Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Литературный призрак

Литературный призрак
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
328 уже добавили
Оценка читателей
3.96

«Литературный призрак» – дебютный роман Дэвида Митчелла. Именно эта книга, написанная с полифоничностью, которая позже станет неотъемлемым свойством его прозы, прославила Митчелла. На страницах романа переплелись жизненные пути молодого сектанта, по указке Его Провидчества устроившего зариновую атаку в токийском метро, и начинающего саксофониста, который подрабатывает в магазинчике коллекционного винила, банковского менеджера из Лондона, отмывающего в Гонконге деньги русской мафии, и ветерана английской разведки, решившего опубликовать свои воспоминания, его «литературного негра» (и одновременно – лидера панк-группы) и витающего над монгольскими степями бесплотного призрака, женщины-физика с ирландского островка, за которой охотится Пентагон, похитителей эрмитажных картин, нью-йоркского диджея и многих-многих других…

Лучшие рецензии
reader261352
reader261352
Оценка:
194

Говорят, одно ничтожное происшествие может изменить судьбу человечества. Все люди на земле связаны невидимыми нитями. От того, что здесь и сейчас сделал один, зависит то, что будут делать потом другие. Случайности закономерны. Да и жизнь, как джазовая композиция – всегда импровизация, но никогда не отпускает ощущение, что всё это придумано заранее.

Литературный призрак может попасть туда, куда писателю путь заказан, и сыграть с помощью слов непревзойденный музыкальный сет.

Российские издательства называют Дэвида Митчелла «английским Мураками». Английский – да. Мураками – нет. Конечно, с Японией писателя связывает многое, да и как иначе – 8 лет жизни в этой стране и матримониальная связь дают о себе знать, но одно дело чувствовать «японскую душу», а другое дело писать, как японец.

«Я знал, что хочу стать писателем, ещё когда был ребёнком. Но в Японии, где я жил с 1994, я слишком много отвлекался от этого. Вероятно я стал бы писателем, не важно где бы я жил, но стал бы я тем же писателем, если бы провёл последние 6 лет в Лондоне, Кейптауне, на нефтяной платформе или в цирке? Это мой ответ себе», - говорит Митчелл.

Первый большой роман писателя начинается в японской подземке, но действие продолжается в других частях света. Присматриваясь к иным культурам, Митчелл пытается понять, что значит человеческая душа вне стран и религий. О том, как на самом деле всё взаимосвязано: живые и мертвые, богатые и бедные, европейцы и азиаты.

Можно считать «Литературный призрак» пробой пера, репетицией триумфа «Облачного атласа». Можно сравнивать романы, ища недочеты и разбирая каждую историю по-отдельности, но в моем замороченном сознании каждое из этих произведений стоит особняком. «Литературный призрак» - это чудесная утопия, а «Облачный атлас» - твердый протест.

Митчелл непоколебимо уверен в том, о чем пишет, кажется, что он знает, как это - быть призраком. Всё спрятано, завуалировано, всё в контексте. Я ничего не слышала о том, как этот философ начинал писательский путь. Может быть, он всё-таки был литературным призраком? Может быть, мы уже много раз читали его тексты, не зная сами, кому принадлежит авторство? ;)

Читать полностью
Romawka20
Romawka20
Оценка:
125

Воспоминания — потомки настоящего, которые рядятся в костюмы предков.

С огромным недоумением и крутящимся в голове вопросом "Что это было?" Митчелл оставил меня после прочтения данного романа. Сказать, что "понравилось" равнозначно молчанию. Это было что-то с чем-то. Читая первую главу, в которой говорится о Его Провидчестве и о террактах, я уже хотела бросить книгу и пойти к советчику в ФМ спрашивать "Какого хрена?". Либо это злая шутка, либо советчик был уверен, что мне такое интересно, но ошибся. Через силу стала читать дальше, а вдруг станет интереснее? И знаете, к моему глубочайшему удивлению, стало.

Десять глав и девять разных историй о девяти различных людях и местах их пребывания. Чем-то даже напоминают сборник рассказов и все, кроме первой и последней главы можно читать в любом порядке. Проведя аналогию с арифметикой: от перемены мест глав, суть историй не меняется. На первый взгляд люди слишком далеки друг от друга (Токио, Гонконг, Санкт-Петербург, Лондон, Монголия) и не могут быть знакомы друг с другом. Но это всего лишь теория. На практике же, их жизни связаны между собой тоненькими, совершенно незаметными между собой ниточками. Например, главный герой одной истории знаком со второстепенным героем из другой или главные герои двух разных историй сидят в одном кафе. Не знакомы ведь лично? Нет, но малейшее, совсем незначительное действие кого-либо косвенным образом влияет на развитие ситуации где-то ещё.

Такими вот намеками очень тяжело объяснить философию Митчелла, хотя она до невозможности проста. Автор в своём произведении заставляет читателя задуматься: является ли второй хозяином своей судьбы? Или в жизни всё предопределено свыше? Я всё же склоняюсь к мысли, что любые наши знакомые: случайные или близкие, так или иначе влияют на нас. Конечно, редко один человек способен перевернуть жизнь кого бы то ни было, но изменить взгляд на какую-нибудь вещь вполне. Далее это изменение может понести за собой цепь событий, которые повернуть ось судьбы в другом направлении. А возможен и другой вариант, что изменение во взглядах пройдёт по касательной и ничего не заденет. Здесь не затронута тема религии в целом, хотя о Будде говорится довольно таки часто.

Герои произведения великолепны. Все они яркие и запоминающиеся личности, причем не только главные персонажи, но и второстепенные. Я поражаюсь тому как можно придумать столько различных образов и уместить их в одном романе. Женщина- ученый, призрак маленькой девочки, "Смотритель зверинца", ученики Его Провидчества- настолько разномастные люди уживаются на страницах одной книги. Потрясающе. К слову сказать, сам литературный призрак, как он себя называет, тоже появляется на страницах романа.

Не зря Митчелла называют "английским Мураками". Его слог и стиль написания действительно похож на Харуки Мураками. Я не знаю как это описать, но есть у них что-то такое, тонко прочуствованное - то, когда свою мысль выражают немного философски и завуалировано, а не прямо. Вначале из-за этого даже немного трудновато читать и понимать авторов, но постепенно начинаешь понимать всю красоту такого повествования. Бесспорно, моё знакомство и с Митчеллом, и с Мураками будет продолжаться.

Читать полностью
EclipSe
EclipSe
Оценка:
72

Потрясающая книга. Круговорот историй, сплетенных единой нитью, местами столь тонкой и эфимерной, а местами являющей остов развития сюжета в целом. Мастерский язык, который использует Митчелл, с легкостью заставляет сопереживать каждому задействованному образу, каждому хитросплетению вводимых линий: тяжелой судьбе молодой китайской девушки, которая, в череде происходящей с ней жизненных потрясений, верит до конца; махинатору из Гонконга, который вспоминая все пережитое, отрезает себя от действительности и переходит черту, и даже тому самому признаку, который изучая мысли и память хозяев, скитается по отрезанной от мира Монголии в поисках ответа на вопрос о приороде своего существования. Миллион мыслей перекрутилось в голове во время чтения, все сюжеты заставляют серьезно подумать и те стили, которыми, ещё раз подчеркну, мастерски, жонглирует автор, помогают ещё больше проникнутся этим произведением с большой буквы.

10/10

После прочтения захотелось вновь проанализировать смысл и взаимосвязь историй, в результате мысли вылились вот в такую визуализацию:

Прямая ссылка

Читать полностью
Лучшая цитата
Тогда одна из этих шотландок спросила: а почему японские ребята, как обезьяны, подражают американцам? Одежда, рэп, скейтборды, стрижки. Я сказал – дело не в том, что они так уж обожают все американское, просто они отвергают все японское, доставшееся от родителей. Но поскольку собственной молодежной культуры у нас нет, вот им и приходится брать первое, что под руку попадется, а это, естественно, американское. Но вообще-то не американская культура имеет нас, а мы имеем ее.
2 В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги серии «Интеллектуальный бестселлер»