Книга или автор
4,0
95 читателей оценили
342 печ. страниц
2018 год
18+
Оцените книгу

О книге

Откуда мы родом? Откуда пришли сюда? Куда мы идем? В романе одного из самых оригинальных мировых писателей Ольги Токарчук размышления о путешествиях переплетаются с загадочными историями, связанными между собой темами смерти, движения, продлевания жизни и тайны человеческого тела. Мы все путники в этом мире: кто-то странствует с целью, кто-то без. Кто-то движется сквозь время, кто-то сквозь пространство. Что значит – быть путником, путешественником, бегуном? Завораживающий и потрясающий воображение роман Ольги Токарчук – настоящий шедевр.

Читайте онлайн полную версию книги «Бегуны» автора Ольги Токарчук на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Бегуны» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Ирина Адельгейм

Дата написания: 2007

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785040985203

Дата поступления: 23 августа 2019

Объем: 616.2 тыс. знаков

Купить книгу

  1. TibetanFox
    TibetanFox
    Оценил книгу

    Дарю идею неленивым издателям и исследователям творчества Ольги Токарчук: разработайте несколько путеводителей по тексту с разными маршрутами. Придется пронумеровать сотню с лишним маленьких главок, зато потом можно будет складывать из них совершенно отличные друг от друга истории и варианты прочтения. Если воткнуть еще и указания идеальных для чтения мест, городов, кафе и сопутствующих напитков, то заодно удастся заработать на нативной рекламе.

    «Бегуны» напоминают мелко порубленный и хорошо перемешанный салат, но это больше плюс, чем минус. Читателю приходится постоянно находиться в движении и работать над текстом и собственными воспоминаниями о недавно прочитанном. Впрочем, можно попросту на это забить и читать любой фрагмент из любого места, хуже не станет, Кортасар позавидует. Все ингредиенты делятся на условные 4 категории, о них и поговорим, но это чисто мой вариант складывания истории, у вас наверняка получится другой.

    Первое. Идея движения как такового — теоретическая, древняя и беспощадная. Движение — это жизнь, застой лирической героине романа не близок и даже непонятен. Записки перекати-поля содержат не только теорию, но и размышления. Мир по роману «Бегуны» хаотичен, и любые попытки его упорядочить кажутся бессмысленными и жалкими. Психологи выступают сломанными людьми, а просветление и его поиски тоже относятся к путешествиям, только внутрь себя.

    Второе. Истории про таких же людей с шилом в одном месте, которые даже в рамках города не могут сидеть спокойно, а везде бегают, ездят, теряются — хотя бы в метро, раз уж больше ничего под руку не подвернулось. Как говорится в шутке, это люди, возглавляющие броуновское движение. Токарчук интересуют не только какие-то масштабные личности, но и самые обычные люди, которые сидели-сидели и вдруг сорвались с места.

    Третье. Мумификация, бальзамирование и прочие реально существующие машины времени, которые, к сожалению, могут уносить нас только вперед и в слегка измененном виде. Казалось бы, вечное существование в банке со спиртом противоположно движению, но под определенным углом противоположности накладываются друг на друга.

    Четвертое. Личные заметки, путевые дневники, зарисовки и эскизы, которые вроде и приткнуть-то некуда, а вот нашлось. Отлично себя чувствуют где-нибудь между текстом про засушенные туземные головы и рассказом про таинственное исчезновение жены среди ясного дня.

    Ольга Токарчук успешно расширяет тонкое пространство бродячих душ не только в обычных физических координатах, но и в психологических, временных и художественных гранях реальности. Любые рамки и спертое пространство ей претят. Так что прекратите, пожалуйста, ставить ее в книжных магазинах на полки с русской современной прозой, такой ярлык ни под каким углом не будет правильным. Лучше кладите на шкаф, непоседы и бегуны и там ее найдут.

    Стоит прочитать тем, кто остро чувствует зыбкость окружающего мира и не готов укладываться в навязанные умными людьми схемы и типажи.

  2. Meredith
    Meredith
    Оценил книгу

    Стойкое ощущение, что меня обманули! На данный момент три топовые рецензии на эту книгу написаны моими подругами. Они честно обещают невесомость, свободу, полет души, рекомендуют брать ее с собой в путешествия и открывать на любой страничке, читать любую главу. После таких восторгов я ждала книгу в духе Макса Фрая, Аше Гарридо, Ники Каллен, Дженет Уинтерсон. Маленькое чудо о путешествиях с легким польским колоритом. Но получила я совсем не то и не так, да и совсем не ощутила родной души. Конечно, немного расстроилась, но в целом книга очень понравилась, зацепила, внесла маленький вклад в мое образование и оставила свой след в душе.

    Во-первых, это роман, собранный из маленьких кусочков. Они могут быть на одну страничку и не являться на первый взгляд, важными: дорожные заметки, информация о рейсе, случайные встречи земляков в аэропорту, подслушанные разговоры в очереди на регистрацию, сны, рассуждения о рекламном слогане, имени или городе попутчика. А могут быть истории чуть большего размера. И вот уже они условно делятся на два вида: анатомия человека и путешествия.
    Хочется сразу предупредить, что в книге встречаются рассказы о вскрытиях и препарировании, об анатомах и выставках человеческих органов. Если ваш носик сейчас скривился, а сознание от одной мысли о крови помутнело, лучше не читайте эту книгу.
    Есть замечательная история о сердце Фредерика Шопена. Да, вы сейчас верно подумали, не о том, что он был добр или еще что-то такое, а конкретно об этом коричневом бесформенном органе размером с кулак. Сначала я было решила, что вот это Токарчук с ума сошла, а потом открыла интернет и узнала, что нечто подобное с его сердцем было действительно.
    Встречаются достаточно грустные новеллы о болезнях, инвалидах и смерти. И вроде как-то кратко, ничего не дало, а потом рааааз и ты уже ощущаешь какую-то ноющую пустоту внутри.
    Некоторые части романа излишне интимны, но опять-таки не в душевном плане, а физиологическом. Очень многое в этой книге отведено женской наготе и ее лону. Возможно, кого-то это смутит, а кто-то наоборот будет восхищаться.

    Главы же о путешествиях вряд ли все реальны. Часть из них основана на рассказах попутчиков, а что-то больше похоже на фантазию автора, на набросок, написанный в долгом полете. Наверное, больше всего меня задела история Куницкого, у которого в путешествии на пару дней исчезли жена и маленький ребенок. Как жаль только вот, что ответа на свой вопрос я не получала, а концовка меня обескуражила...
    Какими бы разными не казались эти истории по отдельности, в целом они связаны между собой, мозаика складывается и целостность романа ощущается ближе к концу чтения.

    Что меня больше всего порадовало в книге, так это слог автора и работа переводчика. Текст получился сочным, насыщенным, богатым эпитетами, синонимами. Читать его - одно удовольствие! И, кажется, это именно тот случай, когда безумно хочется взять у автора что-то в оригинале, вдруг там еще прекрасней!
    При всей удивительности и информативности книги, я все же осталась не очень довольна одним ответвлением - теологическим. Религия - мое больное место, как только я слышу проповеди или рассуждения о Боге, в моем мозгу просыпается чукча и начинает очень громко напевать. Вот совсем не могу. Благо таких набросков оказалось не слишком много и особо на восприятие книги не повлияли, лишь заставили слегка снизить оценку.
    Хороший, удивительный, немного странный роман, который я не посоветую никому. Просто так, от жадности.

  3. YuliyaSilich
    YuliyaSilich
    Оценил книгу

    Ни с кем не говори. Не пей вина.
    Оставь свой дом. Оставь жену и брата.
    Оставь людей. Твоя душа должна
    Почувствовать — к былому нет возврата.

    Георгий Адамович

    Ольга Токарчук в своей книге в основном задает вопросы, нежели отвечает на них. В «Бегунах» нет привычного цельного художественного сюжета, а только обилие фрагментов человеческих судеб в разных временных отрезках. Эти фрагменты походят на мелкие и, на первых взгляд, несколько разрозненные детали, какого-то загадочного конструктора/пазла, элементы которого читатель, по идее, должен (не должен, но имеет возможность) собрать в единую конструкцию/картину. Однако, ветер постоянно меняется, конструкция становится неустойчивой, картина ускользает, узор путается, да и производитель не гарантирует того, что это непременно произойдет, поскольку «нам не дано постичь свою судьбу, создаваемую движениями божественного резца по ту сторону бытия. Она является нам лишь в доступной человеку форме – черным по белому. Бог же пишет левой рукой, зеркальным почерком».

    Уверенна в том, что каждый читатель из предложенного автором многообразия найдёт и почувствует «свою» историю, которая понравится и увлечет более остальных. Много дельных наблюдений и интересных мыслей ждут вас на страницах сего книги. Однако, в первую очередь, хочу рекомендовать её «людям с шилом» в любом месте, беспокойным неопытным туристам, неугомонным заядлым путешественникам.

    Вне всяких сомнений - нам, дорогие путешественники, пытаются указать, кто мы такие. Разрозненные нервные импульсы, доли секунды, частичка, позволяющая сменить плюс на минус, а может, наоборот, и поддерживать всё в постоянном движении

    Смею предположить, что автор, путешествуя в одиночестве, питает некоторую слабость к шумным компаниям, что можно заметить наблюдая за персонажами «Бегунов». Нотки зависти просыпаются у Куницкого, когда он наблюдает за компанией из пятерых мужчин, разместившихся за соседним столиком:

    Куницкий смотрит на них с завистью. Ему бы хотелось выйти из тени и присоединиться к этой компании

    А позже аналогичные эмоции испытывает Карен:

    За соседним столиком сидела, например симпатичная компания – пожалуй, чуть помладше неё, лет пятидесяти, весёлые, бодрые, румяные. Трое мужчин и две женщины. Оттуда то и дело доносились взрывы хохота (официант принёс очередную бутылку греческого вина), и Карен наверняка почувствовала бы себя там в своей тарелке. Она подумала, что могла бы оставить мужа, терзавшего дрожащей вилкой бледное рыбье тело, прихватит свою рецину и естественно, словно пушинка одуванчика, опуститься на стул рядом с этими людьми, поддержав последние аккорды смеха своим матовым альтом.
    Но, разумеется, она этого не сделала

    Несколько не согласна с писателем в отношении «закутанной бегуньи» Галины, обитающей у станции метро «Киевский вокзал», которая забыла свой адрес, но не сменила привычный линейный мироуклад. Её проповедь прекрасна, а вот бегство для меня оказалось неубедительным: её перемещения больше походят на ритуальный, маргинальный бег на месте по одним и тем же «местам силы»:

    На следующий день закутанная оказывается на своём месте, раскачивается на негнущихся ногах и выкрикивает невнятные проклятья

    Обычный (+/-) неизменный бег по кругу, превращающийся в тот же бесконечный день сурка, как и у простого обывателя: работа – дом. «Закутанная» регулярно курсирует по одному и тому же маршруту: «своё место» (своеобразная работа) – котельная (своеобразный дом).

    Основной посыл автора заключается в том, что движение непрерывно и заключено не только в перемещениях по широте и долготе земного шара физического тела, но и в метафизических аспектах. Существует иной бег: бегство в глубь человеческого тела, бегство в религию, в науку, в профессию, в семью, в творчество, в хобби (например, видеосъемка женщин в стиле ню), в книги и прочее. Побег такого рода предполагает своеобразную передышку, отсрочку перед тягостными мыслями.

    Жизнь на судне полощется не в соленой морской воде и не в пресной дождевой – и даже не в солнечных лучах, а в адреналине. Нет времени предаваться раздумьям над тем, чего уже не исправить

    Все мы время от времени превращаемся в бегунов, пытаясь убежать от проблем и болезней, от скуки и рутины, от предсказуемости и однообразности серых будней, от старости и страхов, а самое главное – от неизбежной «игры в ящик», в которую рано или поздно (ЛУЧШЕ ПОЗДНО), независимо от желания, предстоит сыграть каждому из нас. Вернулся бы кто-нибудь из-за неведомых чертогов и рассказал: как ОНО ТАМ и есть ли это самое ТАМ?
    Прецедентов нет, а потому каждому из нас предстоит бежать по собственной траектории наедине со своими страхами. Удачного забега, дамы и господа! Однако, КАК и КУДА бы ты не бежал, следует помнить о том, что в конечном итоге ты всегда берешь себя с собой…

    О. Токарчук не располагает универсальными рецептами счастья, не предлагает однозначных ответов на извечные вопросы, но задает их снова и снова… А затем снова и снова делает робкие попытки уловить очертания Καιρός(а) и ускользающих смыслов в судьбе человека, благодаря чему будоражит читательское сознание и вызывает ответную вибрацию неких потаенных струн нашего естества.

    На самом деле никакого движения не существует. Подобно черепахе из апории Зенона, мы никуда не движемся, а лишь смещаемся к изнанке мгновения; нет ни конца, ни цели. Вероятно, это относится и к пространству: если все мы одинаково удалены от бесконечности, то не существует также никакого «где-то» – никто не находится в каком бы то ни было времени или месте
    Каждый мысленно проводит безмолвный итог: всё ли на месте, паспорт, билет, кредитные карточки, не осталось ли наличности. Куда летим. И зачем. Найдем ли там то, что ищем, правильное ли выбрано направление
    В улыбке девушек, нам кажется скрыто некое обещание: возможно, мы родимся вновь, и на сей раз – в нужную минуту, в нужном месте

    P.S: также предлагаю вашему вниманию несколько прекрасных цитат замечательных писателей, перекликающихся с книгой «Бегуны», которые настойчиво попадались мне на глаза:)

    Одинокий путник на пустынной, далёкой от жилья дороге странен. Калик перехожих, пеших паломников, странников уже нет, они давно ездят и летают. Почему он идёт по дороге, зачем один? Какое-то чувство, воспоминание чего-то, быть может, не в вашей жизни, волнует и заставляет смотреть ему вслед — может, и мне надо так, одному, по обочине, неведомо куда?
    Александр Чудаков «Ложится мгла на старые ступени»

    Отчего так прекрасно всё дорожное, временное и мимолетное? Почему особенно важны дорожные встречи, драгоценны закаты, и сумерки, и короткие ночлеги? Или хруст колёс, топот копыт, звук мотора, ветер, веющий в лицо, – всё плывущее мимо, назад, мелькающее, поворачивающееся?..
    Как бы ни были хороши люди, у которых жил, как бы ни было по сердцу место, где прошли какие-то дни, где думалось, говорилось, и слушалось, и смотрелось, но ехать дальше великое наслаждение! Всё напряжено, всё ликует: дальше, дальше, на новые места, к новым людям! Ещё раз отдаться движению, ещё раз пойти или поехать, понестись – не важно на чём: на машине, на пароходе, в телеге, на поезде ли…
    Едешь днем или ночью, утром или в сумерках, и всё думается, что то, что было позади, вчера, - это хорошо, но не так хорошо, как будет впереди.

    Какими только не бывают дороги!

    И как трудно бывает в дороге!

    Но всё проходит – усталость, злость, бешенство, нетерпение и тупая покорность от дорожных трудностей, не проходит вовеки только очарование движения, память о счастье, о ветре, о стуке колес, шуме воды или шорохе собственных шагов.
    Юрий Казаков «Северный дневник»

    P.P.S: желаю каждому из нас «попасть в нужный момент в нужное место, воспользоваться шансом, ухватить мгновение за хвост», «не упустить, скользить по волнам случая, стечения обстоятельств, предначертания судьбы», потому как «всё имеет значение, просто мы не знаем, какое именно»…
    Да пребудет с нами сила, здоровье и здравый смысл!!! :)

  1. Увиденное мною принадлежит мне, – подытожил тот человек, внезапно оживившись, и звонко шлепнул себя по колену.
    18 октября 2019
  2. Животное и есть истинный Бог. Бог – в животных, он так близко, что мы его и не замечаем. Он ежедневно жертвует собой ради нас, умирает вновь и вновь, питает нас своим телом, согревает своей кожей, позволяет тестировать на себе лекарства, чтобы мы могли жить дольше и лучше. Так он проявляет свою милость, дарит нам дружбу и любовь.
    24 июля 2019
  3. Стоя на дамбе, вглядываясь в течение реки, я осознала, что – вопреки всем опасностям – движение всегда предпочтительнее покоя; перемены благороднее постоянства; обездвиженное неминуемо подвергнется распаду, выродится и обратится в прах, тогда как подвижное, возможно, пребудет вечно.
    11 января 2019