Книга или автор
Возвращение в Панджруд

Возвращение в Панджруд

Премиум
Возвращение в Панджруд
4,5
29 читателей оценили
418 печ. страниц
2016 год
16+
Оцените книгу

О книге

Андрей Волос – прозаик и поэт, переводчик с таджикского. Автор книг «Хуррамабад», «Аниматор», «Победитель». Роман «Возвращение в Панджруд» удостоен премии «Русский Букер».

Абу Абдаллах Рудаки, великий таджико-персидский поэт, возвращается в родной город в сопровождении мальчика-поводыря, который даже не знает, кто этот нищий слепой старик. Слава Царя поэтов бежит впереди него, долгая жизнь остается позади, а гордыня, отчаяние и мудрость борются в душе, поочередно одерживая победу. Рассказанная с конца история жизни Рудаки не исторический роман, а изящная художественная проза, наполненная запахами и звуками, напевностью стихов и мудростью Востока.

Читайте онлайн полную версию книги «Возвращение в Панджруд» автора Андрея Волоса на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Возвращение в Панджруд» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2013

Год издания: 2016

ISBN (EAN): 9785170957477

Объем: 752.9 тыс. знаков

Купить книгу

  1. bookeanarium
    bookeanarium
    Оценил книгу

    Конец года – время вручения литературных премий. Одна из крупнейших – «Русский Букер», вручают уже 21 год подряд. Среди лауреатов прошлых лет была, например, Людмила Улицкая с «Казусом Кукоцкого». В 2013 году награду в полтора миллиона рублей получил Андрей Волос за «Возвращение в Панджруд». Сразу стоит оговориться, что книга (как и предыдущие работы этого писателя) – ориентальная, о Средней Азии, если ещё конкретнее, место действия – Таджикистан.

    В год, когда протестные волнения о засилье в стране трудовых мигрантов из среднеазиатских республик приобрело огромные масштабы, а рядовая программа общероссийского радио может называться «проспекты Москвы перекроют для празднования Курбан Байрам: я против», жюри «Русского Букера» выступает в качестве миротворца. Неонацистов, скинхедов и других экстремистски настроенных персонажей книгой, конечно, не остановишь, но воззвать к голосу разума читающей (=мыслящей) публики попытаться можно. И самое время, поскольку читая в новостях «около 380 человек задержано в ходе массовых беспорядков на национальной почве в Бирюлево», подкатывает нехорошее чувство, что так и до гражданской войны недалеко.

    Книга, конечно, не о противостоянии, она о культуре; в беллетризованной форме описана жизнь одного из главных таджико-персидских поэтов, родоначальнике таджикской литературы, Абу Абдаллахе Рудаки. В честь него назван центральный проспект в Душанбе, площадь и улица в Самарканде, его профиль на марках, монетах и банкнотах республики Таджикистан. В советское время даже биографический фильм был снят, а наш знаменитый соотечественник, иркутский археолог Михаил Михайлович Герасимов воссоздал с использованием уникальной методики по черепу внешность не только Тамерлана, Ярослава Мудрого и Ивана Грозного, но и Рудаки. То есть сразу понятно, что историческая фигура в качестве главного героя романа выбрана крупная.

    Кто же автор? Имеет ли шанс написать что-то толковое на восточную тему славянин вполне себе арийской внешности? Здесь надо заметить, что Андрей Волос родился в городе, который сейчас называется Душанбе, а писательскую карьеру начал с переводов таджикской поэзии, а затем зарекомендовал себя как поэт и прозаик, собрав гроздья литературных наград. По образованию – геофизик, но здесь, вероятно, будет уместно сказать «пути Господни неисповедимы». Что касается романа «Возвращение в Панджруд», то он производит сильное впечатление. Блестящая стилизация, переполненная приметами Востока и специфической лексикой (караван-сарай, медина, медресе, мулла) напоминает то притчи о Ходже Насреддине, то турецкий «Королёк – птичка певчая», то плутовской роман «Проделки кого-нибудь там» с центральным мотивом дороги.

    С первых страниц нам начинают рассказывать историю с конца: вот он, ослеплённый по приказу бухарского эмира знаменитый поэт Рудаки, возвращается, лишённый всего имущества, в родной кишлак, до которого 300 километров пути. С ним шестнадцатилетний мальчик, чья жизнь ещё впереди, в отличие от шестидесятилетнего Рудаки. И у нас есть 640 страниц, чтобы узнать историю легендарного автора двустиший и рубаев, который жил за век до Омара Хайяма. Текст такой ладный, что кажется отшлифованным, как чётки. По словам автора, он работал над «Возвращением в Панджруд» 27 лет.

    «Если нельзя употреблять глину и краски, будем пользоваться словами. Ты — волшебник. Ты превращаешь неподатливые камни слов в шелковые нити. Ты можешь вышить ими любую картину».
  2. raccoon-poloskoon
    raccoon-poloskoon
    Оценил книгу

    Эту книгу надо смаковать, как какое-нибудь восточное лакомство – медленно, долго, с удовольствием вкушая каждую страницу. Вы – искушенный в восточных сладостях читатель? Что ж, в таком случае, могу сказать, что вам повезло. Я – нет.

    На прошлый день рождения коллеги подарили мне сборник стихов Омар Хайяма. Сборник постигла участь большинства книг на нашем книжном стеллаже – он понуро стоит на полке, ожидая своего часа. Когда-то что-то слышала я о ходже Насретдине (и с тех пор собираюсь прочесть всё). В детстве зачитывалась сказками Тысячи и одной ночи и очень любила историю о Синдбаде-мореходе. Но не более. На этом мои познания в данной области заканчиваются.

    Андрей Волос, совершенно случайно попавший в мои руки, буквально открыл мне глаза на Восток. Оказывается, Восток – это не только дело тонкое. Это ещё нечто невероятно интересное, просто кладезь мыслей, смыслов, красоты и удовольствия!
    Сквозь не вполне привычный глазу среднестатистического читателя язык, полный незнакомых имен, которые приходилось перечитывать по два-три раза, прежде чем прочтешь правильно, странных «караван-сараев», «сипах-саларов», «масхарабозов» и прочих словечек, сперва действительно плыть было непросто. Зато, спустя пару глав, неспешная, повествовательно-описательная речь автора, неплохо так стилизованная под стиль восточных сказаний, становится настолько органичной для тебя, что ты невольно поддаешься её власти и с удовольствием смакуешь и перекатываешь на языке или в голове каждую фразу. Обилие метафор и эпитетов, сравнений и других фигур речи делает роман похожим на восточную поэму. Просто Песнь песней какая-то!

    Нельзя не заметить и не отдать должное колоссальной работе автора над «Возвращением в Панджруд». В тексте органично переплетаются легенды и предания Востока, какие-то исторические события, притчи (мне очень понравилась история о казане и приплоде, рассказывала её всем, кто попадался на моём пути в процессе чтения. Как раз она и напомнила о ходже Насретдине) и основная сюжетная линия. Мастерская, просто блестящая стилизация! Поражает подробное, скрупулезное описание свадебного и похоронного обрядов, а также примет, поверий и обычаев, связанных с рождением ребенка. Я, как ни разу не востоковед, не уверена в их достоверности, но подробности, описанные автором и мастерство его как рассказчика (рассказчика, надо заметить, хорошего, потому что ни одно из подробных описаний не кажется занудным или излишне подробным, а только увлекает) не могут оставить равнодушным.

    Сюжет «Возвращения в Панджруд» нелинейный, и это, на мой взгляд, ещё один плюс романа. Аннотация о мальчике и старце (который, к тому же, знаменитый поэт, живший на век раньше Омар Хайяма), следующих по дороге от Бухары в Панджруд, с намеком на морализаторство и всякие высокоинтеллектуальные глубокие смыслы и подтексты, мгновенно наводит тоску. Не верьте! Не ведитесь! Мальчик и Рудаки идут от силы 50% книги. Вторая половина – это описание жизни самого поэта и довольно подробный рассказ о политической обстановке на Востоке того времени. Дворцовые перевороты, набеги и захватнические войны, заговоры и самая настоящая восточная мудрость (куда ж без нее?!) – вот о чем, в сущности, пойдет речь в романе. Центральное место в романе занимают мотивы времени и дороги. Они как бы сливаются воедино в плоскостях «дорога мальчика и старца» (при постепенной полной потере связи со временем) и «жизненный путь Царя поэтов» (здесь на первом месте именно время жизни Рудаки).

    Возможно, образ мальчика-поводыря, Шеравкана, не слишком удался. Вероятно, многие согласятся, что и другие образы – друзья и враги Царя поэтов, слуги и разнообразные эмиры, всякие попутчики и случайные встречные – проходят мимо читателя, словно караван в пустыне – вроде бы разные, но всё же похожие один на другого, по мере отдаления сливающиеся в одну массу песочного цвета. Но вряд ли кто-то станет спорить, что образ самого Рудаки получился очень удачным, довольно подробно прописанным. Не знаю, ставил ли Андрей Волос цель создать жизнеописание Царя поэтов, хотел ли показать восточный колорит и создать стилизацию под восточную поэму. Могу сказать, что у него получилось всё это сразу.

    «Возвращение в Панджруд» - это ещё и небольшое пособие начинающим поэтам. Могло ли получиться иначе в романе о жизни великого поэта? Темы стихосложения, искусства сравнений, поисков своего «стиля», оттачивание мастерства, рассуждения на тему хороших и плохих поэтов, искусства в целом и роли поэзии в жизни – просто кладезь информации для тех, кто пишет, но считает, что всегда есть чему поучиться.

    Придирчивый читатель мог бы упрекнуть автора в исторической недостоверности, возможно – в привирании фактов. Однако автор в послесловии сам сознается в том, что не ставил перед собой задачу научного исследования, а хотел всего-лишь создать художественное произведение. И, на мой взгляд, ему это удалось! Получился роман-медитация, роман-притча, роман, читая который, отдыхаешь от всего низкого и мирского, получая при этом колоссальное удовольствие и будто бы воспаряя над серыми скучными буднями.

  3. KontikT
    KontikT
    Оценил книгу

    Долгая дорога из Бухары в Панджруд- кажется , что тольк о об этом и будет в книге Андрея Волоса.
    Великий таджикский поэт Абу Абдаллах Джафар ибн Мухаммад Рудаки, основоположник персидской и таджикской классической литературы, "Царь поэтов"," отец персидской поэзии", бывший придворный эмира Назра, и в конце жизни ослепленный , потерявший все свое богатство, изгнанный из Бухары возвращается в свой родной кишлак Панджруд в сопровождении молодого пылкого юноши Шеравкана. Да это одна сюжетная линия и в книге подробно описывается как им удалось преодолеть эти 40 фарсахов(280 км) , какие приключения встретились им на пути, как завязалась дружба и доверие между ними .
    Но есть и другие линии в книге- Рудаки вспоминает всю свою жизнь и читателю предстоит узнать о нравах и обычаях того времени, о поэзии и поэтах, о дворцовых интригах, об обучении в то время. Это была очень интересная линия- читать о том, как начинал свою жизнь поэт Рудаки, как появились первые стихи и как они появились на стене поэтов написанные на капустных листьях, которые его слуга с радостью использовал бы лучше в качестве голубцов , было не только познавательно, но и очень интересно. Это была наверно самая радостная часть книги.
    Третья линия посвящено истории Таджикистана, истории государств которые только образовывались в то время, истории религии, борьбе за власть , отличие в исламе течений сунитов и шиитов, именно это и послужило в конечном итоге толчком к тому , что произошло с поэтом, хотя он и не был причастен к тем событиям, той борьбе за власть. Очень интересно в связи с этим было почитать и высказывания Рудаки про разные религии, его отношение к ним.И конечно почитать про поэзию- восточная поэзия это как песня, поэтому все и читалось, слушалось как музыка.
    В книге много историй, притч, сказаний, которые поэт рассказывает юноше и окружающим. Все они конечно основаны на Коране, хотя корни у многих более древние, все с восточным колоритом.
    Но когда я читала книгу у меня мелькнуло странное чувство, которое когда то помешало поставить мне книге Евгений Водолазкин - Лавр высокий балл, я даже отметила это тогда в своей рецензии к книге - в этой книге тоже присутствуют слова не присущие тому далекому времени и конечно Востоку. К счастью их не так много, как у Водолазкина, поэтому оценка намного выше чем у той книги. И все же считаю , что в исторической книге этого не должно быть никогда.
    И как же я была удивлена , когда прочла сейчас в одной из рецензий- что эти два автора одновременно номинировались на премию и Волос выиграл. Это было чудно , что я не зная об этом , не зная когда написаны книги, сравнила их .Право , я не знала автора и не знала о премиях, лишь мелькнула мысль о ненужных , неправильных словах в той и другой книге- оказывается все взаимосвязано в этом мире .

  1. Он хотел сказать, что всякий росток похож на стрелу – и легко пронизывает толстую корку засохшей глины, которую не возьмешь железной лопатой. Однако с течением времени всякий росток начинает ветвиться; всякий росток превращается в растение, которое может дать россыпь плодов, но уже не способно к прежней настойчивости.
    16 апреля 2018
  2. Часто Касым, волнуясь и шепелявя, принимался толковать о своих собственных несчастьях. Он избил сборщика податей, когда тот вознамерился забрать люльку, предварительно вывалив из нее дитя, – ничего более подходящего для уплаты положенного
    7 февраля 2020
  3. Жизнь – будто морская вода: чем больше пьешь, тем сильнее жажда.
    25 декабря 2019