«Дневники матери» читать онлайн книгу 📙 автора Сью Клиболд на MyBook.ru
image
Дневники матери

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.66 
(114 оценок)

Дневники матери

374 печатные страницы

2017 год

18+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

20 апреля 1999 года Дилан Клиболд и Эрик Харрис вошли в здание старшей школы в городе Литлтонь, Колорадо, с заряженными ружьями. В течение нескольких минут они бы убили двенадцать учеников и одного учителя, а также ранили еще двадцать четыре человека перед тем, как совершить двойное самоубийство.

Сью Клиболд – мать Дилана – написала книгу «Дневник матери» после шестнадцати лет боли и стыда, терзаясь вопросом: почему ее сын так поступил, и могла ли она что-то изменить.

Это откровенная история их с сыном пути, который она анализирует, пытаясь найти признаки зарождавшихся в сыне проблем, чтобы помочь родителям не допустить ее ошибки, не закрывать глаза на происходящее, даже если это очень страшно и может ранить.

«Дневники матери» наполнены выстраданной мудростью, которая проливает свет на один из самых актуальных вопросов современности – психологические расстройства личности, которые ведут к насилию над собой и другими.

читайте онлайн полную версию книги «Дневники матери» автора Сью Клиболд на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Дневники матери» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2016Объем: 674863
Год издания: 2017Дата поступления: 29 апреля 2022
ISBN (EAN): 9785170994755
Переводчик: Виктория Краснянская
Правообладатель
10 824 книги

Поделиться

Zuzonok

Оценил книгу

Такие книги нельзя оценивать по пятибалльной шкале. У них свой рейтинг, который не может быть ниже самого высокого показателя. Это произведение написала несчастная женщина, которой суждено было стать матерью малолетнего убийцы…

Думаю, что все слышали о трагедии в Колумбайне. В апреле 1999 года Эрик Харрис и Дилан Клиболд (его мать – автор дневника) спланировали стрельбу в школе, заранее заложив в выбранных местах самодельные взрывные устройства. Они спокойно зашли в здание и расстреляли 36 человек, 13 из которых погибли. После совершенного преступления они ушли в библиотеку, где совершили самоубийство.

Ничего не подозревающая Сью Клиболд, как я уже говорила, мать одного из убийц, находилась в этот день на работе. Милая, добрая женщина, любящая своего ребенка, была вынуждена смириться с тем, что ее сын – убийца, которого все ненавидят и которого нужно ненавидеть... В дневнике она рассказывает о горе, которое внезапно настигло ее семью, и описывает, какие мысли посещали ее в тот момент. Злость людей была оправдана, а она не могла найти оправдание поведению своего сына… Женщина задумывается над тем, были ли предпосылки, говорит о скрытой депрессии, о совершенно обычном поведении своего ребенка незадолго до убийства. Однако как мать она не могла его не оплакивать, не пытаться объясниться перед пострадавшими семьями или извиниться за его поведение… Только вот кому это было нужно? Погибших уже нельзя вернуть.

Книга насквозь пропитана болью, которая буквально влезает в душу и рвет ее на части. Вроде бы она должна быть о массовом убийстве, безжалостном парне, но нет – Сью пишет о другом, о том, каким светлым человеком был ее любимый сын. Она делит его образ на "до" и "после", вспоминает, как он вел себя до преступления, каким был жизнерадостным и активным, внимательным и заинтересованным. Женщина рассказывает и о пагубном влиянии СМИ, которые, как стервятники набросились на ее сына и даже публиковали фотографии с его телом для того, чтобы люди могли вдоволь поглумиться.

Этот дневник стоит прочитать каждому. Не просто ради интереса, а ради того, чтобы открыть для себя этот темный мир, посетителем которого может стать любой человек. Никто не застрахован от такого кошмара. Самоубийства, дети, которых невозможно "раскусить" до трагедии… Автор делится мудростью, которую просто нужно принять, не пытаясь поспорить или проверить. Хотя и спорить здесь не с чем. Люди еще не научились читать чужие мысли, поэтому не способны остановить процесс саморазрушения тех, кто принял решение встать на опасную последнюю тропу.

И напоследок вставлю сюда фотографию невинных погибших. Две последние фото в нижнем правом углу - убийцы, Эрик и Дилан (слева направо).

21 февраля 2019
LiveLib

Поделиться

Nika_Noita

Оценил книгу

Не напоминает ли вам обложка траурную ленту - из тех атласных, что закрепляют на милых сердцу портретах в час великой скорби? И не смотрите, что женщина, изображенная на снимке, здравствует до сих пор - её жизнь сложно назвать полноценной и никак нельзя назвать счастливой.
Ровно 20 лет назад, в ясный апрельский день, двое обычных, казалось бы, парней совершили нападение на учеников и учителей школы "Колумбайн", расположенной в штате Колорадо. Вооружившись карабином, пистолетом и ружьями, Дилан Клиболд и Эрик Харрис меньше, чем за час, расстреляли 13, тяжело ранили два десятка человек, и размозжили головы себе из того же оружия. Попытка привести в действие два самодельных взрывных устройства, сделанных их собственными руками, провалилась. Это спасло жизни еще нескольким десяткам подростков и взрослых, спрятавшихся во внутренних помещениях школы.
История Колумбайновского расстрела прогремела на весь мир, изрядно всколыхнула и изменила законодательную систему США. Если ранее дальше разговоров о контроле за оборотом оружия, уровне насилия на телеканалах и в современной культуре дело не шло, то с 1999 года пошло резкое резкое "закручивание" гаек. Появились новые методы обеспечения безопасности, лекции и обучающие курсы для школьников и студентов, входы в учебные учреждения оборудовали металлоискателями. Ужесточили контроль за оборотом оружия. Кардинально поменялась и тактика спецслужб: если ранее инциденты расценивались как захват и действия сотрудников были направлены на попытку провести переговоры, то теперь указ был четкий - стремиться нейтрализовать стрелка без попыток вступить с ним в диалог.
События такого рода ужасают нас своей масштабностью. О смерти мы слышим каждый день и, поохав, забываем очередное имя, как и любую другую ненужную информацию. И действительно: если мы будем помнить имена всех утопленников, перечисленных в сводках этого года по завершению купального сезона или количество жертв каждого ДТП в собственном городе, мы сами затеряемся в этой калейдоскопе чужих лиц. В случае же с массовыми убийствами - дело другое. И страшно другое.
Стрельба в школе "Колумбайн", к стыду нашему, стала прообразом других схожих событий. Хотя это было далеко не первое и не самое кровавое массовое убийство. На ум приходит дело морпеха Чарльза Уитмена, выцеливавшего своих жертв с башни Техасского университета, Патрика Эдуард Петри из Стоктона, Тодда Смита из Тэйбера, Адама Лэнза из Коннектикута.... Перечислять - пальцев не хватит. Джейлин Фрайберг, Николас Круз, Чо Сын Хи, Владислав Росляков... США, Германия, Швеция, Россия, Эстония, Франция, Финляндия...
Матери Дилана Клиболда (как и десяткам других отцов и матерей) выпала нелегкая доля. Она не только потеряла любимого ребёнка, но и осталась с вечным клеймом "матери убийцы", сотней вопросов без ответа, отсутствием покоя в душе. Не знаю, какие подобрать слова для выражения сочувствия - наверное, таких слов просто нет. И далеко не все захотят их говорить. Но то, как эта женщина пытается найти ответ - достойно уважения. Как находит в себе силы и выходит со своей историей к людям, занимается изучением проблемы подростковых самоубийств и депрессивных состояний, посещает тематические конференции и участвует в дискуссиях, общается с другими товарищами по несчастью. И ищет, ищет, ищет причины, толкающие людей на страшные поступки.
В книге приведены выдержки из её дневников, рассказ о жизни семьи и её сына: их совместных пикниках и праздниках, конфликтах и примирениях Таких жизней миллиарды, таких семей миллионы, таких городков тысячи - в какой момент и где "выстрелит"? Увы, мы не можем предугадать? Или всё таки можем хотя бы попытаться? Именно к этому и призывает Сью.
Происходящее в последние годы напоминает уже не отдельные вспышки безумия, а настоящую эпидемию, спровоцированную, как утверждает автор, в первую очередь - патологиями мозга, возникающими из-за отрицательного влияния окружающей среды и растущих депрессивных расстройств. К сожалению, флёр романтики - дурно пахнущий, омерзительный флёр - окутывает подобные события, делает из фигурантов событий героев, достойных подражания. Как уберечь наших детей от таких мыслей? Как внушить им, что жизнь прекрасна, а проблемы, иной раз кажущиеся глобальными - не стоят и выеденного яйца? Что ценна не только своя, но и чужая жизнь?

Думаю, Эрик пришел в школу, чтобы убивать людей, и его не заботило, что он сам умрет, а Дилан хотел умереть, и его не заботило, что умрут и другие.

Слушая выступления автора, я вижу перед собой изнеможденную, седую женщину с просящими глазами и необычайно крепким внутренним "стержнем", которая все эти годы тянет непосильный груз горя, но пытается по мере сил своих компенсировать ущерб, нанесенный её ребенком. Ребенком, которого ей в лицо называют подлецом, отщепенцем, террористом.
Исследователи пришли к выводу, что заводилой и психопатом с определённой манией был именно Харрисон. Его личные дневники полны злобы и яда, ненависти к окружающим. Клиболд - ведомым, более мягким, но ищущим смерти и сумевшим по дороге к ней захватить с собой других.

Я предавалась мечтам, как буду останавливать незнакомцев на улице и показывать им эти альбомы: "Вот, видите! Я не сумасшедшая! Посмотрите, как счастливы мы были!

Разглядывая фотографии в книге, я вижу краем глаза, как мой - пока еще пухлый по-детски - карапуз самозабвенно катает вокруг ножки стула игрушечную машинку и задаюсь миллионом вопросов, чувствую животный страх за него, не знаю - как оградить его от бед и опасностей жизни. А, укладывая его спать, глажу по голове и мысленно задаю вопрос: "Каким будешь ты, мой мальчик? Что подаришь этому миру? Буду ли я гордиться тобой или плакать о тебе?"
Мы, люди, должны быть более чуткими и внимательными. Нынешняя мода - заботиться о природе, защищать фауну и флору - достойна, но не меньшее внимание следует уделять и заботе друг о друге. И очень хочется верить, что таких кровавых пятен, как события в Колумбайне, Керчи и других уголках планеты - станет в разы меньше.

Я изучаю ту Америку, в которой мы с вами живем. Я всегда хотел показать, что тот дьявол, на которого мы сваливаем все злодеяния, — это мы сами. Не думайте, что конец света однажды наступит ни с того ни с сего — он наступает уже очень долгое время. День ото дня. (Мэрлин Мэнсон)
25 апреля 2019
LiveLib

Поделиться

Kate_Lindstrom

Оценил книгу

⠀Невообразимо тяжелая книга. Потому что события и люди - настоящие, а горя столько, что никакими словами не выплеснешь достаточно, чтобы рана наконец зажила.

⠀Недавно увидела короткую лекцию матери одного из стрелявших в школе Колумбайн. Меня поразила сила этой женщины, которая смогла, пусть и через столько лет, выйти в публичное пространство, чтобы рассказать о сыне. Она не просто приносит свою боль и попытки оправдать себя или сына, она несёт знание, выстраданное самым жутким способом. Умоляет родителей слушать и слышать своих детей, помогать им при любой проблеме, никогда не отмахиваться от бед подростка. Чтобы трагедии не повторялись, она просит родителей быть всегда и всецело со своим ребёнком.

⠀Я узнала, что Сью написала и книгу с воспоминаниями о тех событиях и о том, что было после. Благополучная семья, двое сыновей, совместные праздники, мелкие проблемы, типичные будни. Ужас, в котором очутилась Сью в день стрельбы, нельзя сравнить ни с чем. Сначала новости, обрывочные и хаотичные: в школе, где учится ее сын, стреляют. Потом томление неизвестности, шок, паника. После - момент узнавания о том, что её сын, собственное чадо, убивал и калечил людей. Неверие, несопоставимость образа сына с тем, что о нём говорят. Спасительные мысли о том, что его заставили, принудили. Алчущие репортеры. Дилан убил себя, но Сью не может его оплакать, потому что он - убийца, и похоронные бюро отказываются хоронить его в тот же день с убитыми. Ненависть людей, столь концентрированная, что Сью находится на грани безумия. Тысячи, миллионы раз заданный вопрос: "почему ты не знала, кого ты вырастила?". Она плачет по сыну и по людям, которых он убил. В тот момент любовь к своему ребёнку топчется тем, что он сделал в последний день своей жизни.

⠀Я не знаю, как много может вынести человек. Мои чувства метались: я жалела Сью, я жалела её сына Дилана, жалела убитых и раненных. Не оправдывая его деяния, я смогла увидеть в этом "чудовище", как его окрестили газеты, обычного подростка с кучей боли внутри, чьего-то сына. Который тоже страдал и хотел прежде всего умереть сам. Именно в этом нашла себе утешение его мать.

После мучительного периода в первые пару лет после трагедии Сью начинает постепенно входить обратно в жизнь, борясь за своё право не быть изгоем и за человеческую память о сыне. Она многое узнает о подростковой депрессии, мотается по специалистам и всё более понимает, что её сын очень сильно страдал в последние пару лет своей жизни. Его дневники, найденные уже после рокового события, подтверждают это: Дилан не хотел жить и находился в тяжелой депрессии. Это открытие заставляет Сью пересмотреть всю жизнь сына, будто перемотать плёнку, она начинает подмечаnь в воспоминаниях те фрагменты, на которые тогда не обращала внимания. Ведь ей казалось, что её семья вполне гармонична, а подростковые проблемы всегда имеют свойство проходить. Но она была не права, и это будет грызть её до конца дней. Конечно, Сью не берётся утверждать, что каждый депрессивный подросток однажды придёт в школу с ружьём, и она никак не оправдывает этим ужас, совершенный Диланом. Она лишь громко заявляет о том, что люди с депрессией могут и должны получать необходимое лечение. То, что для взрослого кажется пройденным этапом и "несерьёзными" проблемами (неразделенная любовь, травля в школе, ощущение ненужности), может на корню уничтожить внутренний мир подростка. Для подростка в депрессии даже одна из таких проблем может означать конец света, и это не блажь, а подлинные чувства человека, к которым нужно отнестись со всей серьёзностью.

⠀Как можно сочувствовать тому, кто намеренно убивал людей? Стоит только подумать об ужасе последних минут убитых, ни в чём не виноватых детей, о внезапном сокрушающем горе их семей. Никакие оправдания никогда не помогут им. Сью живёт с ужасным грузом, и, ощущая это, я не могу сказать, как именно я отношусь к ней и к Дилану. В её словах Дилан стал человеком, когда для всех он прежде всего - убийца, но стало ли от этого менее больно? Нет. Зачем, зачем этот мальчик пошёл убивать.

Сью прошла через много этапов, но в конце концов простила себя. Она поняла, что всё то горе, что причинил людям её ребёнок, может быть хотя бы на одну тысячную часть компенсировано помощью другим, поэтому теперь она занимается предотвращением суицидов. Ещё она много выступает публично, чтобы дать людям понять, что никогда, ни в каком из идеальных миров, не может обойтись без трагедии. И очень самонадеянно думать, что близкий человек не может совершить зло или причинить нам боль. Легко винить мать его мальчика, легко винить оборот оружия в Америке, злую музыку, жесткие компьютерные игры. Это даёт мнимую прочность своему существованию. "Со мной такого точно не случится". Сью Клиболд тоже так думала.

⠀Табуирование вопросов психического здоровья должна уйти в прошлое, а всем надо следить за собой и за своими близкими очень внимательно. Это не сделает нашу жизнь стопроцентно безопасной, но мы хотя бы будем уверены, что сделано всё возможное.

24 декабря 2018
LiveLib

Поделиться

Сейчас единственное, чего я хочу, – умереть.
25 января 2021

Поделиться

Когда горюешь о потере близкого человека, стараешься запечатлеть его в памяти
25 января 2021

Поделиться

Ненависть не уничтожает любви.
16 декабря 2020

Поделиться

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой