Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Исповедь

Исповедь
Бесплатно
Добавить в мои книги
649 уже добавили
Оценка читателей
4.26
Лучшие рецензии
bukarest_
bukarest_
Оценка:
32

Давно я не читала Л.Н. Толстого. Очень давно. Хотя впечатление от прочитанного всегда было хорошим. Почему я решила взять «Крейцерову сонату»? По глупости и необразованности, наверное. Я вдруг решила, что это книга ужасов. Я очень люблю ужасы. Всякие таинственные гости, поездки в ночь и пургу неведомо по каким дорогам, гроб с покойником, все как полагается. Каюсь, спутала с А.К. Толстым. Но очень мне хотелось страшного, как иногда хочется сладкого или острого.

Первая глава далась тяжело. После многочисленных современных романов проза позапрошлого века читается трудно. Даже не стиль повествования, не словообразование, скорее ритм самой книги другой. Более медленный, более глубокий. Здесь нет нужды скользить глазами по строчкам, прикидывая, успеешь ли дочитать до сотой страницы к приезду на работу. Лев Николаевич вряд ли рассчитывал, что его произведения будут читать на бегу. Хотя, кто знает. У меня не получилось быстро. Пришлось сесть ровнее, перестать торопиться «проглотить» повесть и начать внимательно вчитываться. И осмысливать прочитанное. Потому что не думать почти над каждым предложением не получалось. Автор, который пишет одинаково великолепно как в ширь, так и в глубину. Простые фразы, незатейливый сюжет, а у меня буря в голове и собственное мнение на каждый абзац. Оно не совпадает с мнением автора, и я мысленно спорю с ним, пока хватает аргументов. Вдруг обнаруживаю, что над некоторыми вещами, событиями, аспектами жизни, освещенными Л.Н. Толстым в повести и в послесловии к ней, я никогда не задумывалась, и даже сказать мне нечего, опыта такого нет. Понимаю, что автор был очень умный мужик, хоть и граф, и все такое.

И все же, все же хочется немного поныть, просто по-женски пожаловаться и повозмущаться отношением автора к женщине, сквозящим между строк. Уважаемый Л.Н., ну что же это такое?!!

Как, как можно признаваться невесте накануне свадьбы в своих грехах? Рассказывать о том, что успел накуролесить и наблудить по всем домам терпимости, любимой девушке? А потом спокойно говорить, что она «пришла в ужас, но от свадьбы не отказалась»? А вы, видимо, хотели, чтобы отказалась? Или чтобы простила, отпустила грехи, так сказать? Или набила морду? Как так можно – заявлять, что влюблен и каяться в изменах? Что это за садо-мазохизм такой? Мои вопросы не остаются без ответа. Автор тут же спокойно и рассудительно пишет, что:

В сущности же, эта моя любовь была произведением, с одной стороны, деятельности мамаши и портних, с другой – избытка поглощавшейся мной пищи при праздной жизни.

Вон оно как! Не сам влюбился – мамаша с портнихой помогли. Да еще повар, гад такой, подлил масла в тарелку. И пришлось бедному мужчине влюбиться в девушку. Ну, и жениться пришлось, чего же тут поделаешь, если влюбился.

А что такое любовь мужчины? Половое влечение, половая любовь, по-нашему, по-современному – секс. И ничего более. Дешево и сердито. Потом же, после удовлетворения первой, так сказать, страсти, начинается тоска. Вот заметьте, и говорить с женой не о чем, и вкусы и пристрастия разные, и желания разнятся, и родственники ненавистны, и дети мешаются. Не жизнь – каторга. Что можно сказать? Ошибся мужчина, выбрал не ту женщину (раз уж в его время именно мужчина выбирал), бывает, не он первый, не он последний. Зачем мучиться, разойдитесь, разведитесь, ищите себе того, кто сердцу мил не только пару раз в койке. Ага, сейчас! При том, что автор ни в какую не желает наладить взаимоотношения главного героя с женою, он категорически не желает с этой ненавистной женою расстаться. Еще чего! Ишь, захотели свободы! Дурость это. Жена должна сидеть дома и бояться мужа. О как! Ах, да, совсем забыла, еще жена должна после каждого акта половой любви вынашивать, рожать и выкармливать ребенка. И вот бедная жена главного героя, будучи ненавидимой самой отчаянной ненавистью, за 8 лет рожает пятерых детей. А как же, мужу то ведь надо. Средства, помогающие предотвратить беременность – бесовские средства, преступление против природы. А если жене чего-то не надо, так ведь это доктора да маменьки виноваты вкупе с поэтами, воспевшими любовь. И вообще, это мужчина жертва – попался в ваш женский капкан. Не надо было завлекательно носить платья с декольте. Незачем было на балах красоваться. Нечего… Ну, и так далее, всем все понятно. Что самое удивительное, нечто подобное слышала я и в современности. В какой-то телепередаче светило нашей медицины, академик важно вещал с экрана: чтобы женщина была здоровой, ей нужно родить минимум четырех детей и не меньше девяти лет кормить грудью. Так и хотелось сказать: после вас, уважаемый, после вас. Как вспомню – так вздрогну.

И вот бесконечность этих самых жалоб здорового, сильного, умного мужчины на свою тяжкую долю вызывает желание настучать этому страдальцу по кумполу. А еще лучше сказать «беги от него, подруга, пока не поздно», но кто бы меня послушал, все сами с усами, да и деваться им тогда было некуда особенно. Косо смотрели в том веке на разводы.

Что прямо-таки бросилось в глаза в повести – абсолютная уверенность автора в собственной невиновности. Виноваты все вокруг него. Друзья и маменька, поощрявшие хождение в публичный дом и валяние в постелях горничных. Приятели, научившие пить и курить, хотя телу плохо, больно и противно. Доктора, прилагающие усилия на лечение дурных болезней, так что и беспокоиться особо не о чем (А вот если б было опасно, так я бы и не грешил). Даже правительство, курирующее проституцию и строго надзирающее за развратом. Ишь ты, оказывается, это не сам мужчина не справился со своими дурными помыслами, пошел на поводу у тела и возможностей, а сами возможности вкупе с окружающими людьми и обстоятельствами его на этот гибельный путь направили. Про портних с поэтами повторять не буду – те прямо толкают бедного мужчину в бездну.

Этот кошмар все продолжается и продолжается годами. Деваться бедному мужчине некуда. Враги со всех сторон. И самый главный враг мужчины – его женщина, жена, змея подколодная, тварь, изменщица, распутница. Попытайтесь много лет подряд накручивать себя, упражняясь в жалости к себе и в ненависти к близкому человеку, и получите страшный результат. По мере чтения гнев мой к автору рос прямо пропорционально прочитанному. Л.Н. Толстой становился для меня образчиком женоненавистника, деспота и самодура. Сцена, где главный герой идет в спальню к жене и с огромными усилиями наскребает в себе столовую ложку прощения, добила окончательно. Единственная мысль, засевшая в голове, была: для автора женщина – это не человек. Нечто, стоящее чуть выше животного по эволюции, но значительно ниже homo sapiens. И тут же, в следующем абзаце читаю, что главный герой в первый раз увидел в своей жене человека. Ей богу, меня как будто холодной водой облили. Вот поди пойми, то ли автор прямо расписался в собственном презрении к женщине, то ли ткнул читателя лицом в страшную обыденность того, что делается с женщинами повсеместно, в то, чего не должно быть, если мы все же не звери, но люди.

Какой выход из кошмара обыденности и безысходности? Л.Н. Толстой подробно рассказывает о нем в послесловии, хоти и пишет, что не понимает, почему возникло столько вопросов после публикации повести. Не скажу, что принимаю его точку зрения, скорее уж не принимаю. Опять автор демонстрирует чисто мужской взгляд на проблему и решение, без учета потребностей женщины. Более того, автор не учитывает и положение человека во внешнем мире. Все его рецепты можно применить непосредственно к человеку как одному-единственному-одинокому-духовно замкнутому на себя. Почти невозможно встроить их в окружающее человеческое общество без того, чтобы последнее не начало сопротивляться и корректировать правильность человека под свои устои и требования. Тут либо бунт одиночки, либо подстройка под окружение. И, пожалуй, я понимаю, почему господин граф расплевался с православной церковью. Ибо такого количества крамолы и непочтительности ни одна конфессия не вынесет без потери лица.

В целом, повесть принесла мне огромное удовольствие, перетряхнула мои представления о некоторых вещах, взбаламутила, показала, что взгляды со временем имеют свойство «замыливаться», и не худо бы периодически протирать глазки, а Л.Н. Толстой действительно был очень умный и невероятно талантливый человек.

Читать полностью
Buffalo_Bill
Buffalo_Bill
Оценка:
17

Не собиралась читать весь сборник, только "Крейцерову сонату", но так понравилась первая повесть, что прочитала и все остальные.
"Сонату" я взялась читать совершенно случайно, как будто кто-то подтолкнул к этому. Хорошая повесть. Прогрессивная идея, последователей которой даже сейчас, не то что во времена Толстого, назовут сумасшедшими.
Но больше всего мне понравилось послесловие к "Крейцеровой сонате", хоть я и не люблю, когда автор пытается объяснить, что он хотел сказать. Я считаю, что готовое творение уже не принадлежит автору, и он не имеет права диктовать условия, как мы должны понимать его творчество.
Так вот, о "Послесловии". Как вовремя я это прочитала! Как раз читаю "Новый Завет", впервые в сознательном возрасте. Сколько нового я узнала о христианстве! Грешным делом подумала, что церковь никакого отношения к христианству не имеет. Читаю "Послесловие" и что вижу? Да, я знаю, что все наши мысли уже высказал кто-то до нас, но не Лев же "солнце русской литературы" Толстой! Я его никогда и не читала даже, только "Кавказского пленника" в 5 классе и были про льва и собачку и съеденные сливы в глубоком детстве (никому не желаю читать были в детстве). А он-то, оказывается, мой единомышленник! Никогда бы не подумала. Значит буду читать Толстого и дальше, глядишь и полюблю русскую классику.
"Дьявол" — вариация всё на ту же тему, что и "Крейцерова соната", но в чём-то даже логичнее и сильнее. Нет, интересных идей и мыслей больше в "Сонате", но главная идея здесь правильнее, что ли... Читать страшно, напряжение растёт. Концовка как гром среди ясного неба. Альтернативный вариант конца понравился меньше. Оба варианта не очень, ожидалось что-то другое, а тут как-то обрублено и всё.
"Отец Сергий" — в чём-то еретическая (с точки зрения церкви) повесть, но гениальная.
"Хозяин и работник" — скучное, ни о чём не говорящее название у такой напряжённейшей повести!
Рассказы — один лучше другого.
От пьесы "Живой труп" я не в восторге.
Публицистика:
В "Исповеди" Толстой подробно описывает поиск и нахождение им смысла жизни. Он затрагивает главные философские вопросы и его рассуждения мне в чём-то близки и понятны. Сон-притча в конце настолько точная, ёмкая, всё объясняющая, что у меня нет слов — одни восторги.
"Царю и его помощникам" — обращение Толстого от имени народа и во имя народа. Но Лев Николаевич, к сожалению, не всемогущ и революцию предотвратить не смог. Хотя условия для прекращения кровопролития он описал и всё разложил по полочкам.
"Не могу молчать" — статья на ту же тему. По прочитанным произведениям нельзя понять, что Толстому удаётся лучше — художественные произведения или публицистика: и то, и другое на высочайшем уровне.
Очень неожиданный сборник. Мои представления о русской классике всегда были на уровне — уныние и тлен, а уж Лев Толстой, как самый яркий её представитель, должен писать ультрауныло, сложно, путано. Снобизм, балы, архаизмы — вот чего я ждала. А получила свежие взгляды, прогрессивность и разрыв шаблона.

Читать полностью
Dobriy-kot
Dobriy-kot
Оценка:
13

Начал читать эту книгу, выписал несколько цитат и через пару страниц понял, что ВСЯ эта книга одна большая цитата, которую можно выписать и цитировать сколько угодно раз. Читая, не мог остановиться, глотал строчки взахлеб, возвращался обратно и заново перечитывал упущенное. Разве могут современные писатели придумать что-нибудь серьезнее, реальнее такой книги об отношениях? Все уже написано, и эта книга отличный тому пример.
В очередной раз я не жалею, что в школе классикой не увлекался. Такие книги в 16 лет просто не понять.

Лучшая цитата
«Суета сует, – говорит Соломон, – суета сует – все суета! Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем? Род преходит и род приходит, а земля пребывает вовеки. Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться; и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: „смотри, вот это новое“; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после. Я, Екклезиаст, был царем над Израилем в Иерусалиме. И предал я сердце мое тому, чтоб исследовать и испытать мудростию все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал бог сынам человеческим, чтоб они упражнялись в нем. Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, все суета и томление духа… Говорил я в сердце моем так: вот я возвеличился, приобрел мудрости больше всех, которые были прежде меня над Иерусалимом, и сердце мое видело много мудрости и знания. И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость; узнал, что и это – томление духа. Потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания – умножает скорбь.
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление