-палки, вылетаешь из тела, вот и все. Батюшки, да все это делали тысячи раз. Если никто не помнит, это же не значит, что они этого не делали. Так глупо.
22 апреля 2021

Поделиться

Вам известно, что значит слово «сродство»? – спросил он, повернувшись к Николсону. – Есть примерное представление, – сухо ответил тот. – У меня очень сильное сродство с ними. То есть они мои родители, и все мы составляем гармонию друг друга и прочее, – сказал Тедди. – Мне хочется, чтобы им было хорошо, пока они живы, потому что им нравится, когда им хорошо… Но меня и Писклю – это моя сестра – они так не любят. В смысле, они вроде как неспособны любить нас такими, какие мы есть. Они, похоже, неспособны любить нас, если не будут все время стараться чуточку нас изменить. Они любят те причины, по которым любят нас, почти так же, как нас самих, а по большей части – даже больше. А так нехорошо.
22 апреля 2021

Поделиться

Дюфарж и его дочь (девушка изысканная, хоть отчасти и трансвеститка) стали Хохотуну лютыми врагами.
21 апреля 2021

Поделиться

Интересные факты

Почему писатель назвал свой сборник «Девять рассказов»? Коль скоро традиционные решения — назвать книгу просто «Рассказы» либо вынести на обложку название одного из них — Сэлинджера почему-то не устраивали, может быть, он в слове «девять» выразил нечто потаённое? Тем паче, что вслед за названием книги поставлен эпиграф: «Мы знаем звук хлопка двух ладоней, // А как звучит одной ладони хлопок?», скрытый смысл в котором присутствует несомненно.

Указав в подписи под эпиграфом, что это дзэнский коан, Сэлинджер, однако, «опустил» имя его автора — японского поэта, художника и проповедника Хакуина Осе (1685-1768), а также самое название коана — «Одна рука». Между тем, из тысячи семисот с лишним дзэнских коанов «Одна Рука» Хакуина — среди самых знаменитых! Он включён даже в число трёх основных упражнений-загадок для дзэн-буддистов, проходящих начальную стадию религиозного обучения. Тут надо пояснить, что согласно учению дзэн постичь истину можно лишь интуитивно и что система загадок-коанов была специально выработана дзэнскими проповедниками с целью пробуждения в учениках интуиции подобного рода. Каждая такая загадка содержит вопрос, в котором заключён и ответ, но ответ не прямой, а парадоксальный, отчего коаны сравнивают подчас с древнегреческими апориями, видя в них схожие упражнения на переход от формально-логического мышления к поэтически-ассоциативному. Коан же Хакуина, в частности, нацелен на то, чтобы убедить ученика в непостижимости мира, в том, что всё видимое, слышимое, осязаемое человеком столь же эфемерно, как и звук хлопка одной ладони.

Та же роль, в сущности, отведена коану Хакуина и у Сэлинджера. Извещая осведомлённого читателя, что в «Девяти рассказах» он найдёт помимо «хлопка двух ладоней», т. е. высказанного, и нечто скрытое, подразумеваемое (тем паче, что согласно дзэнским постулатам словами истину выразить нельзя), дзэнский коан «Одна Рука» адресуется, возможно, и читателю «непосвящённому». Но — лишь при условии, что тот проделает определенную интеллектуальную работу, дабы постичь смысл восточной загадки, направляющей разум к выходу за пределы обыденного сознания.

Однако возвратимся к вопросу о том, почему число рассказов сборника вынесено на обложку или, вернее, какой смысл в этом числе заключён, если, конечно, оно не является итогом простого подсчёта новелл?

Методика дешифровки определилась путём последовательного обозрения символических значений числа «девять» в пределах религиозно-философских учений Востока, ибо целый ряд категорий из аппарата последних постоянно присутствует в сэлинджеровских текстах. Так в конце концов и был обнаружен ключ к шифру — связанная на одном из этапов своего развития с числом «девять» концепция традиционной индийской поэтики «дхвани-раса».

С числом «девять», правда, мы встречаемся также и в одной из философских метафор «Махабхараты» («девятивратный град»), обозначающей человеческое тело, в коем обитает «горожанин» — дух, чистое субъективное сознание, считавшееся в древнеиндийской философии бесконечным и непознаваемым. Однако категорически утверждать, что название сэлинджеровского сборника является скрытым парафразом метафоры «девятивратный град», мы — при всей соблазнительности этого заключения — всё же не решаемся. Это лишь предположение, и если бы оно когда-нибудь подтвердилось, выяснилось бы, возможно, что, прибегая к данной фигуре, Сэлинджер как бы уподоблял — эзотерически — свои «Девять рассказов» живому человеческому организму.

Конечно, в принципе такой подход к произведениям искусства отнюдь не нов. Ещё Кант, сопоставляя природу с искусством, видел в том и другом живое органическое целое. Используя эту идею, отождествлял произведения искусства с органической природой и Шеллинг. Тождественные по своей внутренней сути природа и дух, по Шеллингу, представляют собой самообнаружение единого абсолюта, объективным свидетельством чего и выступает сознательное художественное творчество. Произведение искусства, считал он, появляется в результате того, что человеческий разум объединяет с помощью творческого воображения свои субъективные импульсы и восприятия с феноменами органической природы. Словом, творческий процесс, по Шеллингу, — это такая творческая активность, которая более всего напоминает активность бога. Сходными были и эстетические идеи немецких романтиков. «Мы живем в огромном (и в смысле целого и в смысле частностей) романе»,— писал Новалис.

Но отражает ли книга Сэлинджера «Девять рассказов» влияние этих идей? То есть претендует ли она по замыслу автора на статус цельного организма? Трудно сказать. Но вот советский литературовед А. Мулярчик, например, почувствовал, что сборник «Девять рассказов» представляет собой безусловную художественную целостность, отчего и рассмотрел его в книге «Послевоенные американские романисты» наравне с рядом известных романов.

И всё же, несмотря на то что объединением девяти рассказов в одну книгу Сэлинджер как бы обобщённо воспроизводит эмоциональный, психический, духовный строй человеческого индивида, отражая основную гамму людских настроений, переживаний, страстей, т. е. в большой мере достигает «шеллингианской» цели уподобления произведения искусства органической природе (а в терминах древнеиндийской философии — «девятивратному граду»), наше сопоставление названия сборника «Девять рассказов» с восточной метафорой «девятивратный град» не более чем гипотетично. В то же время зависимость названия сборника от одной из теорий древнеиндийской поэтики представляется нам несомненной.

О том, что парадигмы традиционной индийской поэтики могут быть применены и при создании современных литературных произведений, индологи, в том числе и советские, писали не раз. Академик А. П. Баранников даже считал древнеиндийскую поэтику единственной, «построенной на научных основах и разработанной до поразительной тонкости». Согласно одной из её кардинальных доктрин, художественное наслаждение от литературного произведения достигается не благодаря образам, создаваемым посредством прямых значений слов, но теми ассоциациями и представлениями, которые этими образами вызываются.

В традиционной индийской поэтике существовала концепция, по которой скрытое, проявляемое значение художественных произведений — «дхвани» — понятно лишь тем избранным ценителям, в чьих душах сохранились воспоминания о предыдущих воплощениях. Только благодаря этому они и обладают той эстетической сверхчувствительностью, сверхинтуицией, которые позволяют им постигать сокровенный смысл произведений искусства, получать от них истинное удовольствие, т. е. в полной мере воспринимать их поэтические настроения — «раса».

Только к таким ценителям, по мысли теоретиков древнеиндийской поэтики, и обязан апеллировать настоящий художник. А создаваемые им в расчёте на знатоков, людей «с созвучным сердцем» (перевод Б. А. Ларина), литературное произведение должно было заключать в себе один из трех типов «дхвани» — скрытого смысла:
I — подразумевать простую мысль;
II — вызывать представление о какой-либо семантической фигуре;
III — внушать то или иное поэтическое настроение («раса»).
Последний, третий тип «дхвани», или «затаённого эффекта» (термин Б. А. Ларина), считался высшим видом поэзии.

На первых порах различались восемь поэтических настроений. Так, установивший этот канон трактат о драматургии, приписываемый легендарному индийскому мудрецу Бхарате (VI-VII вв.), определил следующие виды и порядок «раса»:
1 — эротики, любви;
2 — смеха, иронии;
3 — сострадания;
4 — гнева, ярости;
5 — мужества;
6 — страха;
7 — отвращения;
8 — изумления, откровения.
Спустя несколько веков Удбхата (VIII-IX вв.) обосновал необходимость добавления ещё одного поэтического настроения («раса»), девятого по счёту:
9 — спокойствия, ведущего к отречению от мира.
Теорию «дхвани» (т. е. теорию поэтической сугге́стии), согласно которой требовалось строить художественное поэтическое произведение так, чтобы в нем наличествовал скрытый смысл, намёк («дхвани»), позволяющий внушить то или иное из девяти поэтических настроений, в IX в. сформулировал в трактате «Дхваньялока» («Свет дхвани») Анандавардхана.

Канон девяти поэтических настроений оставался неизменным вплоть до эпохи индийского Средневековья, когда в результате исследований одного из теоретиков «дхвани-раса», Мамматы (XI-XII вв.), число «раса» было признано необходимым минимально увеличить. Так появилось десятое (и последнее) поэтическое настроение — родственной нежности, близости.

Возвратимся, однако, к названию сэлинджеровского сборника «Девять рассказов». На наш взгляд, угадываемый, «проявляемый» смысл этого названия как раз и состоит в том, что оно подразумевает «простую мысль», а именно в книге воплощены девять видов поэтических настроений. А поскольку в их перечне традиционная индийская поэтика закрепила за каждым своё постоянное место, свой, так сказать, порядковый номер, мы и намерены далее показать, что в названном выше сборнике последовательность расположения рассказов выдержана Сэлинджером в зависимости от того, какое «по счету» поэтическое настроение в нём воплощено (см. табл.).
1 — эротика, любовь — «Хорошо ловится рыбка-бананка»;
2 — смех, ирония — «Лапа-растяпа»;
3 — сострадание — «Перед самой войной с эскимосами»;
4 — гнев, ярость — «Человек, который смеялся»;
5 — мужество — «В лодке»;
6 — страх — «Тебе, Эсме с любовью и убожеством»;
7 — отвращение — «И эти губы, и глаза зелёные...»;
8 — изумление, откровение — «Голубой период де Домье-Смита»;
9 — спокойствие, ведущее к отречению от мира — «Тедди».
Характеризуя психологическое состояние знатока, у которого поэтические настроения произведений искусства вызывают суггестивно особый вид переживаний, один из позднейших теоретиков школы «дхвани-раса», Джаганнатха (XVII в.), указывал, что подобного рода эстетическое удовольствие коренным образом отличается, скажем, от того чувства, что испытывает обычно мужчина, когда ему сообщают: «У тебя родился сын!» Иначе говоря, это психологическое состояние должно быть, применяя известную формулировку Канта, «удовольствием рефлексии», а не «удовольствием наслаждения, исходящего из одного лишь ощущения».

Несколько забегая вперед, заметим, что Сэлинджер, используя выработанные санскритской поэтикой изощрённые категории и утончённую технику письма, апеллировал, конечно, не только к знатокам, — хотя бы уже по той причине, что даже среди литературоведов не так уж много людей, знакомых с основами традиционной индийской поэтики и эстетическим арсеналом теории «дхвани-раса». Не говорим уж о том, что большинство произведений Сэлинджера популярны во всём мире и во всех читательских сферах. И противопоставлять элементы реализма в его творчестве увлечению писателя мистикой и религиозно-философской символикой Востока, утверждать, что индуистские криптограммы для него важнее открыто реалистической оснастки произведений, либо наоборот, было бы, на наш взгляд, неверным. По всей вероятности, художественному видению Сэлинджера присуще органичное слияние того и другого. Проникновение же в сэлинджеровскую тайнопись, в глубины символики его новелл и повестей поможет уяснить ту совокупность принципов, взглядов и убеждений, которые определяют отношение писателя к действительности.

©

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой