На краю света (сборник)

4,7
7 читателей оценили
358 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. Eco99
    Оценил книгу

    Миссионерство для христианства обыденное явление. Распространение христианства по миру происходило, в том числе и через миссионерство. Одной из задач главного героя повести, архиерея, было распространение православия среди коренных народов Сибири.

    С самого начала произведения мы становимся участниками дискуссии по поводу неудач русского миссионерства по сравнению с чужеземным. Рассказчик-архиерей делает акцент, что сама эта деятельность должна основываться на тонкостях понимания Христа. И на примере картин, где изображен Христос, архиерей производит сравнение западного видения Христа и российского. Изображения Христа, которые любят в какой-либо стране, отображают понимание внутренней сути Его. Про понимание внутренних черт характера Христа, владыко рассказывает историю из своей службы. Суть которой в получении урока от местных дикарей по поводу веры в Бога и отношения к жизни.

    Местное население было народом простым, незамысловатым и непосредственным. Например, возможность священниками прощать грехи раскаявшимся христианам, они воспринимали ка возможность грешить, а потом просто раскаяться. Поэтому к тем, кто крестился, у них не было веры, главы их коренных религий, отбирали у новокрещенных имущество и к ним были прочие притеснения. Бездумно насаждаемая вера вносила раскол и разлад в их веками сложившуюся жизнь.

    Урок, полученный архиереем, был в том, что та вера и уклад жизни, сложившийся у местных аборигенов была очень близка к пониманию христианами Бога. А грубое вмешательство миссионеров оборачивало жизнь местного населения к саморазрушению. Что необходимо очень тонко подходить к миссионерству, упор делая на местные традиции, веру и на собственный пример воплощения христианских ценностей.

    Архиерей собрался сам наведаться к местному населению и посмотреть, как ведется миссионерская деятельность на местах. Для этого он взял с собой замечательного старенького уже монаха, Кириака, который отказывался вести миссионерскую деятельность.
    Произведения Лескова насыщены мудростью и символизмом. Например, когда архиерей пришел к Кириаку в его келью, то принес ему горшочек каши, тот ему предложил поесть этой каши с ним:

    «– Ну, покушай у меня, владыко; твоим же добром да тебе же челом.»

    Так и вышло при выполнении миссионерской миссии. Ехал владыко учить аборигенов христианству, а получил от них урок истинного христианского поведения.

    Во время путешествия на собачьей упряжке, владыко пытался поучать своего проводника христианской премудрости и начал убеждаться в его неспособности к обучению. В дальнейшем случилась снежная буря, сани сломались и всё переменилось. Владыко впал в поведение недостойное христианина, а местный дикарь, по-простому, на основе своей веры, продемонстрировал христианское поведение.

    Этот пример может показывать, что для настоящей веры необязательно принадлежать к какой-либо религии, особенно к официальной её части, сильно много там формализма, скрывающего истинную ценность веры.

    Кириак, в это время, ехал на другой упряжке, с вновь крещенным, который во время снежной бури, забрал всю еду и бросил его. В итоге Кириак погиб, но из-за своей высокой репутации среди населения, местные жители стали почитать "кириакова Бога", уверовали в него и принимали христианство.

    «Добрый народ у костей доброго старца возлюбил и понял бога, сотворившего сего добряка, и сам захотел служить богу, создавшему такое душевное «изящество».»

    Название книги может говорить не столько о крае земли, сколько о пограничном состоянии света и тьмы, когда проявляется истинная вера человека.

    Книга будет интересна людям интересующимся русским православием, русской историей и многонациональным народом России. Повествование ведется в виде сказа, с успокаивающим ритмом. Поэтому я получал отдых от прочтения.

    Вот что по поводу миссионерства, среди коренных народов Востока, говорит митрополит Антоний Сурожский:

    «В жизни старца Силуана, о котором некоторые из вас знают или читали, есть рассказ о том, как он обсуждал миссионерскую деятельность с одним из русских епископов, живших на Востоке. Этот епископ был очень прям, очень убежден и очень фанатичен. И Силуан его спросил: как же вы стараетесь убедить, обратить в христианство людей, которые вас окружают? Тот ему ответил: я иду в буддийское капище и обращаюсь ко всем присутствующим, говорю им: то, что вы видите, все эти статуи – это идолы, это камни, это дерево, это ничто; бросьте, разбейте, поверьте в истинного Бога!.. Силуан ему говорит: а что с вами тогда случается? Миссионер ему отвечает: эти бесчувственные, безумные люди меня выкидывают из храма и бьют!.. Силуан ему говорит: а знаете, что вы могли бы достичь лучших результатов, если бы вы пришли в их храм, посмотрели, с каким благоговением эти люди молятся, как они чтут свою веру, позвали бы нескольких из них посидеть на лестнице снаружи и сказали бы: расскажите мне о вашей вере... И каждый раз, когда то, что они говорят, давало бы к тому повод, вы могли бы им сказать: как прекрасно то, что вы только что сказали! Если б только к этому прибавить вот такую-то мысль, как это бы расцвело в полную красоту!.. И так вы внесли бы в их мировоззрение то тут, то там ту или другую мысль из Евангелия или из веры православной. Вы их не обратили бы сразу, но вы бы обогатили их тем, что Христос принес на землю...»

  2. Delga
    Оценил книгу

    Особенности национального миссионерства описывает здесь Лесков.
    Как можно обратить "дикаря"? Его можно купить (хлебом/зрелищами/самогонкой или обещанием златых гор... это, видимо, и называется "совращением малолетних" или соблазнением малых сих), можно - репрессировать (свести с лица земли не дожидаясь естественного вымирания или ассимиляции). Это легкие пути; пути неправильные, но внешне успешные. Статистическая урожайность их - высока.

    Сложнее - увидеть в дикаре человека. Увидеть, в конечном счете, что ты не лучше его и дать ему свободу (в том числе, и свободу вероисповедания).
    Об этом сия светлая, краткая, а иногда и потешная, повесть.
    Она напомнила мне "Силу и славу" Грэма Грина, только в ней служитель культа срамится не прошлыми грехами и смертельной опасностью (что, конечно, байронично и романтично), а текущим плачевным состоянием (что гораздо более прозаично) - так уж получилось, что дикарю выпало спасти попа, а не наоборот... И он этой возможностью воспользовался.

    Дальше...

    Священник же воспользовался возможностью, вопреки национальным/расовым/религиозным предрассудкам и естественной брезгливости, узреть в ближнем образ Божий... но ему было сложно. ОЧЕНЬ сложно.

    Оценка - отлично!

  3. linc055
    Оценил книгу

    Это рассказ о том, как сановитый архирией научился мудрости Христовой у простого монаха и "нехристя" якута.
    А ещё, эта книга о том, что вера не в соблюдении обрядов, не в нательных крестах, и даже не в посещении храма, а она там "за пазушкой". Вера не в насильном крещении, как думают миссионеры, не в количестве окрещённых душ для отчётности, а где-то там, в душе. И не нужно называть "нехристями" тех, кто верит не так, как мы. Не человекам судить, а только Богу, поэтому не трубить о своей вере надо, не кричать о ней, а жить так, чтобы эта вера видна была.
    Очень сильная и мудрая книга! Достойное завершение читательского года!

Автор