«Хождение по мукам» читать онлайн книгу 📙 автора Алексея Толстого на MyBook.ru
image
Хождение по мукам

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.61 
(98 оценок)

Хождение по мукам

1 027 печатных страниц

Время чтения ≈ 26ч

2018 год

12+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

«Хождение по мукам» – уникальная по яркости и масштабу повествования трилогия, на страницах которой перед читателем предстает картина событий, потрясших весь мир. Выдающееся произведение А.Н. Толстого показывает Россию в один из самых ярких, сложных и противоречивых периодов ее истории – в тревожное предреволюционное время, в суровые годы революционных потрясений и Гражданской войны.

читайте онлайн полную версию книги «Хождение по мукам» автора Алексей Толстой на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Хождение по мукам» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Объем: 
1849655
Год издания: 
2018
Дата поступления: 
26 ноября 2020
ISBN (EAN): 
9785179831983
Время на чтение: 
26 ч.
Правообладатель
10 310 книг

Medulla

Оценил книгу

Октябрьское небо плакало над русской землей, над голодными и цепенеющими городами, где жизнь тлела в ожидании еще более безнадежной зимы, над недымившими заводскими трубами и опустевшими цехами, откуда рабочие разбрелись по всем фронтам, над кладбищами паровозов и разбитых вагонов, над стародревней тишиной соломенных деревень, где осталось мало мужиков, и снова, как в дедовские времена, зажигалась лучина и уже постукивал, поскрипывал кое-где домодельный ткацкий станок.
А.Н.Толстой ''Хождение по мукам. Хмурое утро''

Я не знаю кто и когда решил, что эта книга ''гимн гражданской войне и революции'', не знаю и знать не хочу, но вполне возможно, что идея эта родилась после третьей книги ''Хмурое утро'', где ''вся книга полна социалистических идей и по сути своей идеологична'', но я об этом чуть позже напишу. Для меня ''Хождение по мукам'' никакой не гимн революции и, уж тем более, не гимн гражданской войне, эта книга для меня - открытая рана, именно хождение по мукам, страшная и болезненная, которая до сих пор не затянулась и не думаю, что затянется в ближайшем будущем, потому что гражданская война это всегда боль, слезы, ненависть, разломы, которые проходят не только внутри страны, но и внутри семей, это хаос, вседозволенность и горечь. Это раны и утраты, на которые не всегда есть силы, чтобы их оплакать. Красный граф - как его часто называли, написал книгу, которая в полной мере, особенно первые две части отразила весь морок, ужас и беду Российской Империи, того уходящего века, который уже не вернуть и не восстановить, слом общества - социальный, культурный, исторический. Тот самый слом, когда верхи не могут, а низы не хотят. Время разрушений, слабости, бессилия, наростающего народного бунта, нищеты и необразованности, время, когда нужно было срочно, еще вчера, думать о людях, договариваться, но все было в мороке, в хмуром сумраке, из-за котого пострадала вся страна: от импереатора до крестьянина.

То было время, когда любовь, чувства и добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком; никто не любил, но все жаждали и, как отравленные, припадали ко всему острому, раздирающему внутренности.
Девушки скрывали свою невинность, супруги — верность. Разрушение считалось хорошим вкусом, неврастения — признаком утонченности. Этому учили модные писатели, возникавшие в один сезон из небытия. Люди выдумывали себе пороки и извращения, лишь бы не прослыть пресными.
Таков был Петербург в 1914 году. Замученный бессонными ночами, оглушающий тоску свою вином, золотом, безлюбой любовью, надрывающими и бессильно-чувственными звуками танго — предсмертного гимна, — он жил словно в ожидании рокового и страшного дня. И тому были предвозвестники — новое и непонятное лезло из всех щелей.

Все три части большой эпопеи - ''Сестры'', ''Восемнадцатый год'' и ''Хмурое утро'' - идеально структурированы, меально отображают то состояние в котором пребывала сначала Российская Империя, а потом и Советская Россия. Первая часть, пожалуй, самая лиричная и красивая - ''Сестры'', она словно пролог перед тем хаосом, что наступит буквально через год-два. Бесконечные и пстые ''Философские вечера'', сломы культурных скреп мы ничего не хотим помнить, ''все давным-давно умерло, - и люди, и искусство'', футуристы, разврат, бессмысленность, пустота. Две чудесные женщины в этом безлюбом, катящемся в пропасть мире - Даша и Катя, такие разные, одна - сильная, холодноватая, уверенная, другая - нежная, женственная, потерянная, словно пытающаяся нащупать внутри себя стержень, который будет ей опорой. Две женщины на пороге катастрофы, которая отправит их бродить по мукам, истоптать три пары железных сапог, съесть три жеезных хлеба, чтобы что-то понять о себе, о своей жизни. Кстати, хочу отметить, что женщины в романе вообще прекрасны и Анисья, хлебнувшая горя полной ложкой, пережившая самое страшное, что только может случиться с женщиной и матерью, Агриппина, такая отважная и нежная отдновременно, Матрена, крестьянка-мещанка. Все женщины объемные, глубокие, разные, но одинаковые в своей настоящей красоте и глубине, харакеры просто изумительные. В ''Сестрах" же рассыпающийся на глазах мирок все еще пока пытается держаться за фантомные и иллюзорные стержни былой жизни, которая постепенно сгнивает изнутри и вот-вот рухнет под тяжестью пока еще неведомого другого мира Российской Империи. Это выгнивание, внутреннее выгнивание Толстой показал очень хорошо и убедительно. В окопах Первой мировой войны, бессмысленной, страшной, разорительной начал падать карточный домик былой жизни. И именно здесь Толстой показал, что революция это вседозволенность, когда можно напасть на беременную женщину и отобрать у нее пальто, когда можно забить до смерти человека, который еще вчера кричал и ждал эту самую революцию, потому что революционеры не будут выбирать свой-чужой, а будут действовать ''по ситуации''. Этот разгул самое страшное.
А вот во второй части ''Восемнадцатый год'', которая на мой взгляд, является самой сильной и мощной частью всей трилогии, наступает безумный хаос, когда все смешалось, все рухнуло, привычный мир покрылся пеплом и кровью. Красные, белые, анархисты, интервенция, разоренные села, выжженные земли, умирающие люди, страна раздираемая в клочья, стонущая от насилия всех сторон конфликта, растерянные люди - аристократия и интеллигенция, лишенная привычного мира, рабочие и простые мужики, на затихших заводах и опустошенных войной и революцией землях. Хаос. Даша, Катя, Телегин, Рощин как листья на ветру закружились в вихре страшных событий.
Прямой, честный, синеглазый Телегин, твердо понимающий чего он хочет и за что хочет сражаться. Кому-то покажется это странным или неубедительным, для меня же, все очень логично и правильно. Он так и должен был поступить. Другое дело аристократ Рощин. О, эта разъедающая душу ненависть! Она ощутима и осязаема. Да и как же ей не появиться в тот момент, когда привычная жизнь, ароматы, воспоминания, запахи - все ушло в небытие, все покрылось копотью кровавых пожарищ, покатившихся по Российской Империи, выжигающих души и земли. Как она понятна, когда твой привычный мир, устоявшийся мир, на твоих же глазах исчезает, когда даже любовь не в состоянии быть созидательной и нежной, не в состоянии завречевать раны дшевные. Это тоже очень понятно. И понятны размышления Вадима о том, что такое Россия. Что это? Березки, поля, луга, благоухающая и нежная мама? И как вспышка, вот там, в грязном номере гостиницы, с ремнем у дверной ручки, что Россия - это я, это и нежная Катя с ее доверчивой и самоотверженной любовью, несчастная брошенная и потерянная, казалось бы, навсегда женщина. Россия - это еще и будущее, ради которого нужно жить, нужно себя, если хотите, переформатировать, чтобы идти дальше. Это очень сложное душевное и моральное переживание, сложная работа внутри себя. Где ответ на вопрос: кто прав? Белые или красные? И стихи Волошина здесь очень точная иллюстрация:
И там и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
«Кто не за нас — тот против нас.
Нет безразличных: правда с нами».
А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.

Разрозненность и трагедия Российской Империи, впавшей в хаос, в кровь, в нищету и голод, хорошо описана во второй части ''Восемнадцатый год''
Третья часть ''Хмурое утро'', на мой взгляд, не столько слабая и идеологическая, сколько недоработанная и непродуманная, она напоминает красивый бутон, который так и не распустился, это словно собранные в книгу разрозненные записки-наброски к готовящейся к написанию книге. Да, по замыслу, в третьей части, хаос начал структурироваться, в Красной Армии появилась дисциплина, только автор не пишет каким образом это было достигнуто, каким образом произошло это превращение. Очень подробно описаны походы и победы Красной Армии над Белой Армией, но как это случилось - этого в книге нет, а ведь это основополагющая вещь, стержень победы революции над контрреволюцией. Именно здесь в этой части встречи героев книги выглядят слегка искусственными и надуманными, более того, сами герои, кроме Телегина, рассыпались, хотя по замыслу, наоборот, должны были обрести стержень, каждый свой. Но, тем не менее, эта книга - одна из самых моих любимых, именно потому, что написана она блестяще об очень сложном и мучительном времени, когда ломалась империя, когда страна убивала саму себя, когда граждане страны вынуждены были уехать. Это было действительно хождение по мукам для героев книги и оно еще не закончено, несмотря на оптимистичный финал.
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

16 мая 2015
LiveLib

Поделиться

NikitaGoryanov

Оценил книгу

Алексей Толстой хорошо известен читателю как мастер короткой прозы. Его рассказы и повести любят люди различных возрастов и сфер интересов. За свою жизнь автор успел поработать в совершенно разных жанрах: в его библиографии встречаются и сказки, и фантастика, и крупные исторические романы, об одном из которых у нас и пойдет речь.

"Хождение по мукам", без каких-либо сомнений, самое важное произведение в творчестве автора. Эпопея состоит из трех романов, охватывающих период с 1914 по 1919 годы. То было страшное время Первой мировой и Гражданской войны в России, изменивших весь мир до неузнаваемости. Ужасы военных лет читателю предстоит пережить с четырьмя главными героями, чьи судьбы проведут нас по самым разным и непохожим закоулкам революции. Один будет воевать за красных, другой - за белых; одна вступит в тайную контрреволюционную организацию, а другая -  в боевую дружину батьки Махно. Война не раз сведет и разведет нити их судеб, поссорит и помирит, заставит сделать выбор - убить за идею или сохранить в себе человечность. "Хождение по мукам" это честная и оттого страшная история о гражданской войне, в которой едва ли можно одержать победу.

Жечь, ломать, рвать в клочки все предрассудки... Абсолютная, звериная, девственная свобода — вот! Другого такого времени не случится... И мы осуществим великий опыт. Все, кто тянется к мещанскому благополучию, — погибнут... Мы их раздавим... Человек — это ничем не ограниченное желание..

Каждый из трех романов эпопеи сильно отличается друг от друга. В "Сестрах" (1921) мы наблюдаем за богемной жизнью Кати и Даши Булавиных (в девичестве), красивых и мечтательных девушках из высшего сословия. Они страдают от любовных терзаний, ходят на разнообразные приемы, рассуждают о стихах и т.п. В противовес им появляется Иван Ильич Телегин, простой работяга с завода, который собирает у себя в квартире разнообразных вольнодумцев и деятелей культуры, небезразличных к будущему своей страны. Они обсуждают политику, волнения на заводах, ситуацию в Европе и все в этом роде. Из этого состоит весь первый роман. Толстой писал его будучи в эмиграции, поэтому текст получился своеобразной одой светской жизни русской интеллигенции времен заката Российской империи. "Восемнадцатый год" (1928) вышел диаметрально противоположным. Началась война. 1914 год, людей погнали сражаться за Родину. Жизнь стала невыносимой, народ бедствовал, интеллигенты пили шампанское. Начались волнения, стачки. Пришло время выбирать. Во втором романе герои начинают разбредаться по России: кто-то принимает сторону красных, кто-то белых, а кто-то не желает выбирать и плывет по течению. Да, события "Восемнадцатого года" гораздо интереснее, чем в "Сестрах", но возникает другая проблема - сухость повествования. Толстой подробнейшим образом рассказывает о том, где и какие войска формировались, что делал Корнилов, что делал Деникин, где была Добровольческая армия, где бродили немцы и кого поддерживали. Было немного скучно. Не подумайте, что автор забыл о главных героях и их жизнях, ни в коем случае, но они отодвигаются им на второй план, уступая место военной хронике. Конечно, это исторический роман и Толстой правильно делает, что описывает маневры и политические изменения столь подробно, но это слегка высушивает текст и делает его менее увлекательным. "Хмурое утро" (1941), финальный роман трилогии, получился наиболее гармоничным. В нем в одинаковой мере рассказывается об общем состоянии дел в России и о частностях, о суровых судьбах людей, за которыми мы следим с самого начала войны. В то же время это и самый политизированный роман из трех. У автора и его героев уже не остается сомнений в том, что единственный правильный цвет - красный: "Он нас учил - для чего мне дадена эта винтовка... Воевать правду! Вот для чего она у меня в руке... " - а после этих слов идет зачисление персонажа в партию. Это не делает роман хуже, но повествование перестает быть нейтральным и занимает одну конкретную сторону. Мировая революция - свет, а интеллигенция с друзьями-интервентами - тьма. 

Ах, я готов целовать камни на улицах Парижа. Да, да, пусть это не покажется вам странным - в каждом русском вы найдете пылкого патриота Франции... 

Чем роман мне особенно понравился?

1. Убедительные портреты легендарных деятелей времен Гражданской войны. Деникин, Шкуро, Корнилов, Махно и многие другие буквально оживают на страницах книги. Сомневаюсь, что Толстой лично был знаком с тем же Махно или его приспешником Левой Задовым, но о своих современниках у него получается писать очень натурально, словно он сам наблюдал за сценами из их жизни.

2. Живые характеры. Все, начиная с главных героев и заканчивая третьестепенными, получились настоящими, живыми людьми. Они не чопорны, не гротескны, не гипертрофированы, - личности, а не манекены.

3. Стиль. Толстой пишет чрезвычайно легко, понятно. Его эпитеты всегда уместны, предложения не приходится перечитывать по несколько раз, синтаксис чаще всего - короткое, простое предложение без лишних оборотов, усложняющих речь.

Ты ответь: что для тебя родина? Июньский день в детстве, пчелы гудят на липе, и ты чувствуешь, как счастье медовым потоком вливается в тебя... Русское небо над русской землей. Разве я не любил это? Разве я не любил миллионы серых шинелей, они выгружались из поездов и шли на линию огня и смерти... Со смертью я договорился, – не рассчитывал вернуться с войны... Родина – это был я сам, большой, гордый человек... Оказалось, родина – это не то, родина – это другое... Это – они... Ответь: что же такое родина? Что она для тебя? Молчишь... Я знаю, что скажешь... Об этом спрашивают раз в жизни, спрашивают – когда потеряли...

Так стоит ли читать "Хождение по мукам"? Конечно. Но в осознанном возрасте и с определенным уровнем подготовки за спиной. Без минимальных знаний истории вы просто заблудитесь во всех именах и фамилиях действующих лиц произведения. Человеку холодному к истории Отечества, роман покажется пресным и скучным. Такой читатель бросит роман после первой же части эпопеи. Важно понимать, что "Хождение по мукам" - не любовная история на фоне войны, а история войны, во время которой люди пытаются любить. Это важнейший текст о жутком периоде нашей истории, изменившем Россию до неузнаваемости, о судьбах людей во время войны, о народном самоопределении.

14 мая 2022
LiveLib

Поделиться

Tarakosha

Оценил книгу

Не дай нам Бог судьбу такую,
Чтоб жить в эпоху перемен
То власть меняется, то климат,
То жизнь такая, хоть беги.

Не приведи, господь, к лишеньям,
Потопу, голоду, войне,
К потере денег, чести, веры,
К друзей потере и любви.
Андрей Самарин.

Приятно, испытывая предубеждения в отношении того или другого литературного текста, прочесть его однажды и развеять их (предубеждения те самые) как дым. Что и случилось с данной трилогией.
А предубеждения были, в общем-то, те-же , что и со многими произведениями, написанными на заре Советской власти, когда она огнем и мечом была установлена на обширной территории бывшей Российской империи.

Однозначно не хотелось одностороннего взгляда, возвеличивания одних и очернения других. Такой подход сразу вызывает негативные эмоции и снижает интерес к происходящему на страницах.

Роман представляет из себя трилогию и охватывает большой временной промежуток с 1913 по 1920 годы, в которых непонятно как уместилось слишком много исторических событий, повлекших за собой столько перемен и внутри страны, и в мире в целом, что остается только удивляться тому как люди еще выдюжили все это. Первая Мировая война, революция 1917 года, гражданская война...

Вся трилогия для меня стала одним большим романом о судьбах людей в тяжелые лихие годы, когда сложно и даже невозможно оставаться в стороне от происходящих событий в твоей стране. Они закружат тебя в своем бешеном ритме, увлекут в чудовищную воронку и хорошо, если еще останешься жив и цел. Гарантий никаких.

С каждым томом и каждой страницей в них напряжение нарастает, бег времени ускоряется, заставляя людей принимать решения, занимать определенную позицию, сторону, думать, размышлять, наблюдать, принимать решения, скорее всего даже не предполагая пока, что в дальнейшем за каждый шаг, каждое слово, мысль сейчас могут призвать к ответу.

Начиная свое повествование с мирных лет, автор знакомит нас с героями, которым предстоит пройти немалый путь испытаний и лишений. Сестры Булавины, Катя и Даша, инженер Иван Телегин, кадровый военный Вадим Рощин...
И, пожалуй, из этой четверки интереснее всего наблюдать было за Дашей и Вадимом Рощиным. Интересно, как Даша из возвышенной барышни, по сути имеющей о жизни самые романтические представления, постепенно превращалась в женщину, жену, друга, могущего стать опорой для своих близких, поддержать, не спасовать перед трудностями, достойно перенося все тяготы, выпавшие на её долю, становясь мудрее и цельнее.

В образе Вадима Рощина, мне кажется, нашли отражения все противоречия и настроения интеллигенции и военных тех лет, которые с младых ногтей впитали уважение к существующему строю, императору, олицетворяющему власть в стране, имевшие определенное положение и доход, но при этом не всегда умеющие отстаивать собственные позиции (это в общем-то присуще интеллигенции во все времена) . Им сложно было принять происходящие перемены и поэтому большинство из них в метаниях и муках принимали ту или иную сторону, не будучи до конца уверенными в правильности принятого решения. Погибало одно, нарождалось совершенно другое, чуждое и непонятное.

Кати как персонажа мне было мало, особенно в третьей части, где её жизненный путь показан несколько скачкообразно.
Иван Телегин, конечно, с первых строк завоевывает симпатии своей честностью, искренностью, знанием того, что он хочет, умением любить и дарить свое душевное тепло друзьям и родным. Для меня он был логичным и убедительным в своих поступках, действиях человеком, которого целиком принимаешь и понимаешь.

Безусловный плюс романа не только в том, что у автора получились яркие, разнообразные и запоминающиеся персонажи , как главные, так и второстепенные, в которых нашли отражение все метания и страхи, охватившие людей, живших во времена перемен, но и сам тот сложный период бед, разрушений , противостояния и строительства нового.
Автор буквально до последних страниц не подчеркивает своего отношения к происходящему, стараясь максимально достоверно правдиво и независимо от собственных взглядов живописать происходящее. Конечно, окончание романа выглядит слишком причесанным и слащавым, но если знать в каких условиях дописывался роман, то это ни в коей мере не умаляет его ценности и лишний раз подчеркивает, что сколько людей, столько и мнений, как и то, что в то время он был самым логичным. Для автора, для страны, для людей....

13 декабря 2017
LiveLib

Поделиться

Две недели продолжалась ее самолюбивая влюбленность в англичанина. Даша ненавидела себя и негодовала на этого человека.
28 мая 2024

Поделиться

В прошлом году Даша приехала из Самары в Петербург на юридические курсы и поселилась у старшей сестры, Екатерины Дмитриевны Смоковниковой. Муж ее был адвокат, довольно известный; жили они шумно и широко. Даша была моложе сестры лет на пять; когда Екатерина Дмитриевна выходила замуж, Даша была еще девочкой; последние годы сестры мало виделись, и теперь между ними начались новые отношения: у Даши влюбленные, у Екатерины Дмитриевны – нежно любовные.
28 мая 2024

Поделиться

в раю, который вам грезится, во имя которого вы хотите превратить человека в живой механизм, в номер такой-то, – человека в номер, – в этом страшном раю грозит новая революция, самая страшная изо всех революций – революция Духа.
28 мая 2024

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой