skyeng2018

Рецензии и отзывы на Исключительные

Читайте в приложениях:
893 уже добавили
Оценка читателей
4.0
Написать рецензию
  • Count_in_Law
    Count_in_Law
    Оценка:
    83
    Просто находясь здесь, в этом вигваме, в назначенный час, каждый из них искушал других величием или хотя бы намеком на такую перспективу. Предвкушением величия.

    Шестеро подростков 15-16 лет знакомятся в творческом летнем лагере под названием "Лесной дух" и, как это бывает только в юном возрасте, моментально сходятся, образуют замкнутое, эксклюзивное сообщество и нарекают себя "Исключительными". Они молоды, они мнят себя творцами и уверены в собственном таланте и возможности его реализации в дальнейшем. Они легковесны и смотрят в будущее с тем юношеским максимализмом и неоправданным оптимизмом, через который мы все проходили в юности - когда мир, казалось, лежал у твоих ног, так и прося покорить его твоей особенностью, люди вокруг были изумительны, а полудетская дружба должна была длиться вечно.
    Мы все переживаем нечто подобное. Мы все переживаем это по-разному. И мы все, если копнуть поглубже, неизменно несем на себе отпечаток Того времени, Тех увлечений и Тех отношений, просто умело маскируем его слоями последующего жизненного опыта, который Вулицер очень удачно описала как "в чем-то похожий на плесень".

    Автор этого романа вообще слишком наблюдательна.
    А еще - безжалостна и каким-то невообразимым образом умудряется облечь в точные слова те смутные образы и ощущения, что бродят у человека внутри (даже не сказать, что в голове, а будто по всему телу) в период кризиса среднего возраста.
    Всё так. Синдром нереализованных возможностей, ощущение чего-то упущенного, первые опасения по поводу ускоряющегося бега лет, болезненное желание сравнивать себя с более (или менее) успешными сверстниками, знакомыми с юности (нет, серьезно, что такое встреча одноклассников, как не изысканное садо-мазо-развлечение с привкусом горечи - если не от зависти, то от осознания, что хотя ты и выглядишь/ живешь/ устроился лучше других, то совершенно непонятно, какого лешего тебя вообще тянет себя с ними сравнивать и почему результаты сравнения с людьми, которых не увидишь еще в лучшем случае пару лет, вдруг так для тебя важны?)

    Дальше...

    Вулицер берет тебя за шкирку сильной рукой, встряхивает пару раз, и из тебя, из всех твоих потайных кармашков и сумочек, сыплются припрятанные сокровища и гнилые огрызки яблок, про которые ты и думать забыл, где их припрятал.
    Не выпуская твой воротник из пальцев (нет, от неё не убежишь, не спрячешься, держит крепко), она создает удивительно живых героев и плетет размеренное повествование о судьбах шести очень разных людей, которые пронесли зародившиеся в летнем лагере отношения, амбиции и конфликты через всю жизнь.
    И пусть нам позволят влезть в мысли только к троим из них, этого вполне достаточно, чтобы с головой погрузиться в эту историю.

    Первые 5 страниц книги с хвалебными отзывами известных и не очень изданий я поначалу пролистнула, чтобы не дать себе возможности составить представление о будущем чтении заранее.
    Потом вернулась полюбопытствовать, что же там пишут, и кое-чему удивилась, а кое с чем не согласилась.
    Вулицер, например, сравнивают с Франзеном. Мне тяжело оценить их схожесть или различия, поскольку Франзена я, к собственному стыду, пока так и не читала.
    Зато на ум пришло совсем другое сравнение - "Маленькая жизнь" Янагихары. Та же размеренность повествования, временами скачущего туда-сюда между героями и временными отрезками, та же глубина погружения в описанные судьбы и та же констатация ценности "маленькой жизни" на фоне меняющихся эпох американского общества со всеми их отличительными чертами, вроде Уотергейтского скандала, хиппи и прочих башен-близнецов.
    Здесь даже есть свой Джуд со слегка похожим именем Джона Бэй. И хотя его травма детства по градусу жестокости не сравнится с Джудовой, он тоже страдает много, беспокойно и, как и большая часть этих героев, - на фоне нереализованного творческого потенциала.

    Последнее сходство с "Маленькой жизнью" - большое количество переводчиков (тут их пять).
    Возможно, я себя как-то не так настроила, но мне четко казалось, что текст местами отличается по мелодике и строению, а кое-где и вовсе расходится с ранее написанным.
    Впрочем, само повествование увлекает настолько, что постепенно на это перестаешь обращать внимание (как и на приличное количество опечаток в тексте).

    Напоследок отмечу еще два важных для восприятия этой книги момента.
    Первый - она почти наверняка не увлечет сильно молодых читателей. Для того, чтобы понять глубину переживаний героев в зрелом возрасте, надо быть хотя бы чуточку к ним ближе. К их возрасту и ко всем сопутствующим экзистенциальным вопросам и собственным ответам на них - то отчаянным, то бодрящимся, с примесью самообмана.
    Второй момент - в первой половине книги довольно много сексуальных сцен и аллюзий на них. Причем они, как бы это сказать... странные. Например, герои решают заняться любовью, но кровать расположена на втором ярусе, куда надо забираться по лесенке. Они раздеваются внизу, и героиня размышляет, почему она не может полезть туда первой (какие глубины ей еще открывать избраннику рановато). Герой, как настоящий мужчина, идет первым, а она снизу рассматривает, что и как там у него качается. Извините за такие подробности, но я просто не знаю, как иначе передать странность всего этого. Местами подобное напоминало мне неуместный фарс (например, когда икру в ресторане описали как "маленькие шарики, урожай таинственной подводной овуляции"). В других случаях оно было уместно и очень необычно. В любом случае лучше быть готовым ко всяким таким вывертам и знать, что впечатление от книги они, даже у такой брезгливой придиры, как я, портят не больше, чем на полбалла.

    В остальном это замечательная, хотя и очень печальная книга с сильным послевкусием.
    Возможно, чуть прямолинейная (Вулицер по нескольку раз проговаривает все основные темы и завершает текст мощным шлепком для непонятливых), но способная зацепить любого, кто хоть раз задумывался о природе и воплощении таланта, нереализованных возможностях и исключительности собственной молодости.

    Нельзя взять и просто взять талантливым, но бывают разные таланты. ... Талант - это особая привилегия; он проникает в жизнь там, где его не ожидаешь встретить; и полностью отсутствует где-то еще.

    Приятного вам шелеста страниц!

    Читать полностью
  • Sammy1987
    Sammy1987
    Оценка:
    22

    «Совсем необязательно всегда быть яркой личностью, фейерверком, всех заводить или вызывать у всех желание спать с тобой, необязательно быть тем, кто написал пьесу и сыграл в ней главную роль так, что публика аплодировала стоя» ©.

    Понимание того, что каждый человек, независимо от его творческих способностей и успехов уникален, приходит не сразу. В юности мы все мечтаем блистать! В каждом парнишке с гитарой живет мечта стать вторым Ричи Блэкмором или Китом Ричардсом, в каждой девчонке из любительского театра — Одри Хепбёрн или Джулией Роберстс... Сколько их действительно талантливых, добившихся успеха и доказавших своё право называться исключительными? Единицы. Большинству же приходится довольствоваться обычной жизнью, выбрав прозаичную профессию... И, нет-нет, да завидовать им, тем, кто оказался способнее и удачливее тебя.

    1974 год. Шестеро подростков встречаются в лагере для одарённых детей. Спонтанное решение организовать закрытый эксклюзивный клуб под названием «Исключительные» даёт начало многолетним отношениям не всегда и не только дружеским. Шестая участница клуба — неуклюжая рыжая Джули Хэндлер прекрасно понимает, что попала в эту компанию скорее случайно, что она и на сотую долю не так ярка и талантлива как эти пятеро ребят, с которыми её свёл летний лагерь «Лесной дух».

    Вулицер потрясающе наблюдательна. Она заставит вспомнить и испытать всё. До мельчайших подробностей, до мурашек. Зарождение сексуальности (в том числе и гомо), первое влечение, первый поцелуй, первый секс и первая любовь... У каждого героя свои стремления, сомнения, разочарования и конфликты. Сейчас они молоды и полны сил, но кризис среднего возраста уже заглядывает в дверь, принося с собой горечь упущенных возможностей, разъедающую зависть, это нелепое стремление бесконечно сравнивать свою жизнь с чьей-то несравнимо лучшей, этот подкрадывающийся страх неумолимого бега времени...

    Тонкий, чуткий и очень откровенный роман, позволяющий заглянуть в самую глубину собственной души, туда, куда мы обычно прячем от посторонних глаз все свои нереализованные мечты и самые тёмные страхи.

    Единственный минус, как уже отмечалось (в том числе и мной, в сториз инстаграма), у книги пять переводчиков. И в некоторых местах текст достаточно сильно отличается по стилистике и поэтике языка. Кроме того, довольно много ошибок и опечаток. Но даже это не помешало мне по-настоящему полюбить этот роман, прочувствовать героев и пройти с ними трудную дорогу, под названием «жизнь».

    Случайная цитата: Может, поиск через гугл смертельно опасен для здоровья. Думала когда-нибудь о таком? Ты следишь за этими людьми, выясняешь, как у них дела, пока однажды не узнаешь, что они уже умерли.

    Читать полностью
  • Rayne_de_Elvess
    Rayne_de_Elvess
    Оценка:
    3

    Ничем не примечательная девочка из пригорода Нью-Йорка Джулия в середине 70-х приезжает в лесной лагерь для талантливых подростков. Там она встречает компанию блестящих ребят, которые и-ро-ни-че-с-ки, раскурив пару косяков, величают себя «Исключительными». Потом это слово, конечно, забывается на десятки лет и сотни страниц, но Джулия, с чьей-то легкой руки ставшая Жюль, запомнит его на всю жизнь — жизнь, связанную этими якобы особенными, одаренными ребятами, так по-разному обошедшимися со своим талантом. Роман посвящен взрослению и их отношениям — кто-то отколется в результате мерзкой истории, кто-то всегда будет лавировать где-то на границе, а кто-то окажется в самом центре свернувшейся в клубок дружбы.

    Этот шестисотстраничный роман вроде бы о том, как быть, когда ты не главный герой своей истории, а второй слева персонаж в чужой — и о том, как на самом деле субъективно это ощущение, не имеющее ничего общего с действительностью.

    Из подростковой тяги к исключительности рождается зависть — вот друзья стали великими, богатыми и крутыми, а она ведет самую обычную жизнь, которая якобы не идет ни в какое сравнение. Но богатые и бедные, талантливые и обыкновенные — их всех уравнивает бесконечное ощущение несчастья и недовольства собой, своим выбором и судьбой.

    В романе много условно знакомых эмоций — зависть к тем, кто выглядит реализовавшимся и успешным, страх не раскрыть свой потенциал или даже вдруг понять, что никакого потенциала и не было. Но мысль о том, что счастье не во внешнем мире и не во внешнем подтверждении значимости твоей персоны — единственная, ради которой вообще стоит начинать читать эту книгу.

    Ты можешь перестать быть исключительным в том смысле, который когда-то казался единственно верным, но в конце концов стал совсем ненужным и, может, даже не таким совершенным. Совсем необязательно всегда быть яркой личностью, фейерверком, всех заводить или вызывать у всех желание спать с тобой, необязательно быть тем, кто написал пьесу и сыграл в ней главную роль так, что публика аплодировала стоя.

    Главная проблема романа в том, что у него ровно одна мысль, которая красной линией проходит через все характеры и все сюжеты — как только читатель осознает её конечность («Да, это всё. Это главная мысль. Глубже уже не будет»), становится...скучно.

    В оригинале роман называется «The Interestings» — не очень правильное определение «интересных людей», более похожее на порождение укуренного ума подростка. И примерно как дети, назвавшие себя интересными, не стали интересными, так и роман про якобы интересных людей вообще не интересный. Шестисот страниц оказывается недостаточно, чтобы вдохнуть в них хоть какую-то жизнь. Автор всю дорогу рассказывает, как они себя чувствуют и что думают, но ничего не показывает, и читателю приходится верить Мег Вулицер на слово: в то, что Жюль смешная, её друг-мультипликатор талантливый, её подруга-театрал феминистка, муж в депрессии, а дочь в гендерной флюидности. Никто из них не похож на живого человека, они все как картонки, призванные проиллюстрировать Большую Идею автора.

    «Исключительные» — совершенно бесшовный роман, даже там, где в жизни героев происходят вроде как Эмоциональные События, гладь повествования едва морщится, не теряя дыхания. Читается также, влёт, хотя периодически хочется повернуться к зеркалу и прокричать — боже мой, почему вы такие нытики, почему, ну почему.

    Ты всегда их всех боготворила, они для тебя превыше всего на свете. И факт налицо: они не такие уж исключительные.
    Читать полностью
  • Horo
    Horo
    Оценка:
    2

    Взялась за книгу потому, что заявлены мои личные триггеры – подростки и взросление, умные и отличающиеся личности; дружба; попытки прорваться в мир и – одна из основных тем книги – зависть.
    Обычно о зависти и ревности не пишут, тем более в неоднозначном ключе, с точки зрения субъекта, завидующего. Вероятно, эти чувства считаются мелочными, постыдными, недостаточно величественными или страшными для изучения. Для меня заслуга Мег Вулицер в том, что она проводит свою героиню через зависть безжалостно, скрупулезно и без чудес; дает утешение, но никаких роялей в кустах – утешение логичное, выстраданное, маленькое и неоднозначное.
    Но все же самое важное в книге, призма, сквозь которую автор рассматривает всех (и саму призму тоже очень хорошо рассматривает, одно удовольствие читать) – искусство, талант и «исключительные» люди, не такие, как все. Не всем суждено реализоваться, и Мег разбирает стечения обстоятельств, природные задатки, ошибки и решения – и это приводит их туда, куда и должно, опять же без неожиданных и нелепых роялей.
    Особенно понравилась история Джоны и его, по сути, терапевтическая, очень крутая беседа с Итаном.
    Из того, что осталось для меня не до конца раскрытым – чувства Итана. Как будто автор не договорила, зачем она ввела эту любовь, какую цель преследовала, показывая ее. То есть, эти чувства много где играли роль, но есть ощущение незавершенности – или так и задумано?

    Это вдумчивая, чуткая, откровенная и неглупая проза, один из лучших романов, изданных в России в 2017. Немного напоминает софт-версию «Маленькой жизни» Янагихары – такое же философское и безжалостное разглядывание персонажей с юности и почти до старости, тоже группа друзей и Нью-Йорк как один из главных героев. Только если у Янагихары, как, например, у часто в аниме, по ходу книги чрезмерно повышается градус жестокости, то у Вулицер такого нет.

    Читать полностью

Другие книги подборки «Только в MyBook: эксклюзивно по подписке»