Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

В Питере жить: от Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной. Личные истории

В Питере жить: от Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной. Личные истории
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
2050 уже добавило
Оценка читателей
4.11

«В Питере жить…» – это вам не в Москве, о которой нам рассказали в книге-бестселлере «Москва: место встречи». Что и говорить – другая ментальность, петербургский текст. Евгений Водолазкин, Андрей Аствацатуров, Борис Гребенщиков, Елизавета Боярская, Андрей Битов, Михаил Пиотровский, Елена Колина, Михаил Шемякин, Татьяна Москвина, Валерий Попов, «митёк» Виктор Тихомиров, Александр Городницкий и многие другие «знаковые лица» города на Неве – о питерских маршрутах и маршрутках, дворах-колодцах и дворцах Растрелли, Васильевском острове, Московском проспекте и платформе Ржевка, исчезнувшем в небытии Введенском канале и «желтом паре петербургской зимы»…

Лучшие рецензии и отзывы
Seicatsu
Seicatsu
Оценка:
7

Приятно и необходимо иметь в книжном шкафу книгу, вырывающую тебя из окружающего контекста и возвращающую в собственные воспоминания. "Мой Эрмитаж" М.Б. Пиотровского стала для меня одной из таких книг. Конечно, мой Эрмитаж немного другой, но всегда любопытно сопоставить свои мнения и воспоминания с другими.
Эту книгу не хочется выпускать из рук, также как уже абсолютно изнуренному долгим созерцанием прекрасного не хочется выходить из Эрмитажа - "Устала, но на пять минут забегу в зал итальянской живописи". Плавный, с первых слов увлекающий и периодически очень трогательный рассказ дополняет потрясающее оформление (как же давно я не видела буквиц!)
"Мой Эрмитаж" позволяет сделать невозможное - за пару часов пробежать все этажи и залы любимого музея, задержав взгляд на том, на чем он должен задержаться, и с чувством полного эстетического и духовного удовлетворения вернуться в реальность,уже менее пугающую, для того, чтобы сделать что-то хорошее.

Читать полностью
Ivan_N
Ivan_N
Оценка:
7

Книжный альманах, на мой взгляд, сам по себе жанр, не оправдывающий надежд читателя. Отличная упаковка, сплошь громкие имена – но когда берешь в руки книгу, целиком как произведение она не воспринимается и не запоминается. В голове остается калейдоскоп разношерстных историй, от которого чувствуешь усталость, еще пока читаешь. Как будто пробуешь оливье, и вроде горошек сладкий, и огурчики на месте, и по отдельности все как должно быть, но вместе не имеет вкуса.
Для меня самой яркой и близкой по духу стала открывающая книгу новелла авторства неподражаемой Татьяны Никитичны.
Оценка 3 самому жанру, а не авторам.

LoyolaTactical
LoyolaTactical
Оценка:
5

Прожив в городе всю жизнь, имея предков - петербуржцев в нескольких поколениях, не прочитать такую книгу было невозможно. И, на мой взгляд, книга ценна в первую очередь для петербуржца. Узнаванием так красиво описанных обычных и привычных мест, совпадением настроений, ощущений от своего города. Признаюсь честно, от чтения я получил немалое удовольствие. При этом книга очень неровная (что не удивительно при таком формате). Причём, на мой взгляд самые невыразительные вещи оказались у самых именитых авторов: Городницкий, Пиатровский, в меньшей степени - Быков немного разочаровали. Всё-таки хотелось увидеть рассказ о городе, а не об авторе. Зато нашлось много чудесных рассказов/очерков/эссе от авторов, которых я читаю впервые: Аствацатуров, Водолазкин, Колина, Носов. Всех перечислять не стану. Прочитайте сами :) И поскольку в книге много авторов, много стилей, много взглядов, я думаю, что каждый петербуржец наверняка в чём-то да найдёт совпадение с собой, со своим собственным Петербургом. Приятного чтения! :)

Читать полностью
Лучшая цитата
В детстве (детство было до тридцати лет) я жила на углу Садовой и Гороховой… хочется сказать «на углу Садовой и Дзержинского», ведь это Вера Павловна жила на Гороховой, а я жила на Дзержинского. В доходном доме конца XVIII века, в роскошной квартире 200 метров с закоулками и коридорчиками с видом на магазин «Водка. Крепкие напитки», первая подворотня от угла, двор-колодец… Почему подворотня, почему двор? Как почему? Это же Питер. 1 мая и 7 ноября по улице, от ТЮЗа до Адмиралтейства, шла демонстрация. Тогда в нашу подворотню ставили грузовик, чтобы из двора не выскочили злоумышленники и не напали на демонстрантов. Так мы и сидели по домам замурованные… ну, это такая питерская история, кто жил в центре, знает, – между грузовиком и стеной не пролезешь, а ползти под грузовиком страшно.
Гороховая (улице вернули старое название в 1991 году) – чудная улица, по-петербургски «богатая», так называл ее Достоевский, по-ленинградски демократичная. По ней, одной из немногих центральных улиц, был разрешен проезд грузового транспорта, и от выхлопных газов воздух был черный, – придя домой, нужно было смахнуть черную пыль с лица, как пыль с мебели. Но жить там было – счастье! Можно встать лицом к Адмиралтейству, спиной к ТЮЗу, и будет ПИТЕР.
3 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление
Другие книги подборки «Путешествие в книгу»
Другие книги подборки «Новинки недели от 8 июня»