Мисс Подземка

4,2
48 читателей оценили
240 печ. страниц
2019 год
Оцените книгу
  1. sleits
    Оценил книгу

    Редкий, практически уникальный случай, когда спектр моих впечатлений от книги в процессе чтения составил от ужасно и отвратительно до "о боже, как круто!" Более того, я читала книгу взахлёб, при этом мне постоянно хотелось её бросить. Я даже не знаю, как объяснить эти ощущения. Наверное их поймет только тот, кто сам прочитал эту необычную книгу. Но я попробую.

    Начну с того, что первые восемьдесят страниц это самое настоящее испытание для читателя. Автор, как свихнувшийся графоман, льет на бумагу всякую хрень, от которой просто глаз вытекает. Это даже не рассуждения, не описания, не прелюдия к сюжету (хотя есть несколько моментов из завязки), это просто поток какой-то информации, которую сложно идентификацировать как хоть сколько-нибудь имеющую смысл. Хотелось просто стукнуться головой о стену: "как я могла вообще это купить?"

    Начиная с восьмидесятой страницы, собственно и начинается завязка книги, точнее происходит ключевое событие, начиная с которого читать становится интересно.

    Итак, сорокалетняя Эмер любит своего бойфренда Кона. Они уже много лет встречаются, при этом Эмер пашет как лошадь, чтобы обеспечить Кона, который мнит себя гениальным писателем, пользуется Эмер, воспринимает ее заботу как должное и даже в стыдится ее, предпочитая шарахаться со своими новыми друзьями. Однажды он ушел со своей новой подружкой, а Эмер как верный пёс ждёт его дома всю ночь. Но тут входит карлик-матершиник (бан-ши). Он показывает Эмер то, что сейчас произойдет с ее возлюбленным - он умрет, попав под колеса автомобиля, если Эмер не примет условия богов, в том числе Ананси - женщины-паучихи, африканского божества, которым оказалась новая подружка Кона. А условия такие - Кон останется жить, если Эмер согласится стереть их любовь. Эмер соглашается и просыпается на следующее утро в другой реальности. Кона в ее жизни никогда не было, лишь во сне она иногда видит смутные отголоски другой жизни.

    Вот с этого места и начинается история. Конечно же это история про любовь. Но если выдрать ее из стиля, которым она написана, останется только пшик. Эта история впечатляет только в антураже абсурда и гротеска, благодаря китчевой манере автора. Герои разговаривают так, как никогда в жизни никто не разговаривает, ведут себя странно, нелогично, непонятно, неадекватно, но это в какой-то момент перестает раздражать, а начинает доставлять удовольствие. Книга абсолютно сумасшедшая. Помимо самой истории и всяких богов-существ, которые то появляются, то исчезают, то трансформируются и кажутся просто людьми, и ты не понимаешь, что это, блин, вообще такое, - в книге есть ещё одна фантастическая сущность - это душа Нью-Йорка. Невозможно читать эту книгу и не почувствовать эту душу. Нью-Йорк буквально дышит - вдох-выдох на каждый странице книги. И кстати, стиль повествования не поменяется - каким он был в начале, таким и останется до конца. Но только чем ближе финал, тем больше ты смиряешься с манерой автора и даже получаешь какое-то мазохистское удовольствие. Ну и юмор автора, само собой, неотъемлемая часть "Подземки" - в некоторых моментах я даже хохотала. Особенно мне запомнился момент, когда автор "тролит" американскую толерантность, дошедшую в последние годы до абсурда: арбузами угощать детей нельзя, это оскорбляет чувства афроамериканцев - что же можно давать детям в перерывах между уроками - можно давать бананы, но только если они не очень большие, большие бананы людей пугают.

    В общем, я испытала целый спектр эмоций. Мне не то что очень понравилось - это не то определение. Скорее - автор меня удивил, поразил мое воображение и слегка встряхнул мое представление о том, как еще можно писать книги. Наверное, рекомендовать ее к прочтению я не буду, но тем, кто заелся так же как я, думаю будет интересно познакомиться с такой необычной книгой.

  2. SevaWolf
    Оценил книгу

    Наконец-то это случилось, и новый роман Духовны добрался до российских прилавков, чего я очень ждал, после предыдущей книги Дэвида «Брыки f*cking Дент». Точнее ждал я, конечно, перевод самого первого его романа («Мисс подземка» - третий на счету автора), но с ним что-то не сложилось, за то переводом «Подземки» нас наконец-то порадовали, и получился он по настоящему сказочным.

    Слово «сказочный» здесь я употребляю не как оценочное суждение. Неожиданно, по крайней мере для меня, Духовны написал действительно сказку. Очень современную, очень взрослую, но все же сказку, где в размеренную и повседневную жизнь «ньюйоркчанки» с красивым именем Эмер врываются мифические персонажи из разных фольклоров, которые прекрасно научились жить в современном мире, и всё так же любят поиграть с людьми, заставляя их принимать сложные решения, свободно манипулируя как временем и памятью, так и смартфонами.

    Как и большинство сказок «Мисс подземка», конечно же, о любви. Но не только о любви девочки и мальчика, но и о любви к большому и живому мегаполису, к Нью-Йорку, на место которого, впрочем, можно поставить любой большой город, и Москву в том числе. Я хотел написать, что Эмер типичная жительница мегаполиса, но нет, вполне возможно, что она как раз НЕ типичная, потому что она любит свой огромный город, как очевидно его любит и сам Духовны. Она любит свою работу, она находит умиротворение в рутинности, она испытывает теплые чувства к малознакомым продавцам и консьержам, она даже скучает по метро, перестав им пользоваться на некоторое время, а оказавшись в вагоне черпает пищу для размышлений из рекламных плакатов и надписей на стенах. В книге есть много чего вкусного и интересного, но больше всего меня очаровала именно эта искренняя любовь к мегаполису, со всеми его плюсами и минусами, которая мне так знакома и понятна.

    Да, возможно «Мисс подземка» не идеальна, возможно в начале она была даже немного трудна для восприятия из-за слишком уж американского колорита и не всегда понятных терминов, но спустя некоторое время я обнаружил, что читать стало легко и приятно, десятки страниц пролетают незаметно, и хочется открыть книгу при каждой возможности.

    «Брыки f*cking Дент» тоже не был идеальным, тоже временами давил близкими только американцам деталями, но спустя пару лет после прочтения я вспоминаю его с теплотой, и понимаю что он не просто оставил приятное впечатление – он завоевал себе маленькое местечко где-то в моем сердце. А это ли не главное для книги? Получилось ли это у «Мисс подземки» не знаю, время покажет, но абсолюно точно могу сказать, что это было очень интересное путешествие, и впечатление от него осталось более чем приятное.

  3. Kelderek
    Оценил книгу

    Фокус не в том чтобы писать, а в том, чтобы дописывать. И он все-таки его дописал. Роман Теда Сплошелюбова вышел под псевдонимом «Дэвид Духовны». От 402 страниц осталось 302 (оригинальный текст). На сто страниц короче. Редакторы наверняка поработали на славу. Побрили, причесали, утрясли. Подрезали там, где надо, подбавили, где не следовало. Ну как обычно. Короче, готово к употреблению, можно читать.

    История современной любви.

    Нынче об этом, впрочем, как и встарь (тогда любовь тоже была современной), пишут многие. У большинства не получается. Плохо у них выходит с любовью. Еще хуже с современностью. Романтика ушла. Современность так и не нагрянула.

    Нужен головокружительный роман, воспроизводящий нынешнее постмодернистское изобилие, а нам раз за разом подсовывают историю про то как «мальчик с девочкой дружил, мальчик дружбой дорожил». Уныло, стандартно.

    Из литературы ушла легкость, пропали пузырьки, выдохлось шампанское эстетики. Она перестала быть изящной. Взамен, сколиоз, косоглазие, ожирение и олигофрения в последней стадии. Где любовники, романтики, поэты? Куда все подевались? Вместо них сплошь бледные тени половозрелых представителей среднего класса. Читатели, как и писатели стали слишком слезливыми и бесчувственными. Серьезность глупости похоронила игривое остроумие. Любовь (притом, что все ее хотят, и она неплохо продается) стала чем-то обременительным, мелким и полным условностей, компромиссов с собой и с другими. Величайшая сила превратилась в разменную монету. Священное безумие погасло. Осталась придурковатость. Тупое, эгоистичное, занудное действо – постель, ужин в ресторанах, изредка придумывается соперник или соперница. Никто не состязается уже с собой и Вселенной – это, типа, архаика, и немодно.

    «Очень-очень занятой мир» - глубокомысленно замечают ученики Эмер в романе. В мире полным-полно всего, он просто трескается от вещей, явлений, событий и смыслов. Краски ослепляют. Но люди вместе с культурой «взрослеют», и мир упрощается, теряет в объеме.

    Во многих книжках влюбленные все время оказываются в пустоте. Саша встретил Машу и…, они не знают, что делать. Вернее даже не они не знают, не знают авторы.

    А между тем все по старинке, схема принципиально не поменялась: герои любят друг друга, и им следует пойти наперекор року и судьбе. Агентов и того, и другого за минувшие столетия только прибавилось. Так что нынешняя любовь - борьба не только с силами древними как какие-нибудь балроги, но и со всем современным мусором в виде политкорректности да житейской мудрости из сериалов и ток-шоу. Старая мифология и нынешняя идеология – сообщающиеся между собой системы. Поэтому, если оставить пока любовный сюжет в стороне, то читатель обнаружит перед собой роман о мультикультурализме и политкорректности с их разоблачением, сатирическим изображением перегибов, но и, одновременно, признанием факта перманентности смешения культур, свершающегося из века в век.

    Пока многие ноют о разрушении традиций, Духовны показывает, что с ними на самом деле все в порядке: каждый день мы спускаемся к ним в Аид, и пользуемся метрополитеном человеческой культуры. Египет и Древняя Греция, Юнг, Кафка и Ницше - все они здесь, и все влияют, воздействуют на нашу жизнь. Хесус по-прежнему продает мороженое, а Папа Легба открывает двери. Они и напоминание о прошлом, и подспорье в будущем, но одновременно еще и жесткий прессинг, вызов. Можно лениво скользить отстраненным, не замечающим взглядом по артефактам и приметам тысячелетней культуры, воспринимая жизнь как вечное кручение в повседневности. Можно жадно впитывать возникающие переклички, аналогии, ассоциации, не замечая, как становишься рабом живого прошлого, теряешь что-то ценное для себя, свой путь, свое, а не приуготовленное цитатами из Кьеркегора счастье.

    Но можно и не смириться с существующим положением. Люди в романе Духовны вновь начинают игру против Богов, рока, судьбы.

    В этой игре, правда в плоскости эстетики, участвует и сам Духовны, конструирующий роман из разного мифологического материала (ирландский, кельтский, китайский). И у него в итоге получается не эклектика, не слепое следование мифологическим схемам, а свой полноценный миф, отягощенный магическим багажом современной физики и высокооктановой философской мысли. Декларируя многообразие, синтез и конкуренцию различных традиций, как путь к новому творчеству он сам стремится к тому, чтобы слово не расходилось с делом.

    Лет сто назад Федор Сологуб убеждал читающую публику, что настоящий символизм требует реалистической точности. «Мисс Подземка» в этом плане наверняка пришлась бы ему по душе. Хотя весь роман пронизан мифологическими структурами, и перед нами повторяющаяся из одной эпохи в другую история любви, фигуры вечных любовников Кона и Эмер, Духовны вполне убедителен в изображении реалий. Это все «Нью-Йорк, Нью-Йорк», город, на улицы которого вступаешь как в храм.

    Школьная жизнь, занимающая немалую часть в жизни героини, передана им очень точно. Да, вот именно так, как он изобразил, строится работа современной школы и взаимодействие педагогов друг с другом и с родителями. Мастерски выхвачены и изображены основные противоречия современного общества. Люди хотят отличного образования и идут за ним в католическую школу. При этом католическая школа не имеет права проповедовать креационизм. Педагогом в ней работает лесбиянка Иззи. Одни родители хотят строгости, другие – потакания и послаблений. И всех надо ублажить.

    А может не надо?

    Может плюнуть на все эти планеты-призраки и темную материю накопленной культуры и пойти своим путем?

    Возвращая объем и яркость окружающим нам реалиям, Духовны требует в своем романе воскрешения к жизни не только богов, но и героев. Современный человек, растерявший себя в поисках теплой родины, ищущий подобно булгаковскому Мастеру покоя, а не воли, должен стать соразмерным этой разбухающей от явлений и смыслов реальности.

    Нельзя не любить и не удивляться этому переполненному, густозаселенному миру. Нельзя не чувствовать ответственности за то, что все может быть. Мысль материальна. Вот о чем роман. Но он и том, что не следует этого бояться, что надо через страх перешагнуть и его отбросить, если хочешь, чтоб родное лицо не просто тебе мелькнуло в толпе, но и осталось рядом с тобой.

    И конечно тут нужно мужество, решимость, и редкая по нынешним временам способность жертвовать и бороться, и не в логике гуманизма, политкорректности и соглашательства, а по-настоящему. Откуда черпать их? Конечно же в любви.

    Так мы получаем книгу почти шекспировскую по духу («Шмуря», «Шмон в летнюю ночь»), о которой лучше самого Шекспира и не скажешь

    Влюбленные, равно как и безумцы,
    Имеют все такой кипучий мозг,
    Столь пылкую фантазию, что часто
    Им кажется за истину такое,
    Чего никак смысл здравый не поймет.
    Безумный, и влюбленный, и поэт
    Составлены все из воображенья.
    Один – и это сумасшедший – видит
    Вокруг себя такую тьму чертей,
    Что не вместил бы их и ад обширный.
    А кто влюблен – такой же сумасшедший:
    Он на челе цыганки смуглой зрит
    Елены красоту. Поэта взор,
    Пылающий безумием чудесным,
    То на землю, блистая, упадает,
    То от земли стремится к небесам.
    Потом, пока его воображенье
    Безвестные предметы облекает
    В одежду форм, поэт своим пером
    Торжественно их все осуществляет
    И своему воздушному ничто
    Жилище он и место назначает.
    Да, сильное воображенье часто
    Проказит так, что ежели оно
    Помыслит лишь о радости – тотчас же
    Перед собой оно как будто видит
    И вестника той радости, – а ночью
    Оно в себе рождает ложный страх
    И куст легко медведем почитает

    Медведей в книге Духовны вроде бы нет. Но в ней есть змеи, пауки, вороны, драконы, и даже аллигаторы. А уж радости и ее вестников хоть отбавляй.