1. «Дочь Сталина»: о судьбе девушки и родины


Светлана Аллилуева была не только дочерью Сталина, но и одной из его многочисленных жертв. Конечно, отец не причинил ей физического вреда, как миллионам репрессированных, однако предопределил несчастливую судьбу эмигрантки, потерявшей семью и родину. После самоубийства матери и смерти двоюродного брата в немецком плену, которому отец отказался помочь, став невольной свидетельницей травли возлюбленного, Светлана Иосифовна уже не могла видеть в отце доброго правителя большой страны, как это было в ее счастливом детстве. Спустя годы после смерти отца она бросила детей и уехала в Америку, вызвав бурю негодования в советских высших кругах. Дальнейшая судьба дочери вождя похожа на путь скитальца, которому нигде нет покоя. Четыре брака, три ребенка, работа над книгами, богатство и нищета – по принципу качелей – и вечная тревога. Характер Аллилуевой не назвать ангельским, ведь она была дочерью своего отца, особенно когда сжигала мосты, не заботясь о судьбах родных людей, когда написала мемуары и простодушно раскрыла приметы своих советских друзей, моментально опознанных и добавленных в «черные списки» на родине. Автор книги Розмари Салливан пытается понять, каким человеком была дочь Сталина, относясь к ней с жалостью и лояльностью стороннего наблюдателя, которые отринул бы любой советский биограф. Возможно, беспристрастность – самое ценное качество исторического изыскания, даже если оно о временах террора, а речь идет об очень личной человеческой истории.

2. «Девушка в поезде»: не прислоняться


«Девушку в поезде» называют бестселлером года и сравнивают с «Исчезнувшей». Всего через полгода после публикации и миллионных тиражей за рубежом в этом августе книга появилась у нас. Героиня – странная женщина с богатым воображением, затяжной депрессией на фоне алкоголизма и проблемами в личной жизни. Ее основное развлечение – поездки на пригородной электричке мимо дома, в котором поселился ее бывший муж и его новая жена. В вагоне поезда и за его окном много людей, их можно рассматривать и про себя сочинять истории. Подмечать детали и строить гипотезы – кто этот человек, почему он сегодня так одет, а вот эта девушка – кажется, я ее уже видела… Одна из таких «героинь» повседневности Рэйчел внезапно пропадает. Разобраться в том, что происходит дальше и кто тут виноват, непросто, как и в уже упомянутом триллере Гиллиан Флинн.

3. «Тайна моего мужа»: любовный семиугольник


Пометка «отпускное чтение», милая обложка в розовых тонах и сравнение с Джоджо Мойес – все это не про книжку Лианы Мориарти. Поданная как легкий роман, книга вполне может упустить своего читателя, поэтому, делая выбор в пользу чтения, нужно эти нюансы учитывать. В книге описывается история семьи и еще нескольких персонажей, преимущественно женского пола, чьи отношения связаны с двумя мужчинами. Происходит это преимущественно в темных красках, с самокопанием, поздними раскаяниями и неудовлетворенностью жизнью. У мужа действительно есть тайна, а ее подробности освещают чужие секретики, которые принято называть «скелетами в шкафу». Многоголосый роман об обычных, на первый взгляд, жизнях и проблемах, написан с большим искусством рассказывать истории и подпитывать интерес неожиданными ходами.

4. «Нулевой номер»: о прессе, когда-то бывшей бумажной


Умберто Эко взял и дописал роман, начатый им и отброшенный в сторону ради других замыслов более 20 лет назад. Эта книга о 90-х основана на реальном коррупционном скандале в Италии, каждый новый факт которого раздувался в прессе и так или иначе касался Берлускони, всех видных глав корпораций и каждого итальянца по отдельности. Книга полностью соответствует стилю Эко – романиста, искусно вплетающего в свои работы историю, политику, социологию и культурологию, но непривычно мала по объему, всего 240 печатных страниц вместо привычных шестисот. Эко пишет о политических играх, интригах и пиар-технологиях, которые нисколько не устарели, а его решение освежить в памяти события начала 90-х совсем не кажется блажью 80-летнего старца. Почитатели Умберто Эко найдут в книге его излюбленные приемы, а также кое-что новенькое: явную любовную линию.

5. «Захар»: критика критика


К своим 40 годам, которые настигли Прилепина в июле этого года, он обзавелся внушительным списком романов, сборников малой прозы, несколькими литпремиями, пока одной экранизацией и статусом одного из главных русских писателей текущего дня. Прилепин пишет о мужчинах и женщинах, либерализме, социализме и прочих «измах», счастливом детстве, современной литературе и нелегкой жизни в России. Переосмысляет литературное прошлое (биография Леонида Леонова) и резюмирует настоящее: пособие по новейшей литературе, сборник женской прозы нулевых, публицистика об украино-российских отношениях. Дошло до того, что появилась необходимость написать о самом Захаре. Этим занялся саратовский журналист и критик Алексей Колобродов, не возводя памятник и не пытаясь написать биографию, но охарактеризовывая писателя через его героев, темы и замыслы.

6. «Головокружение»: о вреде скалолазания


Книга-ловушка, которая действительно способна вскружить голову. Вместе с главным героем и двумя несчастными читателю предстоит выяснить, на что способен человек ради выживания. По сюжету незнакомцы очнутся прикованными к камню в ледяной пещере и будут пытаться разгадать загадку, которую им задал жестокий маньяк. Полное погружение в замкнутое пространство, страх, боль, ненависть – все необходимые ощущения от триллера обеспечены. Автор мучает и героев, и нас, заставляя ловить глюки и пускаться в бессмысленные – то есть не полезные делу – рассуждения о добре и зле, вине, предопределении и необратимости. Кажется, что хуже этой ситуации не бывает, но поворот сюжета доказывает: не только в аду может быть несколько кругов испытания.

7. «Сто бед»: Кустурицы ответ


Для того чтобы получить удовольствие от книги Эмира Кустурицы, сопоставимое с впечатлением от его знаменитых картин, необходимо отдаться волне его оптимизма и хорошенько пофантазировать. Как в фильмах, порой нелогичных и абсурдных, так и в этих рассказах рвется сюжет, а зарисовки из балканской жизни вызывают недоумение. Может ли большой режиссер стать большим писателем – вопрос, на который каждый из поклонников Кустурицы ответит по-своему. Один скажет, что «все не то», и будет прав, ведь фильмы и книги – это разные вещи. Другой же заметит, что шесть небольших рассказов полностью соответствуют манере сербского режиссера балаганить, смешить и философствовать, вновь подружив молодость и старость и заставив саму смерть танцевать на празднике жизни.

8. «Сияние»: радужный отлив


Виноват ли человек, что он не такой, как все? Заведя семью, прожив немаловажный отрезок жизни, ты вдруг осознаешь, что любишь другое – вернее, другого. Не жену, а своего друга детства. В ином романе причиной мужских переживаний стала бы женщина, и концовка такого произведения была бы весьма предсказуема. Но Маргарет Мадзантини решила поставить читателя в непривычное положение – сопереживать ли любовникам, понять ли, а может, плюнуть и закрыть неуместное чтиво? Как водится, драмы о нездоровых отношениях и драматическом выборе приковывают к себе не меньше детектива, заставляя испытывать чувство жалости напополам со стыдом. Но даже если отринуть факт гомосексуальной связи, книга ставит еще один важный вопрос: того ли человека мы выбрали, чтобы прожить вместе жизнь?

9. «Жестокие слова»: пасторальный детектив


Пришло время погрузиться в уютную деревенскую жизнь со всеми ее неторопливыми диалогами, местечковыми происшествиями и колоритными жителями, несмотря на то, что в этих милых условиях происходит убийство, а с виду приветливые персонажи оказываются носителями страшных тайн. Детектив канадской писательницы Луизы Пенни удостоился премии Агаты Кристи – ее она получала пять раз. Повествование ведется с расстановкой, свойственной божьему одуванчику миссис Марпл, а сама интрига и распутывание клубка происходят на фоне столь яркого материала в стиле кантри, что немного нелогичная развязка становится не способной заставить нас принизить достоинства книги. Они здесь есть, но отнюдь не за счет железнологического сценария преступления, а благодаря отличным описаниям и странным персонажам с именами Отшельник, Старик, Жена и т.п.

10. «Мост через бездну. Комментарий к античности»: легенда истории искусства


Уже несколько лет, а вернее десятилетий, в кругах московских почитателей искусства живет феномен Паолы Волковой – женщины, богатой духовно и интеллектуально, преподавательницы ВГИКа по всеобщей истории искусства, а впоследствии ведущей тематической программы «Мост над бездной». Она училась у Льва Гумилева, вела лекции для кинематографистов, считается лучшим специалистом по творчеству Тарковского, а для своих студентов была лучшим преподавателем, интересным рассказчиком, который будто бы сам водил дружбу с персонажами истории искусства, о которых вела речь. Ее уникальные лекции легли в основу программы на телевидении, а потом она решила написать цикл книг, охватив период от античности до ХХ века. Но успела до своей смерти написать только первый том, а остальные книги были изданы на основе лекций и воспоминаний ее друзей, учеников и коллег. Сейчас мы имеем дело с первой книгой легендарного цикла, который призван наладить связь с прошлым, проложив мост над бездной времени.

11. «Transcend: девять шагов на пути к вечной жизни»: витафутуризм


Казалось бы, все давно поняли, что эликсира молодости не существует, а ничего лучше пластических операций пока что не придумали. Однако ученые продолжают изучать процессы, которые влияют на старение, и о результатах их труда полезно узнать всем. Обычно мы игнорируем или не знаем тот факт, что продолжительность жизни и хорошее самочувствие зависят от ежедневных действий: сна, приемов пищи, привычек, учета наследственности и корректировки поведения в зависимости от особенностей организма. Создатели книги проделали серьезную работу, объединив в ней информацию о последних научных достижениях в области здоровья. Они не будут рекомендовать пить травяные настои и ложиться спать до 9 часов вечера. Ученые-футурологи и специалисты клиники долголетия находятся на передовой научного прогресса, далекого от понятий традиционной медицины. Конечно, жизнь человека конечна. Но каждый из нас предрасположен к той или иной болезни, например сердечной. Определив эту предрасположенность и сделав все, что на данный момент известно науке о предотвращении сердечного приступа, вы сможете продлить жизнь на 20 лет. А тогда, по уверению ученых, будут сделаны новые открытия, позволяющие изменить гены и продлить жизнь еще на несколько десятков лет. Звучит чересчур оптимистично. Ну а вдруг, следуя заветам пособия, нам удастся продлить жизнь на пару лет, разве мы окажемся в проигрыше?