Книга или автор
4,3
90 читателей оценили
514 печ. страниц
2016 год
12+
Оцените книгу

О книге

Перед вами работа, ставшая классикой отечественной психологии. Сам автор, основатель культурно-исторической теории Лев Семенович Выготский, охарактеризовал ее как «психологическое исследование одного из труднейших, запутаннейших и сложнейших вопросов экспериментальной психологии – вопроса о связи мышления и речи».

Он обосновал новизну и революционность своей работы в следующих моментах:

• экспериментальное установление того факта, что значения слов развиваются в детском возрасте, и определение основных ступеней в их развитии;

• раскрытие своеобразного пути развития научных понятий ребенка по сравнению с его спонтанными понятиями и выяснение основных законов этого развития;

• раскрытие психологической природы письменной речи как самостоятельной функции речи и ее отношения к мышлению;

• экспериментальное раскрытие психологической природы внутренней речи и ее отношения к мышлению.

Книга, которую вы держите в руках, полностью воспроизводит последнее прижизненное издание Л. С. Выготского, опубликованное в 1934 году.

Исследование является базовой для изучения студентами психологических факультетов и многих других гуманитарных направлений.

Читайте онлайн полную версию книги «Мышление и речь» автора Льва Выготского на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Мышление и речь» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 1934

Год издания: 2016

ISBN (EAN): 9785496024532

Объем: 926.0 тыс. знаков

Купить книгу

Отзывы на книгу «Мышление и речь»

  1. Elenere
    Elenere
    Оценил книгу

    Наверно, проблема соотношения мышления и речи до сих пор не решена окончательно. Но Выготский нашел тот путь, по которому ее можно решить. И это тоже о том, что человек формируется как человек в отражениях других, в обществе. Нет сознательной мысли без слова, как нет слова, без мысли, которую необходимо выразить. Кому-то. Человек не рождается с мышлением взрослого человека, оно развивается. И речи человек учится только в общении (деятельности по сути) с другими. Внутренняя речь-для себя формируется позже внешней речи-как средства общения с другими, где-то к школьному возрасту.
    И все - в экспериментах. Московская психологическая школа была в этом плане сугубо научной.
    Остался открытым вопрос собственно сознания. Оно ведь тоже речевое.

    Поэтому мышление и речь оказываются ключом к пониманию природы человеческого сознания. Если «язык так же древен, как сознание», если «язык и есть практическое, существующее для других людей, а следовательно, и для меня самого, сознание», если «проклятие материи, проклятие движущихся слоев воздуха изначально тяготеет над чистым сознанием», то очевидно, что не одна мысль, но все сознание в целом связано в своем развитии с развитием слова. Действительные исследования на каждом шагу показывают, что слово играет центральную роль в сознании в целом, а не в его отдельных функциях. Слово и есть в сознании то, что, по выражению Л.Фейербаха, абсолютно невозможно для одного человека и возможно для двух. Оно есть самое прямое выражение исторической природы человеческого сознания.
  1. сопровождает и даже совершенно заменяет слово, другую – состоящую исключительно из слов» (1, с. 94–95). На основании этого исследования, на основании установленного факта преобладания эгоцентрической формы речи в раннем возрасте Пиаже и строит свою основную рабочую гипотезу, которую мы изложили выше и которая заключается в том, что эгоцентрическая мысль ребенка рассматривается как переходная форма между аутистической и реалистической формами мышления. Для понимания внутренней структуры всей системы Пиаже и логической зависимости и взаимосвязи между отдельными составляющими ее элементами – чрезвычайно важно то обстоятельство, что Пиаже формулирует свою основную рабочую гипотезу лежащую в основе всей его теории, сразу же на основании исследования эгоцентрической речи ребенка. Это продиктовано не техническими соображениями композиции материала или последовательности изложения, а внутренней логикой всей системы, в основе которой лежит непосредственная связь между фактом наличия эгоцентрической речи в детском возрасте и гипотезой Пиаже о природе детского эгоцентризма. Нам предстоит поэтому, если мы хотим действительно глубоко всмотреться в самую основу этой теории, остановиться на ее фактических предпосылках, на учении об эгоцентрической речи ребенка. Нас в данном случае интересует эта глава в исследованиях Пиаже не сама по себе. В задачи нашего очерка не может входить разбор всех отдельных исследований, составляющих богатейшее содержание книги Пиаже,
    2 апреля 2020
  2. Подводя итог своему первому исследованию, в котором была выделена эгоцентрическая речь, Пиаже задается вопросом: «Какой вывод можно сделать на основании этого исследования? По-видимому, такой: до 6–7 лет дети думают и действуют более эгоцентрично, чем взрослые, и менее сообщают друг другу свои интеллектуальные искания, чем мы» (1, с. 91). Причины этого, по мнению Пиаже, двойственны. «Они зависят, с одной стороны, от отсутствия прочно установившейся социальной жизни среди детей моложе 7–8 лет, с другой стороны – от того, что настоящий общественный язык ребенка, т. е. язык, употребляемый в основной деятельности ребенка – игре, есть язык жестов, движений и мимики столько же, сколько и слов». «Действительно, – говорит он, – среди детей до 7–8 лет нет общественной жизни как таковой» (1, с. 93). По наблюдениям Пиаже, сделанным над общественной жизнью в доме малюток в Женеве, только в 7–8 лет проявляется потребность у детей работать сообща. «Итак, мы думаем, – говорит он, – что именно в этом возрасте эгоцентрические высказывания теряют свою силу». «С другой стороны, если разговор ребенка так мало социализирован к 6 1/2 годам и если эгоцентрические формы играют в нем такую значительную роль сравнительно с информацией, диалогом и пр., то это потому, что в действительности речь ребенка заключает в себе две совершенно отдельные разновидности: одну, состоящую из жестов, движений, мимики и т. д., которая сопро
    2 апреля 2020
  3. Если считать, – говорит Пиаже, заключая изложение своего первого исследования, – что установленные нами три первые категории речи ребенка (повторение, монолог и коллективный монолог) эгоцентричны, то и мышление ребенка в 6 1/2 лет, когда оно выражено словами, также еще эгоцентрично в размерах от 44 до 47 %» (1, с. 99). Но эту цифру надо значительно увеличить, если говорить о ребенке более раннего возраста, и даже по отношению к 6-7-летнему ребенку. Увеличение этой цифры вызывается тем, что, как показали дальнейшие исследования, не только в эгоцентрической, но и в социализированной речи ребенка проявляется его эгоцентрическое мышление. Пиаже прямо говорит, что для упрощения можно сказать, что взрослый думает социализированно, когда он – один, а ребенок моложе 7 лет мыслит и говорит эгоцентрично даже тогда, когда он в обществе. Если к этому прибавить еще одно обстоятельство, заключающееся в том, что кроме выраженных в словах мыслей у ребенка есть огромное количество невысказанных эгоцентрических мыслей, то станет ясно, что коэффициент эгоцентрического мышления значительно превышает коэффициент эгоцентрической речи. «Сначала, – говорит Пиаже, рассказывая, как был установлен эгоцентрический характер детской мысли, – записывая язык нескольких детей, взятых наудачу, в течение приблизительно месяца, мы заметили, что еще между 5 и 7 годами от 44 до 47 % детских речей остаются эгоцентрическими, хотя эти дети могли работать, играть и говорить, как им было угодно. Между 3 и 5 годами мы получили от 54 до 60 % эгоцентрической речи. …Функция этого эгоцентрического языка состоит в том, чтобы скандировать свою мысль или свою индивидуальную деятельность. В эти речах остается немного от того
    2 апреля 2020

Автор

Аудиокниги автора