Книга или автор
Кафка. Жизнь после смерти. Судьба наследия великого писателя

Кафка. Жизнь после смерти. Судьба наследия великого писателя

Стандарт
Кафка. Жизнь после смерти. Судьба наследия великого писателя
3,9
10 читателей оценили
303 печ. страниц
2018 год
16+
Оцените книгу

О книге

Удивительная история наследия Франца Кафки – детектив, произошедший на самом деле. Кафка не собирался публиковать свои произведения, а завещал уничтожить их после своей смерти лучшему другу, Максу Броду. К счастью для мировой литературы, Брод разглядел гений тогда еще никому не известного Кафки и, в конечном итоге, посвятил оставшуюся жизнь их публикации. Но по-настоящему захватывающая битва за труды великого писателя началась со смерти Макса Брода – по стечению обстоятельств за них стали бороться два государства, считавших Кафку «своим» писателем, Израиль и Германия.

В своем увлекательном расследовании журналист Бенджамин Балинт распутывает клубок правовых, политических и этических споров, показывая читателю новую сторону великого Франца Кафки и непростую судьбу его сочинений.

Читайте онлайн полную версию книги «Кафка. Жизнь после смерти. Судьба наследия великого писателя» автора Бенджамина Балинта на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Кафка. Жизнь после смерти. Судьба наследия великого писателя» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Евгений Кручина

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785040956043

Дата поступления: 20 сентября 2018

Объем: 546.9 тыс. знаков

Купить книгу

Отзывы на книгу «Кафка. Жизнь после смерти. Судьба наследия великого писателя»

  1. Renigbook
    Renigbook
    Оценил книгу

    Пражские писатели Франц Кафка и Макс Брод были противоположностями: Кафка — высокий, Брод — низкорослый; Франц — меланхоличный и замкнутый, Макс — энергичный и предприимчивый; первый — равнодушный к плотским утехам, способный любить лишь на расстоянии, второй — дамский угодник и завсегдатай борделей. Брод фонтанировал романами и журнальными публикациями, Кафку нужно было уговаривать продолжать сочинять и печататься, преодолевая чувство собственной несостоятельности. Насколько Фицджеральд восхищался Хемингуэем и всячески способствовал его карьере на раннем этапе, настолько же Макс Брод преклонялся перед гением своего друга, заделавшись его литературным агентом и пропагандистом. По мнению многих исследователей, Макс манипулировал рукописями Франца весьма неряшливо и грубо, бесцеремонно перекраивая их по своему усмотрению. Но именно Брод дважды спас наследие Кафки: сначала в 20-х годах, начав бессистемно публиковать его, затем — в 1939-ом, когда, спасаясь от нацистского преследования, умудрился в целости и сохранности перевезти чемоданы с бесценными материалами из Чехословакии в Палестину.

    После смерти доктора Брода его архив, включавший в себя тысячи страниц неопубликованных рукописей и рисунков Кафки, унаследовала секретарша Эстер Хоффе. Она и её дочь Ева время от времени предлагали всем желающим выкупить у них те или иные бумаги за семизначные суммы. С тех пор более 40 лет длилась судебная тяжба за наследие двух писателей между тремя заинтересованными сторонами: Национальной библиотекой Израиля, Немецким литературным архивом в Марбахе и семьёй Хоффе, упорно сопротивлявшейся каталогизации доставшихся им ценностей — из-за недопустимых условий хранения. По свидетельствам очевидцев, многие рукописи пострадали или пришли в негодность из-за многочисленных кошек Евы.

    Израиль обосновывал свои претензии тем, что Кафка — еврейский писатель, сёстры которого погибли в концлагерях. Он изучал иврит, посещал сионистские собрания и мечтал переехать в Палестину. Германия в свою очередь вопрошала: почему, если наследие Кафки является иудейской святыней, в Израиле до сих пор нет хотя бы улицы его имени? В Тель-Авиве Брод так и не смог стать «своим», иврит давался ему с трудом, да и Кафка со своими страхами, пессимизмом и нерешительностью был чужд евреям, боровшимся за создание независимого государства. Ева Хоффе, с которой общался автор книги, также считает, что «попытка изобразить Кафку еврейским писателем просто смешна».

    И вот теперь в этом поистине кафкианском, затянувшемся на десятилетия процессе, кажется, поставлена точка: учитывая высказанные в завещании доктора Брода пожедания, суд обязал Еву Хоффе безвозмездно передать Национальной библиотеке Израиля все рукописи, письма и рисунки Кафки — не только те, которые Макс забрал из ящиков стола Франца после его смерти с разрешения родителей, но и подаренные ему другом прижизненно. Выполнив свои обязательства, израильская сторона оцифровала и опубликовала в сети все материалы, которые позволят подготовить издание неизвестных сочинений Кафки и возродить интерес к многогранному творчеству Макса Брода.

  1. Сандбанк цитирует замечание поэта Т. С. Элиота: «Если говорить о таких титанах, как Шекспир, то, наверное, мы никогда не сможем во всём быть правыми; а если мы никогда сможем быть правыми, то нам лучше иногда менять наши неправильные подходы»
    23 сентября 2019
  2. Никогда оно [искусство], тем не менее, не становится собственностью ни своих заказчиков, ни даже самих художников»7, – писал поэт Иосиф Бродский.
    23 сентября 2019
  3. Архив – это скиния, чья значимость проистекает из того, что она сохраняет. Вот почему в библиотеках и архивах, как и в церквях, мы разговариваем шёпотом.
    30 июля 2019