«Слово живое и мертвое» читать онлайн книгу📙 автора Норы Галь на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.39 
(316 оценок)

Слово живое и мертвое

303 печатные страницы

2017 год

0+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Аренда книги
50 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

Нора Галь – одно из ярких имен в блистательной плеяде российских литераторов, создавших всемирно признанную школу художественного перевода. Свою славу она заслужила, открыв нам «Маленького принца» Сент-Экзюпери. Бесценной заслугой Норы Галь остаются ее выдающиеся переводы шедевров современной мировой литературы.

«Слово живое и мертвое» – обобщение многолетнего творчества и самой Норы Галь, и ее замечательных коллег. Вместе с тем эта работа выходит далеко за рамки собственно переводческих проблем. Разбирая типичные ошибки, проникающие в прозу и публицистику, на радио и телевидение, и противопоставляя им блестящие образцы живой русской речи, она вносит неоценимый вклад в столь актуальную ныне борьбу за чистоту и достоинство русского языка.

читайте онлайн полную версию книги «Слово живое и мертвое» автора Нора Галь на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Слово живое и мертвое» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 1972

Год издания: 

2017

ISBN (EAN): 

9785446730513

Дата поступления: 

29 мая 2017

Объем: 

546627

Правообладатель
1 811 книг

Поделиться

varvarra

Оценил книгу

«Быть может, кого-то смутит, что добрая половина этой книги основана на материале перевода. Осмелюсь напомнить: не меньше половины всего, что мы читаем, перевод. Языком перевода говорят с нами Данте и Гёте, Шекспир и Стендаль.»

Книга ценная, в первую очередь, для переводчиков. Я бы даже обязала каждого, кто впервые берётся за это непростое дело, ознакомится с замечаниями, советами, наглядными примерами неточностей, сравнительными вариантами удачных и не очень переводов, о которых Нора Галь рассказывает в своей книге.
Пересказать дословно текст - ой, как этого мало, чтобы назвать результат литературным переводом. Звучат ли слова натурально, сочетаются ли, соответствуют эпохе, характеру героев, настроению книги, стилю автора - это лишь малая часть общей задачи переводчика. "Из мельчайших мелочей рождаются в переводе сочность, богатство образа" - говорит автор и знаток русского языка, сравнивая похожие варианты заставляя почувствовать тонкости звучания, малые оттенки смысла:
- «куда я смотрел…» и «где были мои глаза?»
- «у вас тут очень много народу» и «у вас тут не протолкнешься»
- «что вас заставило», «что вам взбрело, что на вас накатило» и «что вам вздумалось…»
- «мне от тебя тошно» и «а ну тебя»

Казалось бы, смысл схожий, но и различие уловимо.
Советы Норы Галь будут ценны не только для переводчиков, но и для писателей, редакторов. Даже мне, как читателю, есть от них польза. Читая куски неудачных переводов, ловила себя на мысли, что в своё время не смогла оценить творчество того или иного зарубежного писателя из-за недобросовестной работы буквалиста и формалиста.
Поняла и другое: как важно воздавать должное заслуженным переводчикам, тексты которых выглядят естественно и убедительно, которые "принимаешь не задумываясь, как дышишь".
Нора Галь рассказывает о школе художественного перевода, созданной в начале 30-х годов прошлого века Иваном Александровичем Кашкиным. Благодаря таланту кашкинцев, русские читатели полюбили творчество Диккенса и Хэмингуэя, Эдгара По и Киплинга, Брет Гарта и О. Генри, Марка Твена и Джека Лондона, Шоу и Мопассана... Это переводчики другой школы, не буквалисты и формалисты, а те, кто подходит к переводу творчески, кто верен духу, а не букве подлинника.

КашкинцыВера Максимовна Топер
Ольга Петровна Холмская
Евгения Давыдовна Калашникова
Наталья Альбертовна Волжина
Нина Леонидовна Дарузес
Мария Федоровна Лорие
Мария Павловна Богословская (вместе с мужем, поэтом С.П. Бобровым) свернуть

Если кто-то подумает, что книга «Слово живое и мертвое» скучна и узкоспециальна, то будет не прав. Кроме полезных советов, в ней есть над чем посмеяться. Автор приводит десятки несуразностей и неточностей, выловленных редакторами.
«В силу своего слабоумия», «Шапка ухарски сползла на одно ухо», «Переулок неожиданно загнулся» - как не улыбнуться, читая подобные нелепые сочетания!
Нужная и полезная книга.
Автор любит родной язык, обращает внимание на художественную красоту слова, на тонкости построения словосочетаний:

Три коротких слова: знаю я вас – совсем, совсем не то же самое, что я вас знаю.

boservas

Оценил книгу

Книга Норы Галь написана для переводчиков, это такой мастер-класс от признанного гуру.
Я не знаю ни одного иностранного языка, так - азы немецкого и английского, но это не считается, значит, я никак не могу быть переводчиком и книга написана не для меня. Однако, я с жадностью её проглотил, потому что на самом деле эта книга написана не только для переводчиков, но для любого русскоговорящего человека, заботящегося о своем уровне культуры. Сожалею только об одном, что читал электронную версию.

И я теперь настроен в ближайшее время заехать в "Молодую гвардию", что на Полянке, и купить настоящее бумажное издание, надеюсь, оно там будет. Потому что такая книга должна быть настольной у любого человека, пытающегося выражать себя на бумаге. Я поставлю её на видное место, нет. я положу её на рабочем столе, потому что мне еще много-много раз придется к ней обращаться. Такие книги - инструменты.

Читая, я снова и снова ловил себя на том, что очень грешен в обращении с родным языком, и меня тоже в большой мере касаются упреки в использовании канцелярита. Это название придумал Корней Чуковский, оно очень точно обозначает болезнь, которая поразила наше общества еще тогда, когда Галь писала свою книгу - в 60-70 годы прошлого века, а за последние десятилетия болезнь письменной речи приобрела просто колоссальные масштабы. Сегодня все признаки заболевания можно заметить и в обыденной устной речи.

С чем это связано? С общим упадком культуры? Похоже на то. Особенно бурно процесс пошел с появлением в нашей жизни соцсетей - писать стали все. А вот культура была далеко не в каждой семье. И классику, да и просто хорошие книги на нормальном русском языке, читали далеко не все. Сейчас полно уверенных в себе молодых людей обоих полов, которые бахвалятся, что ничего не читают кроме переводной фантастики и фэнтези. А кто штампует эти переводы? Такие же сапожники от слова, которых чихвостит в своей книге Нора Галь. Достаточно вспомнить в каких ужасных переводах появлялись у нас некоторые бестселлеры. А какими уродливыми оборотами переполнены статьи в новостных сайтах, которые сегодня заменяют нам вчерашние газеты.

И вот уже не приходится удивляться, когда некая дама начинает свой пост в сети с фразы: "Позвольте мне сообщить вам...", дурацкая английская калька становится чуть ли не стандартом. Но, то что приемлемо в английском, на русском звучит несуразно. И еще море подобных курьезов и нелепостей все настырнее заполоняет нашу речь.

Поэтому и должна книга Галь быть настольной у каждого человека, заботящегося о культуре своей речи - устной и письменной.

Что касается заключительной части книги, которая посвящена соратникам автора - переводчикам школы Кашкина - она менее практична, хотя по тексту там тоже можно найти впечатляющие примеры творческого отношения к родному языку.

Поделиться

sq

Оценил книгу

Как точно подметила Нора Галь,

Не всякий пишущий способен глаголом жечь сердца людей.

Это верно, не каждый. Поэтому с опаской берусь писать отзыв об этой книге. А вдруг не сумею зажечь? Вдруг, не дай бог, засушу? Да трудная задача предстоит.

Впечатления о книге остались самые противоречивые. Попробую рассказать. В дальнейшем буду использовать сокращение "НГ" вместо "Норы Галь". Ей самой, конечно, это не понравилось бы, НГ нашла бы много синонимов, иносказаний и эвфемизмов. А я не буду. В отличие от автора, я не писатель, а читатель.

Самое главное: писателям и переводчикам надо знать эту книгу близко к тексту. Переводчикам желательно наизусть.

Я же как читатель не мог выносить тонны примеров и пояснений. Хватило бы и килограмма. Поэтому местами просто листал страницы.
Да, знаю, "тонны" не понравились бы Норе Галь. Она сказала бы, что это англицизм, что по-русски так не говорят, и привела бы пятьдесят вариантов улучшения фразы. А потом она заметила бы, что "пятьдесят вариантов улучшения фразы" содержат несколько существительных в косвенных падежах кряду. Затем указала бы, что слово "кряду" стилистически чуждо остальному тексту... и т.д. и т.п.
Ужас!
И как только НГ могла читать книги? Как?
Не представляю.

Рассуждения о защите чистоты речи интересны, несмотря на то, что мой взгляд на это дело сильно расходится со взглядом НГ. Лично мне ближе подход Максима Кронгауза: без истерик фиксировать изменения языка и радоваться тому, что им всё ещё пользуется огромное количество людей. В конце концов всё равно не угадаешь, какие ужасные и невозможные слова войдут в язык, а какие умрут. Да и само выражение "войти в язык", которое так едко высмеивала НГ, сегодня употребляется специалистами Института русского языка имени В.В.Виноградова -- сам слышал.

Стиль -- вещь тонкая. Следование стилю не должно съезжать в буквоедство. Не буду приводить примеры, потому что бессмысленно спорить с автором, который давно умер.

Только не подумайте, пожалуйста, что мне всё не понравилось. Это совсем не так. Некоторые примеры я запомню, потому что они стоят того:

Пускай поплачет, облегчится.
В силу своего слабоумия.

Я их добавил в свою коллекцию любимых речевых ляпов, таких как

Покойный служит нам живым примером.
Он вошёл в комнату в сером пальто в клетку.

И прочих.

НГ отмечает такие языковые болезни:
-- канцелярит;
-- глаголобоязнь;
-- словесная алгебра;
-- иноплеменные слова и речения;
-- туман;
-- чужой синтаксис, просторечие, акценты и другие трудности перевода;
-- двусмысленности, неуместные словосочетания и аллитерации
-- и ещё какие-то, не запомнил я их.
Не буду описывать, что означает каждая из болезней. Хотите узнать -- прочитайте книгу. Замечу только, что теперь я с большим подозрением отношусь к переводной литературе...

Вот что ещё интересно. НГ считает, что из обихода

почти исчезли безобразные чудища вроде Мосгостехснабсбыта.

Рано она покинула наш мир. Повезло. Не дождалась таких перлов, как Минздравсоцразвития, Минэкономразвития и Минобрнауки. В отличие от Мосгостехснабсбыта, эти вообще не лезут ни в какие ворота. Если этот "снабсбыт" хотя бы был существительным мужского рода какого-то там склонения, то эти вообще никак не соответствуют нормам русского языка. Похоже, что они -- существительные. Но ни рода, ни племени у них нет, представить себе их падежи или множественное число невозможно... Вообще херня какая-то, а не слова, да простят мне мой стиль.

Ещё интересная деталь: мокроступы. НГ пишет:

Не собираюсь, подобно ретроградам начала прошлого века, объявлять гоненье на все иностранное и вступаться за «мокроступы».

Вы не поверите, но я видел мокроступы своими глазами и держал их в собственных руках!
У моей бабушки была такая обувь. Резиновая. Произведённая заводом "Красный треугольник" в тысяча девятьсот двадцать лохматом году. И в 1980-м эти... как бы их назвать?.. мокроступы... всё ещё выглядели как новые!
Это были сапоги? Нет. Калоши? Тоже нет. Ботинки? Да бог с вами! Это была такая резиново-кожаная хрень по щиколотку со шнурками. И это были натуральные мокроступы! Не что иное как мокроступы!
Так моя бабушка их и называла.
Эх, жаль, что их всё-таки выбросили. Сегодня можно было бы продать в музей за большие деньги.

Очень странно, что НГ считает язык по природе своей неизменным и что телевидение портит язык:

за века ничто не замутило чистых вод языка
...
Но ведь в веках не было миллионных тиражей газет и книг, да и миллионного читателя, ибо сама грамота была не так уж широко доступна народу. И не было радио, телевидения, новых источников информации – и, увы, нередко источников порчи языка.

А между тем, 400 лет назад отдельного русского языка вовсе не было. Как не было и отдельных украинского, белорусского, польского. И за это время "чистые воды" замутились так, что я поляка понимаю уже с большим трудом. Радио и телевидение скорее способствуют сохранению и единству языка, чем его изменению и раздроблению. Мне кажется, это очевидно. При всём моём уважении к НГ, она не права. Через 200 лет Пушкина придётся как минимум снабжать обширными пояснениями, а то и чего доброго переводить точно так же, как сегодня мы с трудом понимаем указы Петра I. Вот, например:

«Понеже разделением имений после отцов детям недвижимых великой есть вред в государстве нашем, как интересам государственным, так и подданным и самим фамилиям падение».

Всё понятно, правда?
А ещё раньше в славянских языках "пали редуцированные", пропало двойственное число и несколько падежей.
Сегодня в русском языке вытесняются некоторые предлоги вместе с предложным и творительным падежами -- и это нормально. Язык стремится к простоте. Недаром же в китайском нет ни родов, ни падежей, ни времён. Он существует так долго, что уже упростился до предела. На пути к чему-то подобному находятся все языки. Некоторые уже хорошо продвинулись в этом направлении. В английском и болгарском времена ещё есть, а падежей уже нет. И с русским будет так же, если он проживёт достаточно долго. И никакие призывы к сохранению языка и заклинания Норы Галь не помогут. Радио только немного замедляет процесс, но не отменяет его совсем.
Кто не верит, скорее включайте телевизор. Там как раз передают рекламу какого-то автомобиля со словами "репутация, которую вы заслуживаете". Должно быть "которой". И это не телевизор виноват. Половина носителей языка уже говорит так.

Мало того, языки постоянно изменяются, и разные языки эволюционируют по-разному. Поэтому точный перевод может со временем стать совсем неверным. Пример:

«Так я и знал, что Толстяк сдрейфит». Речь непринужденная, естественная для мальчишек.

Когда НГ писала свою книгу, я и был тем самым мальчишкой, но никогда не употреблял слова "сдрейфить" и никогда не слышал, чтобы его кто-либо произносил. Оно уже тогда не было ни непринуждённым, ни естественным. Так что читайте книги скорее, а то опоздаете.

Ну и последнее. Недавно видел где-то дискуссию: надо ли переводить говорящие имена или лучше оставить их просто в транскрипции? (Кажется, обсуждение было на просторах Лайвлиба, а речь шла о новом переводе Гарри Поттера, но это не важно.) НГ посвящает этому отдельную главу. Вот эта глава мне очень понравилась. Вопрос действительно сложный, и автор показала, как это делают настоящие мастера перевода. Вот это сильно и неожиданно! Неожиданно потому, что я не читал ни одного из произведений, которые там упоминаются, и вообще не встречал в переводах ничего подобного никогда. Для вас, возможно, неожиданностей будет меньше. Но они будут -- это я обещаю.
Другая глава про перевод игры слов. Как я понял, в большинстве своём это неразрешимая задача. В некоторых случаях получается удачно, но для этого опять же требуется мастер.

Перечитал всё написанное вместе... Да, сумбур какой-то. НГ рекомендует в таких случаях отвлечься и прочитать свой текст "взглядом постороннего".
Подождал. Перечитал. Кое-что исправил.
Всё равно сумбур остался.

Не быть мне ни писателем, ни переводчиком. Не зажгу сердца людей глаголом. Простите, если засушил их.

------
PS
Через несколько дней после "Слова живого и мёртвого" я прочитал ещё и Поверженных буквалистов . Теперь я бы написал свой отзыв не то чтобы совсем по-другому, но в значительной степени. Не буду этого делать, потому что мой текст получил уже некоторое количество лайков, и было бы нечестно менять его после этого.

Добавлю только, что эти две книги надо читать вместе. Этот Кашкин со своими "кашкинцами" вовсе не белый и пушистый, как его живописует Нора Галь, а довольно неприятный тип. И в этом не было бы беды, в конце концов личные качества творца не имеют отношения к оценке его творений. Но только не в случае Кашкина. Среди его творений не одни только переводы. Он писал ещё и доносы под видом полемических статей. И таким образом он своими руками задушил целую школу советского художественного перевода, и последствия его "творчества" мы видим вплоть до сего дня. Поэтому, если вам действительно интересна кухня художественного перевода, я очень рекомендую ознакомиться ещё и с "Поверженными буквалистами". Как уже было сказано, я ознакомился.

Жаль, что "Буквалистов" не читал главный редактор Грамоты.ру, который в программе "Правила жизни" на канале "Культура" мне и посоветовал в восторженных выражениях книгу Норы Галь. Если бы он читал обе книги, восторженности у него поубавилось бы...

Поделиться

Еще 2 отзыва
Это – серость, однообразие, стертость, штамп. Убогий, скудный словарь: и автор и герои говорят одним и тем же сухим, казенным языком. Всегда, без всякой причины и нужды, предпочитают длин
4 мая 2021

Поделиться

Так что же он такое, канцелярит? У него есть очень точные приметы, общие и для переводной и для отечественной литературы. Это – вытеснение глагола, то есть движения, действия, причастием, деепричастием, существительным (особенно отглагольным!), а значит – застойность, неподвижность. И из всех глагольных форм пристрастие к инфинитиву.Это – нагромождение существительных в косвенных падежах, чаще всего длинные цепи существительных в одном и том же падеже – родительном, так что уже нельзя понять, что к чему относится и о чем идет речь.Это – обилие иностранных слов там, где их вполне можно заменить словами русскими.Это – вытеснение активных оборотов пассивными, почти всегда более тяжелыми, громоздкими. Это – тяжелый, путаный строй фразы, невразумительность. Несчетные придаточные предложения, вдвойне тяжеловесные и неестественные в разговорной речи.
4 мая 2021

Поделиться

разобрался, освоился, догадался, нашелся.
28 апреля 2021

Поделиться

Еще 1 519 цитат

Автор книги