Читайте и слушайте
169 000 книг и 9 000 аудиокниг

Исключительные

4,4
85 читателей оценили
547 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

О книге

1974 год, группа подростков встречается в лагере искусств, не подозревая, что эта встреча станет началом многолетней дружбы. Их ждет дорога от юности к зрелости, от мечты к практичности, но дружба будет только крепнуть. Это история о природе таланта, зависти, денег и власти. А еще о том, как легко все меняется в течение жизни.

«Вулицер написала захватывающий роман о том, что делать, если гениальный и одаренный человек – не ты. История о долгой дружбе, в которой одни друзья талантливее других, отдается в сердце не потому, что все мы когда-нибудь смотрели на других людей с белой завистью, остро осознавая свои недостатки. А потому, что читая этот роман, понимаешь, насколько субъективна чужая исключительность и что твоя, маленькая с виду, жизнь тоже может кому-то казаться пределом мечтаний». (А. Завозова)

Подробная информация

Переводчики: Ирина Нечаева, Владимир Бойко, Мария Чайковская, Анна Кречетова, Ольга Белякова

Правообладатель: Издательство "Livebook/Гаятри"

Дата написания: 2013

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785990971226

Дата поступления: 19 января 2018

Объем: 985.8 тыс. знаков

  1. Count_in_Law
    Оценил книгу
    Просто находясь здесь, в этом вигваме, в назначенный час, каждый из них искушал других величием или хотя бы намеком на такую перспективу. Предвкушением величия.

    Шестеро подростков 15-16 лет знакомятся в творческом летнем лагере под названием "Лесной дух" и, как это бывает только в юном возрасте, моментально сходятся, образуют замкнутое, эксклюзивное сообщество и нарекают себя "Исключительными". Они молоды, они мнят себя творцами и уверены в собственном таланте и возможности его реализации в дальнейшем. Они легковесны и смотрят в будущее с тем юношеским максимализмом и неоправданным оптимизмом, через который мы все проходили в юности - когда мир, казалось, лежал у твоих ног, так и прося покорить его твоей особенностью, люди вокруг были изумительны, а полудетская дружба должна была длиться вечно.
    Мы все переживаем нечто подобное. Мы все переживаем это по-разному. И мы все, если копнуть поглубже, неизменно несем на себе отпечаток Того времени, Тех увлечений и Тех отношений, просто умело маскируем его слоями последующего жизненного опыта, который Вулицер очень удачно описала как "в чем-то похожий на плесень".

    Автор этого романа вообще слишком наблюдательна.
    А еще - безжалостна и каким-то невообразимым образом умудряется облечь в точные слова те смутные образы и ощущения, что бродят у человека внутри (даже не сказать, что в голове, а будто по всему телу) в период кризиса среднего возраста.
    Всё так. Синдром нереализованных возможностей, ощущение чего-то упущенного, первые опасения по поводу ускоряющегося бега лет, болезненное желание сравнивать себя с более (или менее) успешными сверстниками, знакомыми с юности (нет, серьезно, что такое встреча одноклассников, как не изысканное садо-мазо-развлечение с привкусом горечи - если не от зависти, то от осознания, что хотя ты и выглядишь/ живешь/ устроился лучше других, то совершенно непонятно, какого лешего тебя вообще тянет себя с ними сравнивать и почему результаты сравнения с людьми, которых не увидишь еще в лучшем случае пару лет, вдруг так для тебя важны?)

    Дальше...

    Вулицер берет тебя за шкирку сильной рукой, встряхивает пару раз, и из тебя, из всех твоих потайных кармашков и сумочек, сыплются припрятанные сокровища и гнилые огрызки яблок, про которые ты и думать забыл, где их припрятал.
    Не выпуская твой воротник из пальцев (нет, от неё не убежишь, не спрячешься, держит крепко), она создает удивительно живых героев и плетет размеренное повествование о судьбах шести очень разных людей, которые пронесли зародившиеся в летнем лагере отношения, амбиции и конфликты через всю жизнь.
    И пусть нам позволят влезть в мысли только к троим из них, этого вполне достаточно, чтобы с головой погрузиться в эту историю.

    Первые 5 страниц книги с хвалебными отзывами известных и не очень изданий я поначалу пролистнула, чтобы не дать себе возможности составить представление о будущем чтении заранее.
    Потом вернулась полюбопытствовать, что же там пишут, и кое-чему удивилась, а кое с чем не согласилась.
    Вулицер, например, сравнивают с Франзеном. Мне тяжело оценить их схожесть или различия, поскольку Франзена я, к собственному стыду, пока так и не читала.
    Зато на ум пришло совсем другое сравнение - "Маленькая жизнь" Янагихары. Та же размеренность повествования, временами скачущего туда-сюда между героями и временными отрезками, та же глубина погружения в описанные судьбы и та же констатация ценности "маленькой жизни" на фоне меняющихся эпох американского общества со всеми их отличительными чертами, вроде Уотергейтского скандала, хиппи и прочих башен-близнецов.
    Здесь даже есть свой Джуд со слегка похожим именем Джона Бэй. И хотя его травма детства по градусу жестокости не сравнится с Джудовой, он тоже страдает много, беспокойно и, как и большая часть этих героев, - на фоне нереализованного творческого потенциала.

    Последнее сходство с "Маленькой жизнью" - большое количество переводчиков (тут их пять).
    Возможно, я себя как-то не так настроила, но мне четко казалось, что текст местами отличается по мелодике и строению, а кое-где и вовсе расходится с ранее написанным.
    Впрочем, само повествование увлекает настолько, что постепенно на это перестаешь обращать внимание (как и на приличное количество опечаток в тексте).

    Напоследок отмечу еще два важных для восприятия этой книги момента.
    Первый - она почти наверняка не увлечет сильно молодых читателей. Для того, чтобы понять глубину переживаний героев в зрелом возрасте, надо быть хотя бы чуточку к ним ближе. К их возрасту и ко всем сопутствующим экзистенциальным вопросам и собственным ответам на них - то отчаянным, то бодрящимся, с примесью самообмана.
    Второй момент - в первой половине книги довольно много сексуальных сцен и аллюзий на них. Причем они, как бы это сказать... странные. Например, герои решают заняться любовью, но кровать расположена на втором ярусе, куда надо забираться по лесенке. Они раздеваются внизу, и героиня размышляет, почему она не может полезть туда первой (какие глубины ей еще открывать избраннику рановато). Герой, как настоящий мужчина, идет первым, а она снизу рассматривает, что и как там у него качается. Извините за такие подробности, но я просто не знаю, как иначе передать странность всего этого. Местами подобное напоминало мне неуместный фарс (например, когда икру в ресторане описали как "маленькие шарики, урожай таинственной подводной овуляции"). В других случаях оно было уместно и очень необычно. В любом случае лучше быть готовым ко всяким таким вывертам и знать, что впечатление от книги они, даже у такой брезгливой придиры, как я, портят не больше, чем на полбалла.

    В остальном это замечательная, хотя и очень печальная книга с сильным послевкусием.
    Возможно, чуть прямолинейная (Вулицер по нескольку раз проговаривает все основные темы и завершает текст мощным шлепком для непонятливых), но способная зацепить любого, кто хоть раз задумывался о природе и воплощении таланта, нереализованных возможностях и исключительности собственной молодости.

    Нельзя взять и просто взять талантливым, но бывают разные таланты. ... Талант - это особая привилегия; он проникает в жизнь там, где его не ожидаешь встретить; и полностью отсутствует где-то еще.

    Приятного вам шелеста страниц!

  2. lustdevildoll
    Оценил книгу

    Как-то прямо ОЧЕНЬ зашла мне книга. Она объемная, негромкая, но в ней целая жизнь шести людей, которые встретились пятнадцатилетними в творческом летнем лагере, и хотя жизнь их раскидывала, как-то продолжали держать связь. Четверо из них дружили десятилетиями (роман охватывает период с 1974 года до начала десятых), и читая про их жизни, постоянно шевелишь извилинами, примеряя это все на себя и задаваясь вопросами: "А что я сделала в жизни? Нужно ли кому-то мое творчество? Яркая ли у меня индивидуальность и важно ли это? Что дальше?" Это хорошо.

    Когда ты молод и полон сил, тебе кажется, что так будет продолжаться вечно, что все пути открыты перед тобой, какой бы ты ни избрал, и в определенном возрасте каждый из нас верит, что вот ему-то под силу изменить весь мир. В эгоизме юности мы верим в собственную исключительность, мы радуемся жизни, пьем ее как игристое вино, но сознавая, что вот это - наши лучшие годы, а дальше будет только бесконечный бег в колесе в тщетных попытках их вернуть. У кого-то с помощью детей и некого родительского вампиризма, когда ты сам уже делал это в первый раз, а теперь пытаешься заново пережить эти же эмоции с помощью ребенка, для которого первый класс, первый выпускной, первая неудача, первая любовь, первое разочарование происходят действительно впервые. Кто-то вампирит на чужих детях, связывая свою жизнь с работой с подростками, и подсознательно все равно пытается прожить их жизнь за них, выйти в свет софитов молодости самому. Кто-то смиряется, а кому-то везет найти себя в профессии и оправдать детские мечты. Последних исчезающе мало. И всем нам кажется, что наша жизнь хуже, чем жизнь наших друзей, хотя у всех свои проблемы, и не всегда нам доподлинно известно все, что происходит за закрытыми дверями. В современном мире мощной визуальной культуры, когда нам в лицо каждый день тычут фотографиями счастливых моментов, если задуматься, вот эта дикая одержимость собой и своим образом, создаваемым для глаз других людей - тот еще невроз, который с годами аукнется.

    У Вулицер получилось все это передать ненавязчиво, просто рассказывая о шестерке друзей детства, взрослая жизнь которых сложилась сильно по-разному. Кто-то из-за пьяной выходки был обречен бежать из страны, чтобы не сесть в тюрьму, и скатился на самое дно жизни. Кто-то с детства упорно шел к своей мечте и вытянул счастливый билет, когда его анимационное шоу стало успешным на долгие годы. Кого-то толкали в творчество родители, занятые отнюдь не творческой работой, и девочка выросла успешным театральным режиссером и драматургом-новатором, при этом вырастила вместе с мужем двоих детей, один из которых с психическим расстройством. Кто-то быстро понял, что таланта ему недостает, и нужно, пока не поздно, срочно учиться чему-то другому, а не пытаться хватать с неба звезды. А кого-то в одиннадцать лет кормили наркотиками, чтобы воровать свежие музыкальные идеи, и с этой травмой мальчик прожил всю жизнь, еще и ориентация добавила проблем. Причем совершенно неважно, из какой ты среды (кто-то прорывается к успеху из низов, а у богатых людей дети становятся наркоманами) и кто твои родители (один ребенок у одних и тех же родителей может состояться, а другой - нет) - каждый человек строит свою жизнь сам, сам делает тот или иной выбор и сам несет ответственность за его последствия.

    Мой любимый персонаж из книги - нежный ранимый Джона Бэй, как уже отмечалось в рецензиях, чем-то он неуловимо похож на Джуда из "Маленькой жизни". Талантливый, но скромный, готовый поддержать, но тихий, деликатный и ненавязчивый, не нагружающий своими проблемами и всегда склонный себя винить. Другие персонажи тоже получились интересными и живыми, хотя меня немного раздражало, как Вулицер их постоянно аттрибутировала, словно эти внешние признаки имеют какое-то значение, это как раз для визуалов введено было, видимо. У каждого свои внутренние демоны и борьба с ними, и невозможно как-то ранжировать проблемы по степени тяжести, мол, у этих денег нет, а у этих ребенок аутист, а вот тут у человека рак, а этого бросил партнер после долгих отношений, а вот у этой пышные формы помешали ей сделать карьеру танцовщицы. Все разные и жизнь не щадит никого.

    Будь добрым, короче, ведь каждый на твоем пути ведет трудный бой.

  3. shoo_by
    Оценил книгу

    666 страниц неторопливого описания жизни главных героев с 15 до 50 лет. Начиная дружбу в летнем лагере для одаренных детей, друзья пытаются всю жизнь доказать самому себе и окружающим, что они действительно одарены. Спотыкаясь о порог бесталанности, кто-то падает, кто-то еле, но устоит на ногах. А, раскрыв свой талант, не понимают, как верно им распорядиться.

    Вместе с главной героиней Жуль мы влюбляемся, завидуем, выбираем между выгодой и страстью, учимся жить с и без исключительности, в бедности живём рядом с достатком. Через призму её восприятия Мег Вулицер пыталась научить нас побороть один из самых пагубных пороков человека – зависть. Рецепта нет, Америку Мег не открыла, а жаль.

    Книга не оставляет ран на душе, не будоражит сознание интригами и Драмами. Она о жизни, о настоящей жизни, со всеми её плюсами и минусами, взлетами и падениями. Честная, неприкрытая правда отношений: любовь, верность, доверие, дружба. Мег ничего не приукрашивает, наказывает за проступки, поощряет чистосердечность и открытость сердец, дарит по заслугам мужей, жён и детей.

    Сложно без спойлеров, ибо каждую историю книги хочется понять и проанализировать.

    спойлерЧто впечатлило больше всего? Конечно же отношения Жуль и Денниса. Бедная, с дипрессивным мужем, со скучной работой, Жуль остаётся ему верна, делится самыми тайными тайнами, обсуждает свою зависть и поддерживает его в часы буйства недуга. Просто невероятные, исключительные способности любить. А Деннис, в свою очередь, простой врач УЗД, не хватает звёзд с неба, растит дочь, понимает все чувства Жуль и не осуждает её, лишь пытается помочь выпутаться из паутины зависти, любит её нежно, трепетно и всю жизнь. И ради её же блага не отказывается от материальной помощи Итана. Это было действительно очень тяжело для него, но спасительному для нее. И Деннис это понимал. Это просто невероятный момент. Момент истинной любви и заботы о ближнем.свернуть

    Несмотря на множество минусов повествования, особенно подростковой части, все-таки говорю Исключительным “да”.

  1. Он не мог ей сказать, что сейчас ему больше всего хочется заснуть рядом с ней. Никаких прикосновений, поцелуев, никакого возбуждения, никакого бледного мельтешения точек на широкой белой поверхности. Никаких ощущений, никакого осознания. Просто спать возле человека, с которым тебе хорошо. Быть может, это и есть любовь.
    9 февраля 2018
  2. Начав произносить тосты, можно считать, что окончательно перешагнул в полноценную взрослую жизнь.
    4 июля 2018
  3. Делай что-то. Играй на гитаре. Создавай роботов. Нам ведь это дано, разве нет? Ведь по сути мы только и можем, что творить что-то, пока не умрем.
    25 мая 2018