Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Танцовщик

Танцовщик
Книга доступна в стандартной подписке
676 уже добавило
Оценка читателей
3.87

Рудольф Нуриев – самый знаменитый танцовщик в истории балета. Нуриев совершил революцию в балете, сбежал из СССР, стал гламурной иконой, прославился не только своими балетными па, но и драками, он был чудовищем и красавцем в одном лице. Круглые сутки его преследовали папарацци, своими похождениями он кормил сотни светских обозревателей. О нем написаны миллионы и миллионы слов. Но несмотря на то, что жизнь Рудольфа Нуриева проходила в безжалостном свете софитов, тайна его личности так и осталась тайной. У Нуриева было слишком много лиц, но каков он был на самом деле? Великодушный эгоист, щедрый скряга, застенчивый скандалист, благородный негодяй… В «Танцовщике» художественный вымысел тесно сплетен с фактами. Колум Маккэнн наблюдает за Нуриевым глазами людей, которые всегда пребывали в глубокой тени. Их голоса ведут рассказ о том, как отчаянный и одинокий мальчик из нищей семьи постепенно обращается в безжалостного к себе и всему миру великого художника, пытающегося танцем заставить прекрасный мир вращаться.

Лучшие рецензии
Godefrua
Godefrua
Оценка:
301

"Хочешь, я убью соседей, что мешают спать?"
Земфира Рамазанова

В бытность моей северной жизни я познакомилась с башкирами. Их очень много на Крайнем севере. Вахтовиков, да и осевших на пмж. Если ехать из Югры на Большую землю на машине, Башкортостан приятно удивляет опрятными деревнями, аккуратными полями, пасеками, отсутствием девиц с выжидающими взглядами.

Я работала в «кадрах» строительной компании и бригады из башкирских отделочниц были самыми надежными. Немногословные, со злыми, как мне казалось, лицами. Для них не существовало режима работы и отдыха. Они работали ровно до того момента, пока не оштукатурят трехподъездный девятиэтажный дом. Молча, методично, не уставая. Когда заканчивали, просили работу еще. До копеечки проверяя полученную зарплату, бригадир-женщина подозрительно и тщательно, по слогам, вычитывала все формулировки в документах.

У нас была секретарь башкирка. Высокая плотного сложения девушка, которую побаивались даже прорабы. Она работала и училась на заочном. После работы у нас, она шла на другую работу, а ближе к полуночи возвращалась в офис и яростно отмывала его. Она была из многодетной семьи и мечтала об отдельной собственной квартире. Сейчас, у нее уже двушка и она так же работает на трех работах, только уже на руководящей должности на основной, в той же компании и по совместительству на других.

Как-то угораздило меня долго лежать в больнице. У главврача, хирурга, была медсестра, башкирка. Когда он уходил в запой, все сложные перевязки и манипуляции с пациентами делала она. Немногословно, безжалостно, но безукоризненно. Прикрывая своего начальника, она сутками не уходила с работы и работала, работала.

А вот о мужчинах-башкирах я ничего такого не могу сказать. Обычные.

К чему это я?

Руди в этом романе, как те женщины, которые мне запомнились. Фанатичный, целеустремленный, не ведающий усталости, наслаждающийся спорящимся творчески-рабочим процессом. С детства знающий чего хочет, к серьезным препятствиям относящийся, как к досадному недоразумению и не более. Не знаю, как это удалось писателю, не россиянину даже, ирландцу(!) разглядеть, передать эту тонкую национальную черту. Не иначе - угадал интуитивно. Потому что, много чего и не угадал. Много чего мне вытарчивало и не убеждало. И не только в башкирском национальном колорите. А в смаковании политических преследований, быта, семейных отношений, привычек советских людей. Вот вроде похоже, но не совсем. Может и не надо было ему так углубляться. Все таки, он замахнулся на поток сознания людей из другого мира. А поток сознания предполагает не фантазии и догадки, а достоверное знание предмета. То есть жизни, страхов, неустроенности, маленьких радостей.

Если говорить о героях этого романа, то здесь не только о Рудольфе Нуриеве. Скорее ради него и о нем нам рассказывают случайные и неслучайные люди. Начиная с детства, заканчивая посмертным аукционным репортажем. Рассказывают они все отстраненно, будто заблудились в этом мире, все видят в первый раз и спасаются тем, что выплескивают свои размышления о Руди, о том как любят его или ненавидят, служат ему или опекают, надеются за него и никак не могут постичь. Он для всех разный. Трудолюбивый, эпатажный, вульгарный, ненасытный, тщеславный, капризный, эгоистичный, вспыльчивый, заботливый, благородный. Некоторых летописцев читать интересно, некоторых неприятно, некоторых больно. Иногда, монологи их, мне казались лишними или чрезмерно раздутыми, где-то недосказанными, но в целом мы получаем не законченный портрет Нуриева, а отражение его жизни в разное время и в разных частях света. Сам Нуриев получился с противоречивыми, взаимоисключающими чертами, вроде одиноким, но не тяготящимся этим. Вроде духовно развитым, сложным и тоскующим по чему-то истинно простветленному, но безжалостно прожигающим свою жизнь и истово, с наслаждением, горЯ не только в танце.

По прочтении, посмотрев его фото, не могу отделаться от ощущения, что Нуриев так и не разгадан. Он как был загадкой, так и остался. Ворох впечатлений и воспоминаний окружающих его людей, немного его собственных, лишь нарисовало фон его жизни, "сцену с наклоном", лишь добавило вопросов. А с другой стороны, зачем еще больше знать? Иногда, лучше не разгадывать до конца. "Умный человек если и вступает во тьму, то лишь одной ногой" (с).
Книга, безусловно, достойна прочтения. Думаю тронет жителей Уфы, Питера и, конечно, поклонников балета.

Читать полностью
nad1204
nad1204
Оценка:
41

Разочарование.
Я ожидала прочитать хорошую книгу о балете, о великом танцоре, о ярких и неизвестных эпизодах его жизни. А получила тусклый роман о крайне неприятном человеке, который вроде и танцевал хорошо, но не понятно, как это у него получалось?!
Поймите меня правильно, я вовсе не хотела увидеть на страницах приглаженного гладкого Нуриева, для которого вся жизнь — это танец. Не был он таким. Рудольф Нуриев — один из самых противоречивых, необузданных и, думаю, так и не познанных до конца значимых фигур своего времени.
Талант, который внезапно появился в глуши и у которого практически не было шансов стать тем, кем он стал. Как ему это удалось? Удача? Трудолюбие? Судьба?
Абсолютно дикий, невоспитанный, плохо одетый паренёк, который вихрем ворвался в петербургскую элиту.
Необычный, яркий, буйный молодой артист с потрясающей энергетикой и бешеным темпераментом. Человек, который жаждет свободы и губит себя сам.
Должен был получится великолепный роман. Но не получился.
Очень много мата. Просто неоправданно много. Такое впечатление, что автор, как маленький мальчик, который услышал столько новых запрещённых слов и теперь вставляет их где надо и не надо.
Много физиологии. Причём какой-то нарочито неприятной, подчеркнутой, утрированной. Без многих описаний можно было бы просто обойтись, на сюжет они никак не влияли. Вот просто ненавижу вот эти "обвисшие груди", "тугие ягодицы", "огромные члены" и т.д. То, что я перечислила — штампы. А в романе много всего просто порочного и не нужного.
Описание военных лет я даже комментировать не хочу.
Нет, это не та книга, которую захочется перечитать или посоветовать кому-нибудь. Поставила бы оценку ниже, но очень уж герой интересен!

Читать полностью
nezabudochka
nezabudochka
Оценка:
25

Когда я увидела, что скоро выйдет в продажу эта книга, то первой мыслью было "ну наконец-таки выходит долгожданный роман этого автора"! Колум Маккэнн уже успел меня покорить своим "вращающимся миром". Довольная аки слоник я беглым взглядом окинула аннотацию, поняла, что это вымышленная биография великолепного танцора, и стала ждать возможности прочитать сие творение как можно быстрее... Тем обиднее мне сейчас от такого разочарования. Так не хотелось ставить этому автору столь низкую оценку, но пришлось. Не понравилось буквально ВСЕ. Ни сам персонаж, ни как написано (рваные и обрывочные куски), ни как описаны фоновые события (Советский Союз и прочее). Местами хотелось бросить читать, аж ломало. Когда главного героя описывали другие персонажи, все еще было более менее терпимо. Но когда автор беспощадно погружал в хаотический внутренний мир героя, в вихрь его мыслей, то это вызывало стойкое неприятие, граничащее со смертной скукой.

Что из себя представляет прекрасный танцовщик, для которого танец - это величайшая страсть жизни? Кто эта личность, которая завораживала публику магией своих безукоризненных движений? Как этот агрессивный, резкий, грубый и неоднозначный человек покорял людей? И почему вопреки всему находились те, кто помогал ему... Преданный сын, жалеющий, что оказался оторванным от родины? Или потерянный человек, прожигающий свою жизнь в ночных клубах в наркотическом угаре? Что значили для него люди, которые имели счастье (счастье ли!?) прикоснуться к его жизни? При чтении возникает масса вопросов. И как итог его личность остается загадкой, ибо воспринимать и трактовать его поступки можно двояко.

И вместе с тем, на смотря на то, что роман неоднозначен и возможно даже силен. Не смотря на то, что в нем поднимается тема одиночества и зависимости от своего увлечения. Мне НЕ понравилось, как это все преподнесено и как обыграно. Не понравилось как расставлены акценты. В итоге дочитала с трудом. Не ожидала такой подножки от автора.

Читать полностью
Лучшая цитата
«Нуриев» Дайаны Солуэй, книга, остававшаяся, пока я писал роман, основополагающей биографией Рудольфа Нуриева. Тем, кого интересует его биография, я порекомендовал бы также работы Джулии Кавана и написанную ею биографию Нуриев
В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги подборки «Книги о профессионалах своего дела »
Другие книги подборки «Литературный туризм: Ирландия »