Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Теплый хлеб (сборник)

Теплый хлеб (сборник)
Книга доступна в стандартной подписке
133 уже добавили
Оценка читателей
3.92

К.Г. Паустовский – писатель, творчество которого одинаково интересно и понятно и взрослым, и детям. Его любовь к красоте человеческой души, русской природы, искусства завораживает и приближает ребёнка к правильному пониманию мира.

Для среднего школьного возраста.

Лучшие рецензии
FuschettoStoriett...
FuschettoStoriett...
Оценка:
5

Замечательная сказка-рассказ об умении признавать и исправлять свои ошибки, о том, что зло и жадность всегда будут наказаны, а искреннее раскаяние, доброта и сострадание могут совершить чудо и исправить все на свете.

Mason
Mason
Оценка:
5

Сборник рассказов, повестей и сказок. Небольшие истории, но очень интересные и трогательные. Особенно мне понравился рассказ про Лермонтова.

FanatFugureSkatin...
FanatFugureSkatin...
Оценка:
1

Все рассказы, кроме, пожалуй, последнего ("Телеграммы") объединяет одна тема - война. Рассказы опубликованы в хронологическом порядке с 1941 по 1947 , и так получается, что рассказы образуют одну книгу, книгу про войну. В начале надрывные истории, душу навыворот, а ближе к концу светлые и легкие. Герои совершенно разные, от обычной колхозницы, до старушки француженки, которая празднует высадку в Нормандии, а Война чувствуется в каждой истории. Последний рассказ казалось бы выбивается из ряда, но на самом деле он как заключение, что даже после конца войны все не будет как прежде. Как в "Возвращении" Платонова.

Может эти рассказы и не претендуют на гениальность, но прочитать их действительно стоит - для души

Лучшая цитата
Константин Паустовский
Теплый хлеб (сборник)
© Паустовский К.Г., наследники, 2016
© Сазонов А.П., наследники, 2016
© ООО «Издательство АСТ», 2016
Повести
Созвездие Гончих псов
Всю осень дули ветры с океана. Воздух дрожал, и наблюдать звезды по ночам было очень трудно.
Астроном Мэро был болен и стар. Он не мог сам раздвинуть маленький купол обсерватории и звал на помощь садовника. Они вдвоем тянули за тонкий канат. Створки купола тихо визжали, расходились, и, как всегда, в совершенной темноте появлялось холодное звездное небо.
Мэро садился отдохнуть на лесенку и горестно качал головой: «Ну, конечно, опять ветер! Опять воздух разной плотности летит над землей, перепутывая световые лучи».
Сухие дубовые листья залетали в обсерваторию. Деревья шумели за стенами, и садовник говорил, что если ветер срывает даже дубовые листья, то, значит, будет дуть очень долго.
Мэро любил поговорить с садовником. В горной обсерватории жило всего восемь человек. До ближайшего городка было тридцать километров каменистой трудной дороги. Товарищи Мэро – астрономы – отличались молчаливостью. Они разговаривали редко, – все, что можно рассказать, уже было рассказано. Они избегали расспросов и делали вид, что поглощены вычислениями.
Старуха Тереза – тоже молчаливая и суровая – готовила астрономам скромный обед. С каждым месяцем обед в одни и те же часы, в обществе одних и тех же людей становился все тягостнее. С каждым годом все крепче овладевала людьми привычка к одиночеству. Тишина была так постоянна, что даже случайно прочитанные книги Мэро воспринимал как шум. Читая книгу, он, конечно, не слышал никаких звуков, но живо представлял их себе и сердился тем сильнее, чем больше было в книге сутолоки и громких разговоров.
– Какая крикливая книга! – говорил он и морщился. – В ней люди невыносимо орут, спорят, плачут… Нет сил разобраться в этом вопле.
Слух его за несколько лет жизни в обсерватории очень окреп. Он слышал много звуков, которых раньше не замечал. Они были однообразны. Ветер посвистывал в проволочных канатах, поддерживавших мачту; на ней по праздничным дням подымали флаг. Тогда прибавлялся еще один звук – веселое хлопанье флага. Оно вызывало воспоминания о праздниках в детстве, когда их городок так шумел от флагов, что у бабушки Мэро начиналась мигрень.
В детстве было много солнца, гораздо больше, чем теперь, и солнце тогда было совсем иное – очень яркое, огромное, занимавшее полнеба.
– Мне кажется, – говорил Мэро садовнику, – что солнце остывает на наших глазах. Свет уже не тот, да, не тот, как будто его закрыли пыльным стеклом.
Садовник соглашался со всем, – не ему было спорить с таким
В мои цитаты Удалить из цитат