Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Петр Первый

Слушать
Читайте в приложениях:
4394 уже добавили
Оценка читателей
4.53
Написать рецензию
  • sher2408
    sher2408
    Оценка:
    90

    Потрясающее произведение, подарившее мне три восхитительные бессонные ночи!

    В центре этого замечательного романа-эпопеи противоречивая личность Петра I – великого русского царя, воина, строителя, реформатора, борца с закосневшим боярством. Заслуги Петра I неоспоримы, хоть деятельность его до сих пор является объектом споров историков. Толстой показал его становление и эволюционирование от ранимого ребенка к порой жестокому, буйному, порывистому правителю, несущему в себе множество отрицательных черт, но при этом, правителю, не имевшему, как такового, светского образования, самостоятельно обучившемуся четырнадцати ремеслам, радеющему за отчизну, испытавшему горечь поражений и радость побед, а оттого, лишь сильнее стремящемуся во что бы то ни стало изменить жизнь своего народа и возвысить Россию. Личность неординарного человека раскрывается перед читателем, его поступки обосновываются и становятся понятны.

    Петр I изображается на фоне драматичного полотна исторической диорамы, но он не единственный главный герой эпопеи – наравне с ним отводится роль русскому народу, нашедшему олицетворение во многих героях, зачастую выдуманных. Это свободолюбивый Федька Умойся Грязью, чувствующий и взращивающий красоту Андрей Голиков, изобретательные Кузьма Жемов и Баженины, мастеровые Воробьевы, кузнец Антуфьев, умом и хитростью прогрызающий свой путь наверх Алексашка Меньшиков,..

    Дальше...

    Все события показаны в живой динамике судеб героев. Рассказ ведется плавно и неторопливо, мастерские хитросплетения сюжета не позволят заскучать даже на батальных сценах, масштабность повествования поражает, каждая строчка сквозит любовью к России, к жизни. Язык романа очень красив, пластичен, стилизован соответственно описываемому времени, но при этом в нём абсолютно нет искусственности.

    Недаром роман-эпопея "Петр I" завоевал мировое признание, это действительно шедевр советской исторической прозы, и пусть иногда автор довольно вольно обращался с историческим материалом, но ведь он и не претендовал на документальность. Очень жаль, что Алексей Николаевич Толстой не успел выполнить задуманное и завершить роман.

    "Петр I" Портрет кисти Я. Веникса, 1697 год

    Автограф Петра I и А. Д. Меншикова в альбоме Ф. Рюйша. 17 сентября 1697 г. Первая известная подпись Меншикова: «Александръ Меньшикофъ»

    "Дедушка русского флота" (Франц Тиммерман объясняет Петру Алексеевичу устройство ботика, найденного в одном из амбаров села Измайлово. Май 1688 год). Художник - Григорий Мясоедов


    "Переславская потешная флотилия на озере Плещеево 25 августа 1692 года" Художник Дмитрий Кардовский

    "Немецкая слобода, дом Анны Монс", Художник Александр Бенуа, 1911

    Азовская крепость

    Портрет адмирала Франца Яковлевича Лефорта

    Фрагмент диорамы "Взятие турецкой крепости Азов войсками Петра I в 1696 году" Художник Арсений Чернышов

    "Бородовой знак" выдавался мужчинам, откупившимся от бритья бороды, весил он немало, да и стоил 100 руб. с купеческой бороды, 60 рублей с дворянской, 30 рублей с прочей.

    "Новое в России дело! Спуск галеры "Принципиум" на воронежской верфи 3 апреля 1696 года". Художник Юрий Кушевский

    "Петр лично принимает экзамен у вернувшихся из-за границы пенсионеров(молодых людей дворянского сословия, отправленных в Европу для овладения науками)" Художник Юрий Кушевский

    Читать полностью
  • Lihodey
    Lihodey
    Оценка:
    73
    Роман «Петр Первый» — лучший образец жанра исторического романа в советской литературе.

    Так гласит аннотация к книге, и с этим утверждением невозможно не согласиться. Даже знаменитый Валентин Пикуль со своими очень неплохими историческими романами выглядит лишь подражателем на фоне монументального, но, к великому сожалению, незаконченного труда Алексея Толстого.

    Роман охватывает небольшой, по историческим меркам, период в 20 с небольшим лет, беря свое начало со времени смерти царя Федора Алексеевича в 1682 году и последующим приходом к власти царевны Софьи, и обрываясь на моменте взятия Нарвы у шведов в 1704 году. Личность Петра I, последнего царя Руси и первого императора России, является одной из самых противоречивых фигур в исторических процессах нашей страны и постоянно вызывает жаркие споры между "знатоками истории", которые сравнимы по своей лютости со спорами о Сталине. Заслуги Петра, как великого реформатора, трудно оспаривать. Человек, который перетряхнул всю Русь после почти столетнего сна под руководством первых Романовых, никогда не стоял за ценой этих перемен. Он был сторонником репрессий и никогда не боялся пустить кровь, потрепать закрома церкви, раздавить боярство или раздеть догола простой люд. Но при всем этом он имел сверхцель, достижение которой могло простить ему многое в глазах благодарных потомков.

    К концу 17 века научно-технический прогресс в Европе далеко шагнул вперед. Делались новые научные открытия, способствующие коренным изменениям в тех или иных областях, менялись принципы ведения войн, европейские государства вели активную колониальную политику, используя ресурсы колоний для перераспределения зон влияния в самих метрополиях. Русь же отставала и отставала серьезно, будучи практически выключенной из европейских геополитических процессов.

    Приход к власти Петра, всю свою юность проведшего на Немецкой слободе и с удовольствием впитавшего быт и привычки друзей-иноземцев, и видевшего в старой архаичной России угрозу своему существованию (привет отголоскам пережитых ужасов Стрелецкого бунта 1682 года), не замедлил сказаться на картине внутриполитической жизни Руси. Оглобли исторического пути России разворачиваются в сторону Запада. Азовские походы Петра в 1695 и 1696 годах выявили плачевное состояние русской армии, а также невозможность ее быстрой и спонтанной реорганизации в армию, отвечающую требованиям своего времени. Петр вместе с Великим посольством отправляется в Европу - впитывать новые знания. Именно после этой поездки по Европе, продлившейся больше года, и подавления очередного стрелецкого бунта, реформы, в корне меняющие жизнь на Руси, посыпались как из рога изобилия. Петр сильно торопится и допускает немало ошибок. Не готовый к новой большой войне, он, тем не менее, жаждет выхода на Балтийское море и оказывается втянут в борьбу со Швецией в составе крайне слабого союза России, Польши, Саксонии и Дании. Тяжелое поражение русских по Нарвой сводит на нет многолетнюю подготовку армии, и Петр вынужден аврально реорганизовывать ее наново. "За одного битого двух небитых дают" - эту поговорку всецело можно отнести к Петру во всем ее положительном смысле. Уже через год русские войска начинают одерживать победы в мелких сражениях, а в 1704 году берут крепость Нарву - ключ для входа в Прибалтику. На этом месте, без сомнения, великий исторический роман о великом историческом персонаже обрывается...

    Алексей Толстой представляет читателю не историю отдельной исторической личности, но цельное историческое полотно эпохи. У романа множество действующих лиц, привносящих свою долю "правды" в весьма подробное повествование. От простолюдинов, умывающихся горькими слезами от тяжелой мужицкой жизни, до наемных иноземных военачальников высокого ранга, паразитирующих на бедах чужой страны. Толстой старается представить каждого персонажа непредвзято - Петр и его сподвижники не выглядят идеализированными фигурами. Так, к примеру, Петру ни чужды ни животный страх за свою жизнь, ни крайняя жестокость, позволяющая с легкостью отправлять людей на смерть, ни детская импульсивность в принятии важных решений. Его фаворит и ближайший сподвижник Александр Меньшиков - лихой и безбашенный рубака, готовый в любой момент умереть во славу царя, но при этом жуткий мот и казнокрад. Екатерина I, будущая жена Петра, плененная при взятии Мариенбурга эстонка Марта Скавронская, которой чудом посчастливилось вознестись с удела добычи простого солдата до любовницы царя.

    Роман "Петр Первый" Алексея Толстого не просто лучший образец исторической литературы, а ее эталон, обладающий высокой степенью отражения исторической действительности (одни сцены баталий чего только стоят!!!), который можно смело рекомендовать каждому неравнодушному к истории России читателю.

    Читать полностью
  • serovad
    serovad
    Оценка:
    57
    Иноземцы, бывавшие в Кремле, говорили с удивлением, что, не в пример Парижу, Вене, Лондону, Варшаве или Стокгольму, царский двор подобен более всего купеческой конторе. Ни галантного веселья, ни балов, ни игры, ни тонкого развлечения музыкой. Золотошубные бояре, надменные князья, знаменитые воеводы только и толковали в низеньких и жарких кремлевских покоях что о торговых сделках на пеньку, поташ, ворвань, зерно, кожи… Спорили и лаялись о ценах. Вздыхали – что, мол, вот земля обильна и всего много, а торговля плоха, обширны боярские вотчины, а продавать из них нечего. На Черном море – татары, к Балтийскому не пробьешься, Китай далеко, на севере все держат англичане. Воевать бы моря, да не под силу.
    К тому же мало поворотливы были русские люди. Жили по-медвежьи за крепкими воротами, за неперелазным тыном в усадьбах на Москве. В день отстаивали три службы. Четыре раза плотно ели, да спали еще днем для приличия и здоровья. Свободного времени оставалось немного: боярину – ехать во дворец, дожидаться, когда царю угодно потребовать от него службы, купцу – сидеть у лавки, зазывать прохожих, приказному дьяку – сопеть над грамотами.

    Про такие книги, как "Петр I" говорить что-то конкретное очень сложно. Как бы вам это на сравнении?.. А! Вот! Попробуйте кому-то рассказать про Эрмитаж. А? Во-о-от, то-то и оно. Ощущений на всю жизнь, а с чего начать рассказ не знаешь.

    Скажу примерно так. Я не люблю исторические романы за то, что они не шибко достоверны, не очень интересны, и редко имеют четкую идею, обрамляющую художественный замысел. "Петр I" в целом достоверен (хотя и не без перегибов), очень интересен и вполне идеен. Идеи две - роль личности в истории народа и роль народа в истории государства.

    Вторая идея еще больше оживляет роман (хотя местами неоправданно и растягивает его). Благодаря этому мы не только видим выдающихся людей, но понимаем всю историческую глубину бюрократии, мздоимства, подлости, злобы, бунташества (нынче это называется более модным словом "экстремизм"). Ну и в целом понятен народный менталитет.

    Значимость царя Петра в том, что он уродился с другим менталитетом. Вот он, исторический парадокс - все дети царя Алексея Михайловича (во всяком случает по мужской линии) были больны и по очереди упокоились. Один лишь, более здоровый, уродился совершенно не таким. И встряхнул Россию.

    Читать полностью
  • Morra
    Morra
    Оценка:
    36

    Хорошая книга. Более-менее исторически достоверно + интересное описание, приятный язык, сюжет, по-настоящему живые персонажи, с чувствами, характерами. Несмотря на то, что книга не маленькая, прочитала я ее буквально за неделю, а перечитывала потом раз пять так точно.

  • Orange
    Orange
    Оценка:
    36

    "...замахивайся на большее, а по малому - только кулак отшибешь..."

    Даже при написании рецензии на столь монументальное произведение, я испытываю священный ужас, и вряд ли могу хотя бы предположить с каким трепетом Алексей Николаевич садился за работу над своим шедевром. Это титанический труд, повествующий о титане, не иначе. Петра Первого можно ругать, можно хвалить, он слишком многогранен и колоритен, чтоб вызывать к себе однозначное отношение своих и даже наших современников, но отрицать величие и значимость его фигуры для дальнейшей судьбы и развития не только России, но и, не побоюсь этого слова, мира, никак нельзя. Я не сильна в истории и не хочу говорить и, непрестанно лукавя и мудрствуя, гадать о достоверности и соответствии описанных в книге событий историческим реалиям, пусть и говорят, что текст романа достаточно близок действительности. Я говорю лишь о книге, целиком и полностью полагаясь на образ Петра, нарисованный Толстым, образ, который прочно обосновался в моей голове. Другого Петра я не знаю, пусть таким и останется он в моей памяти.

    Роман начинается с зарисовок крестьянского быта, с голодных глаз крестьянских детей. С первых страниц автор стремится показать всю тяжесть бремени, обрушившегося на простой народ в то неспокойное время. И непомерные налоги, и тотальную бедность, и жалкие условия, в которых вынуждены жить люди. Так на протяжении всей эпопеи мелкими штрихами, исподволь, отвлекаясь на жизнь второстепенных героев, и будет Толстой рассказывать эту историю простого русского человека, историю целой эпохи на примере нескольких отдельно взятых жизней. И среди них появятся у читателя любимчики, и будут там и взлеты и падения, и милости и горести, и за их судьбами будет он следить с замиранием сердца.

    В то время как люд страдает и не знает, куда укрыться от своего горюшка, бояре грызутся над могилой умершего царя Федора Алексеевича. Нарышкины и Милославские строят козни друг другу в погоне за властью над великим государством, стрельцы бунтуют. Тут-то впервые и знакомимся мы с ним, как с малолетним царевичем Петром Алексеевичем, сыном Петенькой, братцем Петрушей, любознательным и сообразительным мальчиком с пылким норовом и твердостью во взгляде. С самого детства его интерес к диковинкам и новшествам с легкой подачи автора непреложной истиной встает перед читателем. И опять же, будто невзначай это происходит, легко и славно, в одну сцену. Оборванный бездомный мальчишка, к слову сказать - Александр Меньшиков - в будущем правая рука царя и друг сердешный, показывает маленькому Петруше, как протащить иглу с ниткой через щеку. Царь моментально эту науку постигает, и в восторге бежит учить тому же бояр. Есть в этом эпизоде и еще один ключик - в дальнейшем немало своих дивных "опытов" поставит Петр над боярами, а это было лишь невинное начало.

    Давшие о себе знать еще в детстве качества молодого царя со временем только обострились. Бестолковые игры и забавы постепенно оформились в интересы военного толка, изучение иностранных языков, уклада жизни и достижений европейцев, немало всему этому способствовали и визиты на Кукуй, сопровождавшиеся общением и дружбой с Лефортом и другими немцами. В то время мы узнаем Петра, как мужа, любовника, балагура, потешника и самодура, требовательного к себе и другим государя, кораблестроителя, новатора и реформатора, отца и воителя. Но в любых ситуациях Толстой представляет Петра не всемогущим Богом, а, прежде всего, человеком, не чуждым человеческих эмоций, страхов, переживаний и слабостей. Царь с простыми мужиками мог плотничать на верфи и тоном, не терпящим пререканий отдавать приказы величайшей государственной важности, мог прикрикнуть, притопнуть, а кого-то и прихлопнуть, невзирая на чин и пост, а мог щедро дарить свои милости и звания, мог пьянствовать и озорничать, в своих проделках доходя до открытого унижения бояр, мог вздрагивать при залпах орудий и самозабвенно любить - и свое Отечество, и женщину.

    Продолжая рассуждать...

    Женские образы в романе - это отдельная тема для разговора. Мужские персонажи выписаны Толстым потрясающе - смешливый Меньшиков, чуткий и отзывчивый Бровкин-младший, хитрый и деловитый Бровкин-старший, ласковый и умный Лефорт, властный и жесткий Ромодановский, доблестные командиры русской армии и многие другие. Оно и понятно, и логично. Так ведь и женщины-то в "Петре Первом" не уступают в великолепии мужчинам. Образы разные, но яркие и сильные каждый по-своему, запоминающиеся, близкие, можно сказать, родные. Софья, отчаянно бьющаяся за престол в надежде избежать заточения в монастыре, злая, влюбленная; царевна Наталья - кроткая, неопытная, глуповатая, старающаяся подавить в себе нежданно вспыхнувшую любовь, отвергнутая; Анна Монс, желающая простого и понятного женского счастья, невозможного для фаворитки царя; Санька - крестьянская дочка, в одночасье очутившаяся в высшем обществе, с головой ушедшая в политес и светские развлечения. И ведь не каждая писательница сможет такое осилить, а тут - мужчина, и до чего ж блестяще. Невозможно русскому человеку таких барышень не понять, не полюбить.

    Нельзя не сказать и о сочности языка Алексея Николаевича. Ведь глаз радуется! Сейчас только в русской классике такое и встретишь, ради одного языка уже можно и нужно читать. Устаревшие слова и выражения, некоторые, и вовсе давным-давно вышедшие из употребления, витиеватые фразы героев дают лишний толчок для погружения, обеспечивая эффект присутствия. Мысленно начинаешь говорить с персонажами на их языке, мысли плавно перетекают во вслух произнесенные слова, собеседники смотрят с недоумением, а современная речь еще долго режет ухо своей грубой немелодичностью.

    Многое еще хотелось бы сказать и рассказать, но есть нетленные строки, характеризующие то время лучше меня и вполне соответствующие тому, что описывает Толстой в "Петре Первом", которые хоть и коротки, но глубоки и точны:

    Была та смутная пора,
    Когда Россия молодая,
    В бореньях силы напрягая,
    Мужала с гением Петра.
    Суровый был в науке славы
    Ей дан учитель: не один
    Урок нежданный и кровавый
    Задал ей шведский паладин.
    Но в искушеньях долгой кары,
    Перетерпев судеб удары,
    Окрепла Русь. Так тяжкий млат,
    Дробя стекло, кует булат.

    Читать полностью
  • Оценка:
    прекрасный слог
  • Оценка:
    Нельзя смотреть в будущее не зная прошлого. Автор проливает свет на одну из самых значимых фигур российской истории. Читать безумно интересно!
  • Оценка:
    Советую прочитать всем!!!!