Горький: страсти по Максиму

Оцените книгу

О книге

Максим Горький – одна из самых сложных личностей конца XIX – первой трети ХХ века. И сегодня он остается фигурой загадочной, во многом необъяснимой. Спорят и об обстоятельствах его ухода из жизни: одни считают, что он умер своей смертью, другие – что ему «помогли», и о его писательском величии: не был ли он фигурой, раздутой своей эпохой? Не была ли его слава сперва результатом революционной моды, а затем – идеологической пропаганды? Почему он уехал в эмиграцию от Ленина, а вернулся к Сталину? На эти и другие вопросы отвечает Павел Басинский – писатель и журналист, лауреат премии «Большая книга», автор книг «Лев Толстой: Бегство из рая», «Святой против Льва» о вражде Толстого и Иоанна Кронштадтского, «Лев в тени Льва» и «Посмотрите на меня. Тайная история Лизы Дьяконовой».

В книге насыщенный иллюстративный материал; также прилагаются воспоминания Владислава Ходасевича, Корнея Чуковского, Виктора Шкловского, Евгения Замятина и малоизвестный некролог Льва Троцкого.

Подробная информация

Правообладатель: АСТ

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171069988

Дата поступления: 30 апреля 2018

Объем: 881.4 тыс. знаков

  1. panda007
    Оценил книгу

    • В юности он пытался покончить жизнь самоубийством, пуля чудом прошла мимо сердца
    • Он верил в чертей, и некоторые считали, что он продал душу дьяволу
    • На несколько лет он был отлучён от церкви
    • Он любил жуликов, фальшивомонетчиков, попрошаек, бродяг и прочих «странных» людей
    • Человечество же в целом было ему глубоко противно
    • Первым серьезным ценителем его творчества был добрый жандармский генерал, который и благословил его на литературную стезю.
    • Слава его была сверхъестественной: в губернских и уездных городах появились его двойники
    • Он умудрился рассориться со всеми лучшими друзьями
    • Зато женщины его любили, кроме законной супруги у него было несколько гражданских жён
    • Смерть его окутана тайной

    Вот таким колоритным персонажем был Максим Горький. И если я кого терпеть не могу со школьной скамьи по сию пору, то это он. Горький для меня – образец корявого стиля, антиНабоков. Если уж совсем начистоту, я вообще не могу воспринимать автора зубодробильной «Матери» и скучнейшего «На дне» как писателя. Да, невероятно талантливый конъюнктурщик. Лукавый человек, чей образ жизни резко расходился с его же текстами. Многим, говорят, помог. Главным образом тем, кого я не люблю. Тем же, кого люблю, не помог, хотя и мог. За что мне любить Горького?
    Однако я всегда держу в голове, что я могу быть неправа. Вдруг найдётся умный человек, который мне покажет, что Горький не так плох? Да вот, хотя бы Басинский. Написал же он отличную книгу про Льва Толстого.
    Но, видимо, книга про Горького по определению не может быть отличной – не тот герой. Уж как автор старается доказать, что слава Горького заслужена, а все виднейшие писатели России, которые весьма критично отзывались о его творениях (один Лев Николаевич чего стоит, с его вечным «фальшь, ужасная фальшь», точнее о Горьком и не скажешь) чуть ли не жалкие завистники. Эффект получается обратным: любишь Горького всё меньше и меньше. Особенно когда он берётся рассуждать о тупой стране Америке, бездарном поэте Блоке и т.д. Не знаешь, плакать или смеяться. Самолюбование и апломб Горького поразительны. Впрочем, в ситуации «из грязи в князи» это часто бывает. И с каждой главой он выглядит всё мельче и мельче.
    В книге Басинского очень мало сказано собственно про литературу, про написанные основателем соцреализма тома. Хотя что тут говорить, всё ясно.

  2. fleur-r
    Оценил книгу

    Почему я стала читать эту книгу?
    Разве только потому, что восхитилась когда-то шедевром Басинского о Толстом, а потом замерла в изумлении и непонимании перед его же "Джоном Половинкиным"? А может потому, что, бродя по заснеженному, замороженному Питеру, набрела на маленький магазинчик с дешевыми книжками, а теперь в преддверии новых питерских открытий решила прочитать?
    Она лежала давно на моем пианино... Год лежала... В нее порой заглядывал муж, но потом закрывал (тут что ни делай - все бесполезно, не дочитывает он книг). И она так сиротливо просила: "Пора, пора..."
    Горький...Для меня это глыба, огромная каменная глыба, внешне каменная. Я знаю, что внутренне он был совсем другим, человечным. Конечно, кто не ошибается... Он человек, и он ошибался.
    Выйдя из школы, я точно знала, что Горький - это такой дядька с большими усами (а ля Ницше), советский писатель № 1. Потом в институте я узнала, что он великий труженик и трудоголик, отзывчивый, любвеобильный, но по-мужски какой-то прочный и надежный. Меня никогда не интересовали его взаимоотношения с властью. Упаси Боже кого-то осуждать. Я не жила в то время, не была писателем, поэтому не знаю, что лучше: сгорать от голода, как Блок, уезжать и жить за границей, как Бунин, сгинуть в лагерях, как Мандельштам, открытыми глазами смотреть на убийц и не дрогнуть, как Гумилев, покончить с жизнью, как Маяковский, или принять новую власть и вернуться, как А.Н.Толстой. Я всех их люблю, каждого уважаю, перед многими преклоняюсь.

    Что я хотела найти в этой книге? Увидеть Горького-человека, особенного, со своими плюсами и минусами, большого, талантливого и разного.Я хотела узнать о нем то, чего не знала. Я нашла много интересного, но это касается в основном его отношений с властью: Ленин-Горький-Сталин. Увидела борца, "еретика", философа, но за всей этой глыбой не разглядела чего-то поистине человеческого.
    А ведь не простая личность, ох не простая. Постоянно его дружба превращалась в холодность и вражду, примеров тому множество: Бунин, Андреев, эмигранты. Сколько раз он ошибался в людях, а потом искренне раскаивался. Несмотря ни на что, было в нем что-то поистине трогательное, в этом неграмотном мальчишке, не нужном своей семье и выброшенном "в люди", превратившемся в "человека эпохи".

    Дальше...

    Так какой он, Горький, для меня после прочтения книги? Вот такой:

    ">

    Он мог быть хитрым и лукавым. Он не любил неприятной правды, умел делать "глухое ухо", нередко позволял ввязывать себя в темные провокации. Но подлецом и провокатором Горький не был.
  3. Shurup13
    Оценил книгу

    Не так давно, я прочла книгу Бенедикт Сарнов - Сталин и писатели. Книга первая . Это именно то, что я хотела, хоть и не знала. Исторические реалии, работа с источниками, своеобразный детектив, информация к размышлению. Поэтому, когда выпала возможность узнать о Горьком, герое самой большой главы, упускать ее была нельзя!
    Перед нами переиздание книги 2011 года "Горький. Девять дней после смерти". Из названия очевидно, что автор выделил 9 основных вех в жизни Алексея Пешкова и Максима Горького.
    Басинский начал с конца. Горький умирает, несколько дней мучается, ему вкалывают камфору в сердце, чтобы жил. С одобрения жены и ближайшего окружения. Страшно. Наивно думала, что в этом ключе пойдет все повествование. В разборе кто что сказал. Кто убил сына Горького Максима Пешкова. Басинский, выдвигает (и видимо поддерживает), что это был несчастный случай, полежал на холодной земле, заболел. Бывает. Но что с самим Горьким? Виноват ли Сталин? Неизвестно, но описание тех патологий легких наводит на мысль, что это все развивалось само собой. В чем он точно виноват, что довел врачей до такого состояния, что они оттягивали момент отчета смерти Алексея Максимовича. Чтобы вождь в ночи, попивая шампанское, мог навестить великого писателя.
    Но все это было заманухой. Павел Валерьевич хотел нам показать, что совсем не это главное в Горьком, а то что было до того. Те самые 9 дней.
    Я бы соврала, если бы сказала, что все дни мне были одинаково интересны. На главе сравнивающей Горького и Ницше чуть не уснула (опрометчиво читать такое перед сном). С революционными главами можно кое-где поспорить. Остановлюсь на заинтересовавших моментах.
    Отношения с семьей. Оказывается все не так мрачно (если верить П.Б.), как в Детство , но все равно. Жить в такой семье не пожелаю никому. Косвенно, А.М. виноват в смерти своего отца, заразил его холерой. Возможно, этим объясняется равнодушие матери к судьбе сына. Отдала дедушке с бабушкой на воспитание, и полетела устраивать свою судьбу. И тут понеслись нестыковки с «Детсвом». И дяди не такие звери, и бабушка любила махнуть, и дед тоже горюшка хлебнул… Все они Горькие…
    Жизнь в Казани. Для меня стало открытием, что у Горького была попытка суицида. Вместо того, чтобы детям рассказывать о недосягаемых высотах наших писателей, лучше бы рассказывали как они справлялись с бедой. Но такие постыдные страницы у нас принято замалчивать. А услышав из уст одного одиннадцатиклассника пересказ Данко, не знаю даже, нужны ли ему литература и Горький в частности.
    Отношения с современниками. О плотности гениальных людей на квадратный метр в это время не говорил только ленивый. И было бы странно, не осветить отношения Горького с Толстым, Шаляпиным, Буниным и тд. В конце книги приводятся воспоминания, можно ознакомиться подробнее. Но главные выводы сделаны в самом тексте. Цитата Андреева меня просто сразила:

    А для меня «Илиада», Пушкин и все прочее замусолено слюною учителей, проституировано геморроидальными чиновниками. «Горе от ума» – скучно так же, как задачник Евтушевского. «Капитанская дочка» надоела, как барышня с Тверского бульвара.

    Переезд в СССР и отношения со Сталиным. Сложилось мнение, что для Басинского Горький умер с приездом в СССР. Слишком многим пришлось пожертвовать для благополучия своей обширной семьи.
    Еще один момент. В этой книге отсутствует любовные отношения Горького. Да и формирование его новой семьи не показано. Если ищите такого в биографических книгах, это не тот случай.
    П.С. Спросила сестру (далекую и от литературы, и от истории), считает ли она, что Горького убил Сталин? Да, был уверенный ответ. Но ведь его заразили гриппом собственные внучки? Сестра выдала перл: А может их лично Сталин заразил?!
    В книге прекрасная подборка фотографий, хотя в новом издании их меньше
    Встреча Горького в СССР

  1. “Мне кажется, что это очень хорошо – навсегда уйти в лес… В лесу нет болтливых людей, драк, пьянства”
    3 февраля 2019
  2. Всё это Азия, вдохновенно отстаивающая свои права на болячки, на вонь, на помои, во имя широкости русской души, которой будто бы мало хрустальных дворцов, которая жаждет чего-то зазвездного и сытостью насытиться не может. Ради зазвездного нас поэтически тычут в блевотину. Это все тот же толстовский Аким, та же толстовская сказка о дураковом царстве и трех чертенятах, тот же высокомерный отказ от Европы, от хрустального дворца, от прогресса, от цивилизации, от всех тех лекарств, которыми, по убеждению Горького, излечится русский народ. И замечательно, что не только былые титаны, но и современные наши писатели все (разве за исключением Бунина) инстинктивно тянутся к болячкам и гноищу нашего факирского быта, утверждают этот быт и, как святотатство, отвергают всякое на него покушение.
    3 февраля 2019
  3. По-азиатски, по-татарски свирепы эти лютые русские люди, о которых принято стихами и прозой твердить как о кротчайших смиренниках, жалостливая нежность которых умиляет их самих до восторга
    3 февраля 2019