Книга недоступна

Балтийское небо

4,3
9 читателей оценили
563 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. pinnok
    Оценил книгу

    Эта книга о Ленинграде. Эта книга о ленинградцах, переживших блокаду. Эта книга о лётчиках, защищавших балтийское небо.
    Тяжело читать книги о Великой Отечественной войне. Вдвойне тяжело, если это книга о блокаде Ленинграда. Но здесь нет упора на голод, смерть ленинградцев – оно, как бы, между прочим. Чуковский показывает другое: даже в самое тяжёлое время город продолжал жить и работать.
    Действие романа начинается в сентябре 1941 года и заканчивается полным снятием блокады зимой 1944 года.
    Главная сюжетная линия, конечно, о лётчиках Краснознамённого Балтийского Флота.

    Привыкли говорить: «Немец – трус. Немец боится лобовой. Обязательно отвернёт».*

    Вот это «немец – трус» Чуковский последовательно показывает на примере противостояния советских и немецких лётчиков. Основные противники второй эскадрильи «Юнкерсы» и «Мессершмиты». «Юнкерсы» – это бомбардировщики, которые необходимо не допустить до цели, а «Мессершмиты» – истребители, с которыми уже шла прямая схватка. Так вот, в романе они вступают в бой, только в том случае, если советских самолётов меньше.

    – Заметили, как они осторожны? – сказал Серов о немецких лётчиках. – Нападают только, когда их больше. Чуть нас стало двое – сразу ушли…

    Главным героем этой части романа является майор Лунин. До войны он был «инструктором лётной школы в одном из городов на юге России». Осенью 1941 года получил направление в ВВС КБФ. Эскадрилья, в которую его назначили, состояла всего из шести самолётов (хотела написать «из шести человек», но ведь есть же ещё техники). Повествование о лётчиках можно условно поделить на две части:
    первая – это эскадрилья под руководством капитана Рассохина, от которой остаётся всего одно звено Лунин-Серов;
    вторая – это эскадрилья (теперь гвардейского полка) под руководством майора Лунина, в состав которой входит уже десять молодых лётчиков («взлёт – посадка»*).

    – Но, между прочим, Иван Федорович, сбивать самолеты противника – это не подвиг. Это, так сказать, обязанность истребителей. Наши будни.*

    Чётко показана эта будничность – несколько боевых вылетов в день, еда, сон. Молодые лётчики из пополнения очень быстро вливаются в этот ритм.

    Они провели в полку всего несколько месяцев, но их никто уже не считал молодыми летчиками. Они срослись с полком, были его неотъемлемой частью, они обладали уже богатейшим боевым опытом, который стал достоянием полка.

    Ленинградцы представлены в романе двумя семьями. Первая и основная – это шестнадцатилетняя на начало повествования Соня и её брат Слава. Вместе с другими комсомолками под руководством Антонины Трофимовны Соня восстанавливает баню, организует Дом малютки; помогая восстанавливать водопровод, учится сварке и становится мастером своего дела. Книжная Соня понравилась мне гораздо больше, чем Соня, воплощённая на экране Людмилой Гурченко.
    А Слава, случайно познакомившись с Луниным, вскоре становится «сыном полка».
    Вторая – учительница Марья Сергеевна и двое её детей Ириночка и Серёжа. Проработав больше месяца на строительстве укреплений, она не смогла эвакуироваться из города вместе со школой. Вот как раз за Марью Сергеевну и её детей переживалось гораздо больше, чем за Соню.

    Пунктиром проходят любовные линии. Молодой лётчик Коля Серов и Марья Сергеевна; Соня Быстрова и лётчик Илья Татаренко. Есть в книге такой персонаж - красавица-эстонка Хильда, прошедшая со второй эскадрильей всю войну. Как только один из лётчиков начинал заглядываться на Хильду, его сбивали. Байсеитов, Чепёлкин, Кабанков. Даже командир эскадрильи Рассохин, одолживший Хильде свой тулуп при перебазировании на другой аэродром, той же ночью был сбит. Когда сама Хильда влюбилась в Илью Татаренко, я испугалась, что он ответит ей взаимностью и тоже погибнет, но автор выбрал для него другую пару.

    Ох, а сколько же параллелей с фильмом «В бой идут одни старики» я провела во время чтения! Вторая эскадрилья. Пополнение, которое «детский сад». Илья Татаренко = Кузнечик. Разведка.

    Но самое большое впечатление на меня произвела десятая глава «Остров Сухо». В ней описывается бой тридцати советских моряков с тридцатью немецкими судами. Этот островок как раз и был последним рубежом, взяв который немцы могли бы полностью замкнуть кольцо и «захлопнуть дверь в Ленинград». Очень страшно.

    Замечательная книга! Я нисколько не жалею, что выбирая её, упустила из виду, что балтийское небо – это небо над Ленинградом.
    _________________
    * Цитата из фильма "В бой идут одни старики"

  2. klyaksa24
    Оценил книгу

    Сложно писать рецензии на подобные книги, ведь столько сказано уже... Да и бьют они куда-то глубоко-глубоко.
    Эта книга о страшном. О блокаде Ленинграда. О людях, которые боролись и защищали город изнутри. И о тех, кто охранял Ленинград с неба. О безмерном подвиге простых ленинградцев, которые продолжали жить и работать в умирающем городе.
    Николай Корнеевич Чуковский сам был жителем блокадного Ленинграда и участвовал в обороне города, потому на каждой странице - эффект личного присутствия: всё, как будто рядом, как будто за окном.. И мурашки от строчек.
    В романе тесно переплетены две линии - борьба за город снаружи и оборона изнутри.
    Первая линия - история эскадрильи лётчиков, защищавших балтийское небо. Эскадрилья Рассохина. Эта история также условно делится на две: до гибели капитана Рассохина и после.. Словно подъем на гору, перелом и спуск.. Казалось бы, резкий, но нет.. Выравнивающийся и итогом - парящий. "Перелом" очень резок и неожиданен, ведь когда только автор знакомит читателя с капитаном, кажется, что он-то справится со всеми... Однако...

    Рассохин убит, но рассохинская эскадрилья будет жить.

    Приход молодых ребят - как первые лучики солнца после грозы. Или после затяжной зимы. Как новый вдох..
    Рассохинская эскадрилья имеет реальный прототип, и невероятная, острофизическая гордость захватывает сердце, когда думаешь о том, что эти люди и правда жили.
    Вторая линия - жизнь ленинградцев в блокадном городе. О блокаде я немало слышала и из рассказов своей бабушки, и из рассказов жителей Ленинграда, но в книге намного острее мне удалось почувствовать истинное положение дел... Поразил тот факт, что машины с людьми из Ленинграда поехали по Дороге Жизни совсем нескоро.. Почему-то мне всегда казалось, что это произошло быстрее.
    Странное чувство я испытала, оказавшись на улицах, описываемых в книге, на следующий, после прочтения, день. Яркий солнечный свет, пение птиц, смех людей и так сложно представить на этом же месте морозную зиму с осадой города. По этому переулку чуть больше 70 лет назад, еле переставляя ноги торопилась женщина... Торопилась убежать прочь, из последних сил, лишь бы не видеть смерти детей.. А где-то здесь набирали воду жители города, взбираясь по ледяным горам и тут же падая.. И, может быть, уже не поднимаясь..
    Две линии, конечно же, сплетаются вместе и не раз. Сплетение рождает две прекраснейшие истории любви. Любовь зрелую и ту, что такая робкая - первая.
    В целом, роман оставляет очень сильное впечатление: своеобразная смесь боли, горечи, гордости и смешанного тепла. Чувство, сходное по составу с ощущениями от романа "Два капитана" В. Каверина.

  3. krasna_maria
    Оценил книгу

    Это очень советская книга об истинно советских людях во время одной из самых страшных страниц самой чудовищной войны в истории человечества – во время ленинградской блокады. Это книга о героизме, доброте, взаимопомощи, трудолюбии, вере в победу и в свое дело. Здесь не найти ни «окопной правды», ни «срывания покровов». Здесь даже тяжелая блокадная зима показана без так любимого теперь натурализма. Да, люди голодают и умирают, но город живет и работает за гранью физических возможностей: как слабый пульс, который еле бьется в теле человека, находящегося ближе к смерти, чем к жизни, но пока пульс бьется еще ничего не решено, еще не конец. В романе я не нашла ни одного отрицательного или неоднозначного персонажа. Конечно, герои очень разные, у них есть недостатки, есть сомнения, переживания, как в любом живом человеке. Но в целом в их характерах есть тот стержень, тот положительный вектор, который определяет «гордое звание советского человека» и благодаря которому ковалась Победа. С какой любовью и уважением показаны летчики, их быт, взаимоотношения, их работа. По атмосфере несколько перекликается с к/ф «В бой идут одни «старики», мне даже казалось, что некоторые вещи Л. Быков подглядел именно у Чуковского. Это настоящее братство без зависти и подлости, где каждый готов подставить товарищу плечо, где опыт охотно делится знаниями с молодостью, где коллектив воспитывает и направляет, где чтят погибших и берегут живых. И никакого паникерства, разгула, мародерства, уныния, никаких героев-одиночек, побед вопреки, кровавых гэбистов, самодуров политруков. Конечно, в конце 40-х – начале 50-х по-другому и быть не могло. Пропаганда-с=) Но лично мне эту пропаганду читать было гораздо приятнее, чем «правду» «Московской саги» или «Детей Арбата», от которой современные барИшни-интеллектуалки бьются в экстазе. «Балтийское небо» - роман светлый, оптимистичный, и, хотя многие герои книги гибнут в схватке с врагом или голодом, их смерть не выглядит напрасной или бессмысленной. И становится понятно, какая неимоверная внутренняя сила и смелость была у этих людей (военных и гражданских, взрослых и не очень, мужчин и женщин), какая непоколебимая уверенность в том, что их дело правое. Только так и можно было победить, а вовсе не закидывая трупами.