«Донские рассказы (сборник)» читать онлайн книгу📙 автора Михаила Шолохова на MyBook.ru
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

3.92 
(72 оценки)

Донские рассказы (сборник)

600 печатных страниц

2014 год

16+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Михаил Александрович Шолохов (1905–1984) – один из наиболее значительных писателей русской советской литературы, лауреат Нобелевской премии 1965 года за роман «Тихий Дон», принесший автору мировую известность.

В настоящую книгу вошли рассказы из ранних сборников – «Донские рассказы», «Лазоревая степь», – а также любимые читателями многих поколений рассказы «Нахаленок», «Судьба человека» и главы из романа «Они сражались за Родину» – по этому роману Сергей Бондарчук в 1975 году снял одноименный художественный фильм, ставший безусловным шедевром на все времена.

читайте онлайн полную версию книги «Донские рассказы (сборник)» автора Михаил Шолохов на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Донские рассказы (сборник)» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2014

Год издания: 

2014

ISBN (EAN): 

9785699719860

Дата поступления: 

30 июля 2020

Объем: 

1080143

Правообладатель
17 710 книг

Поделиться

red_star

Оценил книгу

Идут века, шумит война,
Встает мятеж, горят деревни,
А ты всё та ж, моя страна,
В красе заплаканной и древней.

А. Блок, «Коршун», 1916

Вот, казалось бы, так ли уж важно, как называются улицы? А сколько копий ломают в борьбе за или против имен для мостов и улиц, молодые режимы первым делом пытаются карту переназвать, заменить. И для новых поколений реально именно это, новое, которое уже успевает стать старым. Про Сакко и Ванцетти мы уже как-то говорили, а вот, например, центральная улица моего родного города – Интернациональная (думаю, еще с довоенных времен), а рядом две улицы, названные в честь двух активистов, зверски убитых бандитами/повстанцами во время Гражданской (выколотые глаза, вырезанные звезды и прочий привычный арсенал). В одну из своих школ я ходил по обеим, сначала по Лотикова, потом сворачиваешь на Евдокимова, потом налево на Сакко и Ванцетти, потом в нычку и у школы.

Признаюсь, я не был готов к уровню зверства в «Донских рассказах». Нет, конечно, некоторые я читал, по некоторым сняты фильмы, которые я видел, ту же «Донскую повесть». Но в концентрированном виде это все ужасно – смерть от голода, убийства соседских детей, пытающихся хоть что-то съесть, семейная резня (чаще всего поколенческая), убийства в степи, вилы, топоры, приклады, штыки, пули. И просто ноги и руки, затаптывание, убийство неугодных толпой, кровавая круговая порука. Казаки, иногородние, красные, махновцы, банды, возвращенцы из эмиграции. И снова кровь, кровь, кровь.

Шолохов пытается быть оптимистичным, вытаскивает комсомольцев на первый план, мол – они островок нового мира среди сельскохозяйственного зверства, но сам чаще всего убивает главных героев, то бандой, то родными. Мрак накатывает, накрывает все, оставляя только страх разбиваемого стекла и винтовочного ствола в окно, неожиданной погони в открытой степи, удара колом у ворот в темени. И здесь Шолохов демонстрирует то, что потом станет центральным сюжетным ходом «Поднятой целины», пусть в наметках, но все узнаваемо. Рассказ о паромщике композиционно напоминает «Судьбу человека», тоже рассказ на переправе, но как жесток этот рассказ, как пугает отцом, убившем двух сыновей как будто бы ради пяти других детей.

Когда-то «Конармия» показалась мне хлесткой и жестокой. Да, там трупов, мертвяков даже хватает, и с кровью все в ажуре. Но там есть какая-то песня, что-то иное, у Шолохова только крошево. Крошево или спонтанное, как убивают толпой заподозренных в связях с красными, и методичное, как в «Жеребенке», где офицер дожидается, когда красный боец спасет стригунка, а потом бойца продырявливает. Или вот этот саспенс, что в твоем «Мертвеце» Джармуша, когда кто-то уже стреляет, время замирает и один из героев наблюдает, как остальные вскидывают винтовки, открывают кобуру, а пули уже летят и делают дырки в живых людях.

Нет, Шолохов пытается улыбнуться, что в рассказе о бабьем бунте, что в скетче о донском продкомиссаре, ищущим свое советское учреждение от Царицына до Ростова. Но и усмехнешься лишь на миг, краткий, до очередных вил в сердце.

Вот ведь художественная литература, fiction же, а без нее сухие строчки Холквиста останутся сухими строчками о зерне и продразвёрстке, о восстаниях и выборах, о теориях и практике социалистического строительства.

Поражает, конечно, как мало изменилось после революции и до коллективизации. Батраки, бесконтрольность, полное отсутствие советской власти и карательных органов на местах. Бывшие бойцы Красной Армии, скрипящие зубами и отрабатывающие взятое в долг у кулака зерно, председатели из родственников кулаков (т.е. умелое использование имеющихся возможностей в своих целях), забастовки батраков.

И все это удивительным шолоховским языком, смачным, напористым, живым. Задела меня эта книга, глубоко задела.

Поделиться

serovad

Оценил книгу

Не очень большая книга, вызывающие неоднозначные эмоции.

Конечно, по сравнению с так понравившейся мне "Поднятой целиной" "Донские рассказы" воспринимаются несколько суховато. Но жанр есть жанр. Другое дело, что как правило произведения, написанные именно в жанре рассказа преимущественно считаются более легкими. А про эти рассказы такого не скажешь. Гражданская война. Брат на брата, сын на отца, сосед на соседа. Смерть, кровь, и все во утверждение Советской власти - власти, которая несет по мнению одних свободу, и эти готовы за нее умереть, а по мнению других несет рабство, и эти другие тоже готовы умереть, но только уже против нее.

Оставим в стороне демагогию на тему "время показало, кто был прав". Дело именно в содержании - в описании гражданской войны.

Читаешь, и волосы дыбом встают - как же могут озвереть люди, отстаивая свое! Какую же степень может приобрести человеческая ненависть, если человек способен смаковать страдания, которые сам же и причиняет другому человеку только за то, что он коммунист. А порой даже и не за убеждения, а за то, что тот - жить хочет, как Полька, Макарчихой забитая до смерти утюгом за съеденные щи.

Почти в каждом рассказе - убитый. И как правило, жестоко. Во имя чего? Во имя веры в светлое будущее. Был ли смысл в этих смертях, которые, я уверен, были на самом деле, пусть только с другими именами и немного в других обстоятельствах. Все же верю, что все это случилось не напрасно. Но все-таки убеждаюсь, что возможности человека безграничны. Даже в жестокости, даже в остервенении.

Буквально несколько слов про иллюстрации. Они, конечно, дополняют ту напряженность, которую образует книга. но как то даже слишком уже. Вот на этой картинке пастух Григорий с сестрой Дуняткой. Сколько им лет - угадаете, кто не читал "Донские рассказы". Ему 19, ей 17. Не дай бог такое в жизни встретить.

Поделиться

onbooklines

Оценил книгу

Невероятно пронзительные рассказы, которые проникают тебе прямо в душу и выворачивают её наизнанку.

Читая этот небольшой сборник, я испытывала самые разные эмоции: жалость к бедному человеку, злобу на людей, которые наживаются на чужой беде, восхищение сильными характерами, которые не сломить. Автор так описал жизнь в ту сложную пору, что ты словно видишь его глазами, ощущаешь боль за судьбы героев.
Не могу выделить какой-то один рассказ, все они задевают за живое. Отец идёт на сына, брат против брата, кругом кровь и слёзы, голод и ужас. Невозможно читать всё это спокойно.
Одни отстаивают свою правду, а другие свою. Отец со старшим сыном убивают младшего, потому что он коммунист. Женщине, у которой полно еды, жаль поделиться с голодающей семьёй, она лучше убьёт, чем отдаст хоть кусок. Когда закрываешь книгу, то до конца не осознаешь, как всё это могло происходить (а я уверена, что подобные истории происходили в реальной жизни).

"Донские рассказы" одна из тех книг, которые читать не просто нужно, а необходимо, чтобы не превратиться в бесчувственного и равнодушного ко всему человека.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Закипела тут во мне горючая слеза, и сразу я решил: «Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать! Возьму его к себе в дети». И сразу у меня на душе стало легко и как-то светло.
10 мая 2021

Поделиться

Спать я лег вместе с ним и в первый раз за долгое время уснул спокойно.
10 мая 2021

Поделиться

и до того мне становится радостно на душе, что и словами не скажеш
10 мая 2021

Поделиться

Еще 67 цитат

Автор книги