Книга или автор
Лунный свет

Лунный свет

Премиум
Лунный свет
4,2
125 читателей оценили
397 печ. страниц
2017 год
16+
Оцените книгу

О книге

Впервые на русском – новейший роман признанного мастера современной американской прозы, лауреата Пулицеровской премии, автора таких международных бестселлеров, как «Невероятные приключения Кавалера и Клея», «Союз еврейских полисменов», «Питтсбургские тайны», «Вундеркинды» и др. Это роман о правде и лжи, о великой любви, о семейных легендах и о большом экзистенциальном приключении. Герой Шейбона преследует Вернера фон Брауна в последние дни Второй мировой войны и охотится во Флориде на гигантского питона, сожравшего кота у соседки-пенсионерки, минирует мост возле Вашингтона, строит модели ракет и лунного города и прячет от жены, известной телезрителям как Ночная ведьма Невермор, старую колоду Таро…

Читайте онлайн полную версию книги «Лунный свет» автора Майкла Шейбона на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Лунный свет» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Екатерина Доброхотова-Майкова

Дата написания: 2016

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785389132146

Объем: 715.1 тыс. знаков

Купить книгу

  1. Arlett
    Arlett
    Оценил книгу

    Весь наш мир состоит из вранья. Оно бывает маленьким и безобидным. Бывает масштабным и убийственным. Бывает подлым и наглым. Бывает даже во благо и во спасение. Вранье изобретательно и многолико. Оно убедительно принимает вид твердых убеждений, точек зрения и взглядов на вещи. Самый популярный и распространенный вид вранья - самообман. Обман - это ширма, за которой скрыто темное нутро правды, которую можно приравнять к самому страшному оружию массового поражения. Апокалипсис настанет, когда каждый начнет говорить то, что у него на уме.

    Книги - это самый прекрасный мир неправды. Мир иллюзий и врак. Изумительный мир бесконечных историй. У писателей вранье - это и не вранье даже, это производственная травма, профдеформация и, в некоторых случаях, врожденный порок, в быту известный, как талант к художественному слову и приукрашиванию действительности. Они крутят гончарный круг бытия и лепят на нем свою реальность. Майкл Шейбон написал роман-исповедь. Правдив ли он? Как знать. Но когда передо мной стоит тарелка с соблазнительным десертом, я не задумываюсь (хотя надо бы, конечно) сколько в ней жиров, белков и углеводов. Я просто наслаждаюсь вкусом.
    Когда передо мной лежит роман о семейной истории под покровом тайны, процентный состав правды и лжи меня, честно говоря, мало интересует. Я просто наслаждаюсь книгой.

    Шейбон рассказывает историю жизни своего деда и бабушки, услышанную им у кровати уже смертельно больного деда. Неразговорчивый и замкнутый в жизни перед своим уходом он многое рассказал внуку. Майкл даже из своих скудных воспоминаний о проведенном вместе времени в детстве знал, что семью его трудно назвать обычной. Откровенный разговор просто заполнил многочисленные белые пятна. Майкл знал, что его дед любил ракеты и мог починить всё, что угодно. Майкл знал, что его бабушка страдала мигренями и умела рассказывать ему сказки по картам Таро так, что его потом ночью мучили кошмары. Он и ждал, и боялся этих историй больше всего на свете. Майкл знал, что его дед сидел в тюрьме, а бабушка лежала в психушке. Он знал, что они родились и жили в самое страшное время ХХ века и им было, что скрывать, им было, о чем молчать, им было, о чем лгать, чтобы не впускать в свою жизнь правду, которую так долго и мучительно они пытались забыть.

    То, что передо мной вещь неординарная, стало ясно с первых же страниц. К сотой странице она поднялась до уровня выдающейся. Её персонажи занимались войной, любовью, детьми, шпионажем, охотой. Звучит обычно? А если так - собирали самодельные бомбы, чтобы взорвать мост, флиртовали в синагоге, растили чужих детей, шпионили на фронте за светилами науки, чтобы их мозги не достались врагу или Советам, охотились за питоном в зарослях рядом с поселком для престарелых. Невообразимо, да? Так вот неординарность Шейбона, как рассказчика, для меня заключается в том, что все эти немыслимые вещи в его исполнении смотрятся абсолютно естественно. И еще один важный момент. Обычно принято говорить об английском юморе, о том, как он тонок. Не спорю. Но именно еврейский вызывает мое восхищение. Возможно, потому что лишен некоторого снобизма, который у англичан заложен, кажется, на генном уровне. Сарказм и самоирония еврейской прозы с одной стороны оттеняет трагизм истории, с другой - проявляет милосердие к читателю, как кислородная маска, чтобы было чем дышать, пока несешь на себе груз этих страниц.

    Майкл Шейбон стал для меня настоящим открытием. Правда.

  2. Tarakosha
    Tarakosha
    Оценил книгу

    Что-то не везет мне последнее время с современной американской литературой. Или ей со мной...Распиаренные получившие различные премии романы зачастую не находят никакого отклика в душе, чаще вызывая раздражение от внутренней пустоты (имхо), обилия естественных отправлений, незамысловатых сюжетов или невнятных финалов. Не обязательно все из перечисленного будет в каждой книге, но частично вполне себе для того, чтобы испортить впечатление. Исключение на данный момент составили две: Сын Ф. Майера и Нёкк Н. Хилла

    Данный роман представляет собой такой незамысловатый пересказ наподобие школьного сочинения "Как я провел лето". Только тут будут зарисовки из целой жизни. Дед главного героя (читай самого писателя ) практически на смертном одре что называется открывает душу внуку, уделяя внимание наиболее значимым событиям в собственной жизни, имеющим далеко идущие последствия, порой отсроченные во времени, для всей семьи, а значит, и для Майкла тоже.

    Уже как обязательный пункт наличие секса бабушки с дедушкой, без кровосмесительных мучительных отношений сюжет тоже не сюжет, для полноты картины наличие Второй мировой и участие Америки в ней, чуточку банального психоанализа, чтобы придать сложность, глубину литературному сюжету, показать драматизм ситуации и одновременно с этим, наверное, пролить свет на то, как и в каких условиях рос будущий писатель.

    В очередной раз задаюсь немым вопросом: за что и какими мотивами руководствуются, когда присуждают литературные премии ? Для меня книга не оставила по себе каких-либо значимых впечатлений, абсолютно нейтральное отношение и проходной вариант. Автор просто пересказал рассказ родственника, не предпринимая попыток к осмыслению его пути и не стремясь придать ему более литературный характер.

  3. Lanafly
    Lanafly
    Оценил книгу
    Как-то вечером месяц назад, по другую сторону бельгийской границы, Аэунбах прочел лекцию про этимологию английского слова «война». Он сказал, что прочел в словаре: оно происходит от праиндоевропейского корня, означающего «смятение».

    Непростой, глубокий роман. Серьёзный, реалистичный и... тревожный какой-то. Из разряда "полное погружение в события и семью, о которой идёт повествование". Может быть, мне кажется, но я вижу в нём отголоски франзеновских героев, а это значит, что меньше пятёрки получить исключено. В любимые? Не уверена на сто процентов, а значит пока нет. До второго перечтения)

    Сам роман строится нелинейно, да и какая чёткая хронология может быть у воспоминаний на смертном одре. А ведь главный рассказчик вещает именно оттуда. Умирающий от рака дед писателя, говорит с внуком честно и без купюр. О своей молодости и увлечении ракетостроением, о том как сидел в тюрьме, о суровых военный буднях, о встрече с женщиной, которая стала его женой, но тайну которой он так и не смог узнать...
    Признаюсь, что история душевнобольной бабушки вызвала у меня самые сильные эмоции. 20 век - жестокий, кровавый, лишённый справедливости... Его сороковые года просто без комментариев. "Конь Без Кожи" - словно яркая метафора того, что творилось в это время. Как-то больно далась мне эта история, задевает она за живое.

    А ещё прототипом ракеты, на которой полетели на Луну, была, оказывается ФАУ-2, придуманная нацистом ученым Вернером фон Брауном. Дедушка Майкла не смог порадоваться этому грандиозному событию, выйдя из комнаты во время бравурной трансляции. Уж кто-кто, а он видел концлагеря, где строились подобные ракеты дальнего действия...
    Сам фон Браун, как всегда бывает, хорошо устроился после войны, вовремя забранный под крыло американской нации, буквально увезённый из под носа русских. Чтобы не достался конструктор-гений советской стране, чтобы завоевать космос Америке, а не СССР.
    Вечная конкуренция, гонка кто кого и каким образом...

    В книге много событий и эпизодов, о которых не расскажешь - нужно читать. Реальные события переплетаются с выдумкой... С приукрашением, конечно же, потому что это ведь не биография, а роман. Раскрепощённый. Умный. Жестокий.

    Не уверена, что могу рекомендовать книгу всем без исключения. Но любителям сильного чтения понравится однозначно.

    Дальше...

    Вернер фон Браун среди американских ученых-ракетчиков

  1. Стрелка настенных часов с громким щелчком перескочила на следующую секунду их жизни.
    4 октября 2018
  2. Мне подумалось, что в природе человека первую половину жизни высмеивать условности и клише старших, а в последнюю – условности и клише молодых.
    19 августа 2017
  3. показалось, будто от него пахнет дымом.
    9 июня 2020
Подборки с этой книгой