Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Царь-рыба

Царь-рыба
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
885 уже добавили
Оценка читателей
3.87

Нравственно-философское повествование об ответственности человека за все живое вокруг, о трудном и мучительном стремлении его к миру и гармонии в природе и в собственной душе.

Лучшие рецензии
BoniferReservable...
BoniferReservable...
Оценка:
54

Глыба, Исполин, Джомолунгма, Везувий и просто мой земляк - Виктор Петрович Астафьев ! Прости, Виктор Петрович, что не читал тебя раньше по глупости своей и ограниченности. Но всему свой час и пришёл тот момент, когда я взял в руки книгу Красноярского книжного издательства 1978 года "Царь-рыба" - повествование в рассказах. Книга порядка 400 страниц, не самой лучшей бумаги, но как же я с ней сроднился ! При достаточно обычном темпе чтения "Царь-рыбу" можно прочитать за 2, максимум за 3 дня. Я же растянул это удовольствие на, что-то в районе 10 дней и не потому что был слишком занят, а по причине упоения каждым рассказом, каждой строчкой ! Временами приходилось не просто, поскольку рыбалка и охота не моя тематика, но тем ценнее книга, когда писатель обращает тебя в свою веру.

Безусловно задаёт тон и является своего рода трамплином к последующему чтению, первый рассказ "Бойе". Бойе - это имя собаки. Такое вот редкое имя, как впрочем и имя человека Аким, который не будет сторонним наблюдателем в других не менее значимых рассказах "Царя-рыбы". Думаю тех кто читал, особенно в юном возрасте, этот рассказ "Бойе", равнодушным уж точно не оставил, а возможно кого-то и пробрал до печёнок, до косточек! И правда, рассказ не только очень выразительный в художественном смысле, но и мощный по своей сути. Одним словом - один натянутый нерв. А ведь потом, чтобы как-то немного успокоить нервную систему читателя, последует рассказ "Капля" и то будет настоящее произведение искусства, сродни лучшим рассказам Константина Паустовского и Михаила Пришвина.

Капля ещё не родилась, ещё не успел увидеть её Астафьев, но он уже подобрался вплотную к этому мгновению. Об этом свидетельствуют следующие мысли из книги :
"...Все мы, русские люди, до старости остаёмся ребятишками, вечно ждём подарков, сказочек, чего-то необыкновенного, согревающего, даже прожигающего душу, покрытую окалиной грубости, но в серёдке незащищённую, которая и в изношенном, истерзанном старом теле часто ухитряется сохраняться в птенцовом пухе". Но это пока только ощущения и житейско-философские наблюдения писателя, когда он сидит у костра в лесу или в городской квартире. Однако жажда жизни, жажда сохранить в памяти прекрасное, дарованное матушкой природой, вкупе с талантом, уже тихой сапой подбираются к тому, чтобы передать людям знание о земле, о лесе, о цветке и, наконец, о...капле...

"...я почувствовал вершину тишины, младенчески пульсирующее темечко нарождающегося дня - настал тот краткий миг, когда над миром парил лишь божий дух един, как рекли в старину. На заострённом конце продолговатого ивового листа набухла, созрела продолговатая капля и, тяжёлой силой налитая, замерла, боясь обрушить мир своим падением. И я замер..."

И уже набрав некоторую высоту, хотя рассказ по своему сюжету уже близится к концу, Виктор Петрович, вновь не позволяет сознанию, мозгу, душе уснуть убаюканный неспешным повествованием.

"...Звёзды всегда вызывают во мне чувство сосущего, тоскливого успокоения, своим лампадным светом, неотгаданностью, недоступностью. Если мне говорят : "тот свет", - я не загробье, не темноту воображаю, а эти вот мелконькие удалённо помаргивающие звёздочки..."

Это уже второй рассказ, который подобно волне Анисея, как говаривали в старину и как писал Виктор Астафьев, подхватывает тебя бурным и стремительным течением, чтобы ты не закрыл книгу, а в полной мере смог насладиться русским прекрасным языком, мастерством писателя и пониманием основ жизни и бытия. А в том, что Виктор Петрович знал то, о чём писал, сомневаться не приходится.

"Царь-рыба" состоит из 2-х частей. Про первую я уже мало-мальски сказал, что же до второй, то меня более других затронул рассказ "Сон о белых горах". В нём уже незримым взглядом можно увидеть Астафьева романтика. Рассказ о двух людях, Акиме и Эле. Трогательный и суровый одновременно. И это просто здорово !

А разве плох рассказ "Уха на Боганиде" ? Рассказ о девочке Касьянке, её матери и братьях. Касьянка, которая в свои младые лета, чуть ли была не за главную в семье. Правильная и не по возрасту мудрая, надёжная и верная, тонко чувствующая, как быт, так и мужскую психологию. Вместе с тем, девчушка Касьянка иной раз выдавала такие перлы, от которых градус настроения в виде улыбки и доброго смеха, резко поднимался вверх. А говорю я об одной песенке, которую она частенько певала, не ведая сызмальства о чём идёт речь : "Далеко-о-о-о из КалЫмског краю, шлю, маруха, тИбе я привет". Разве она не чудо ?

Что сказать в итоге ? Монолитное и монументальное произведение. Отечественное наследие русской литературы и культуры.

P.S. В конце книги ряд философских мыслей, многие из которых общеизвестны и стали избитыми истинами. Но вот одна такая мысль, явно не страдает термином под которым понимают, набившую оскомину : "Время обнимать и время избегать объятий".

Читать полностью
trounin
trounin
Оценка:
41

Необъятная Сибирь, широкий Енисей, суровый север — это центральные темы сборника Астафьева «Царь-рыба». Каждый каждому волк, каждый каждого готов съесть в прямом смысле слова, когда есть больше нечего; кому бороться за жизнь дальше, на то выбор судьбы, распоряжающейся результатами брошенного жребия. Как бы Астафьев не показывал трудности быта людей, заброшенных в отдалённый угол цивилизованного мира, как бы не расписывал особенности русской рыбалки, впитанной им с юных лет, в душе читателя всё-равно будет свербеть от первой до последней страницы. В «Царь-рыбе» не существует простых решений и нет ответов на вопросы бытия, но есть отражение реальности поставленных на грань выживания людей, вынужденных каждый день промыслом добывать себе пропитание, либо бежать без оглядки от самих себя по глухой тайге, не веря в возможное спасение, а потому околевающих при самых лютых условиях.

Не скажешь, что стиль Астафьева доступен для понимания рядовому читателю. Скорее через текст придётся продираться. Не каждый рассказ можно осознать, не каждую страницу можно спокойно прочитать. Конечно, всё дело в усидчивости и поставленной цели, иначе «Царь-рыба» окружает мраком омута, грозя затянуть на глубину. Есть у Астафьева и собственная философия, излагаемая автором в самой доступной форме, но всё сказанное им уже было утянуто на дно в далёкие времена, отстоящие от современности на долгие года. Невозможно понять тяжесть условий строителей Норильска, чья счастливая доля заключалась в побеге; побег отнюдь не преображал людей духовно, а взывал к животному началу, заставляя охотиться на себе подобных, после чего отпадала всякая человечность в угоду одичалой ненависти ко всему на свете. Могут ли быть в условиях севера какие-нибудь дружеские альянсы и следование поставленным целям? Да, могут, но только при том условии, что твой друг при тебе только до того момента, когда уже нечего будет есть, а его плоть поможет продлить дни почти иссохшего тела.

Сибирь огромна, большая часть её не знала ноги человека, значит всё ещё хорошо в стране, если нет нужды бороться за выживание, уходя в тайгу.

Читать полностью
Lu-Lu
Lu-Lu
Оценка:
24

Красиво. Благородно. Ностальгично.
Тепло. Натурально. Привольно.
Мудро. Правильно. Проникновенно.
Страшно. Тоскливо. Настояще.

Лучшая цитата
Но дети – это еще и мука наша! Вечная наша тревога! Дети – это наш суд на миру, наше зеркало, в котором совесть, ум, честность, опрятность нашу – все наголо видать. Дети могут нами закрыться, мы ими – никогда. И еще: какие бы они ни были, большие, умные, сильные, они всегда нуждаются в нашей защите и помощи. И как подумаешь: вот скоро умирать, а они тут останутся одни, кто их, кроме отца и матери, знает такими, какие они есть? Кто их примет со всеми изъянами? Кто поймет? Простит?
1 В мои цитаты Удалить из цитат