Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Танцовщик

Добавить в мои книги
647 уже добавили
Оценка читателей
3.86
Написать рецензию
  • Godefrua
    Godefrua
    Оценка:
    300

    "Хочешь, я убью соседей, что мешают спать?"
    Земфира Рамазанова

    В бытность моей северной жизни я познакомилась с башкирами. Их очень много на Крайнем севере. Вахтовиков, да и осевших на пмж. Если ехать из Югры на Большую землю на машине, Башкортостан приятно удивляет опрятными деревнями, аккуратными полями, пасеками, отсутствием девиц с выжидающими взглядами.

    Я работала в «кадрах» строительной компании и бригады из башкирских отделочниц были самыми надежными. Немногословные, со злыми, как мне казалось, лицами. Для них не существовало режима работы и отдыха. Они работали ровно до того момента, пока не оштукатурят трехподъездный девятиэтажный дом. Молча, методично, не уставая. Когда заканчивали, просили работу еще. До копеечки проверяя полученную зарплату, бригадир-женщина подозрительно и тщательно, по слогам, вычитывала все формулировки в документах.

    У нас была секретарь башкирка. Высокая плотного сложения девушка, которую побаивались даже прорабы. Она работала и училась на заочном. После работы у нас, она шла на другую работу, а ближе к полуночи возвращалась в офис и яростно отмывала его. Она была из многодетной семьи и мечтала об отдельной собственной квартире. Сейчас, у нее уже двушка и она так же работает на трех работах, только уже на руководящей должности на основной, в той же компании и по совместительству на других.

    Как-то угораздило меня долго лежать в больнице. У главврача, хирурга, была медсестра, башкирка. Когда он уходил в запой, все сложные перевязки и манипуляции с пациентами делала она. Немногословно, безжалостно, но безукоризненно. Прикрывая своего начальника, она сутками не уходила с работы и работала, работала.

    А вот о мужчинах-башкирах я ничего такого не могу сказать. Обычные.

    К чему это я?

    Руди в этом романе, как те женщины, которые мне запомнились. Фанатичный, целеустремленный, не ведающий усталости, наслаждающийся спорящимся творчески-рабочим процессом. С детства знающий чего хочет, к серьезным препятствиям относящийся, как к досадному недоразумению и не более. Не знаю, как это удалось писателю, не россиянину даже, ирландцу(!) разглядеть, передать эту тонкую национальную черту. Не иначе - угадал интуитивно. Потому что, много чего и не угадал. Много чего мне вытарчивало и не убеждало. И не только в башкирском национальном колорите. А в смаковании политических преследований, быта, семейных отношений, привычек советских людей. Вот вроде похоже, но не совсем. Может и не надо было ему так углубляться. Все таки, он замахнулся на поток сознания людей из другого мира. А поток сознания предполагает не фантазии и догадки, а достоверное знание предмета. То есть жизни, страхов, неустроенности, маленьких радостей.

    Если говорить о героях этого романа, то здесь не только о Рудольфе Нуриеве. Скорее ради него и о нем нам рассказывают случайные и неслучайные люди. Начиная с детства, заканчивая посмертным аукционным репортажем. Рассказывают они все отстраненно, будто заблудились в этом мире, все видят в первый раз и спасаются тем, что выплескивают свои размышления о Руди, о том как любят его или ненавидят, служат ему или опекают, надеются за него и никак не могут постичь. Он для всех разный. Трудолюбивый, эпатажный, вульгарный, ненасытный, тщеславный, капризный, эгоистичный, вспыльчивый, заботливый, благородный. Некоторых летописцев читать интересно, некоторых неприятно, некоторых больно. Иногда, монологи их, мне казались лишними или чрезмерно раздутыми, где-то недосказанными, но в целом мы получаем не законченный портрет Нуриева, а отражение его жизни в разное время и в разных частях света. Сам Нуриев получился с противоречивыми, взаимоисключающими чертами, вроде одиноким, но не тяготящимся этим. Вроде духовно развитым, сложным и тоскующим по чему-то истинно простветленному, но безжалостно прожигающим свою жизнь и истово, с наслаждением, горЯ не только в танце.

    По прочтении, посмотрев его фото, не могу отделаться от ощущения, что Нуриев так и не разгадан. Он как был загадкой, так и остался. Ворох впечатлений и воспоминаний окружающих его людей, немного его собственных, лишь нарисовало фон его жизни, "сцену с наклоном", лишь добавило вопросов. А с другой стороны, зачем еще больше знать? Иногда, лучше не разгадывать до конца. "Умный человек если и вступает во тьму, то лишь одной ногой" (с).
    Книга, безусловно, достойна прочтения. Думаю тронет жителей Уфы, Питера и, конечно, поклонников балета.

    Читать полностью
  • nezabudochka
    nezabudochka
    Оценка:
    25

    Когда я увидела, что скоро выйдет в продажу эта книга, то первой мыслью было "ну наконец-таки выходит долгожданный роман этого автора"! Колум Маккэнн уже успел меня покорить своим "вращающимся миром". Довольная аки слоник я беглым взглядом окинула аннотацию, поняла, что это вымышленная биография великолепного танцора, и стала ждать возможности прочитать сие творение как можно быстрее... Тем обиднее мне сейчас от такого разочарования. Так не хотелось ставить этому автору столь низкую оценку, но пришлось. Не понравилось буквально ВСЕ. Ни сам персонаж, ни как написано (рваные и обрывочные куски), ни как описаны фоновые события (Советский Союз и прочее). Местами хотелось бросить читать, аж ломало. Когда главного героя описывали другие персонажи, все еще было более менее терпимо. Но когда автор беспощадно погружал в хаотический внутренний мир героя, в вихрь его мыслей, то это вызывало стойкое неприятие, граничащее со смертной скукой.

    Что из себя представляет прекрасный танцовщик, для которого танец - это величайшая страсть жизни? Кто эта личность, которая завораживала публику магией своих безукоризненных движений? Как этот агрессивный, резкий, грубый и неоднозначный человек покорял людей? И почему вопреки всему находились те, кто помогал ему... Преданный сын, жалеющий, что оказался оторванным от родины? Или потерянный человек, прожигающий свою жизнь в ночных клубах в наркотическом угаре? Что значили для него люди, которые имели счастье (счастье ли!?) прикоснуться к его жизни? При чтении возникает масса вопросов. И как итог его личность остается загадкой, ибо воспринимать и трактовать его поступки можно двояко.

    И вместе с тем, на смотря на то, что роман неоднозначен и возможно даже силен. Не смотря на то, что в нем поднимается тема одиночества и зависимости от своего увлечения. Мне НЕ понравилось, как это все преподнесено и как обыграно. Не понравилось как расставлены акценты. В итоге дочитала с трудом. Не ожидала такой подножки от автора.

    Читать полностью
  • KatiaKat
    KatiaKat
    Оценка:
    21
    Магия танца, молодой человек, есть нечто чисто случайное. А ирония состоит в том, что познает эту магию только тот, кто работает упорнее прочих. И когда это случается, ему гарантируется лишь одно: больше он ее ни разу в жизни не встретит. Для одного это беда, для другого - чистый восторг. А потому тебе. возможно, лучше забыть все, что я тебе наговорил, и помнить только одно: подлинная красота жизни состоит в том, что временами в ней встречается красота.

    Удивительно, как можно было в книгу, форматом всего 411 страниц, вложить столько чувств, эмоций, переживаний и историй жизни великого танцовщика Рудольфа Нуриева!

    Знаменитый "невозвращенец", талант, нахал, хам, грубиян, трудяга, гомосексуалист и гений - всё это он, Руди.
    Ему на сцену кидали битое стекло, трусики, охапки цветов, деньги, чай, хлопушки с перцем, а он кружился в танце, как заведенный, не останавливаясь, будто существуя в своем мире, легонько подбрасывал вверху Марго...
    Именно так можно было бы описать всю его жизнь - стертые ступни и сцена.

    - Нуриев - чудо, верно?
    - Мне просто стало жарко.
    - Именно так он на людей и действует, - изрек сосед моего благодетеля.

    После прочтения, я решила пересмотреть все-все его выступления, которые только можно было найти в интернете и уставилась в экран, как завороженная ( прибавьте сюда мечту с продолжительностью в 8 лет стать балериной).

    Нуриев вырос в нищете, в военное время, поэтому еще в детстве решил, что больше никогда не будет бедствовать и всегда знал, что "границы существуют для того, чтобы их преодолевать". И он сумел их преодолеть. Сквозь пот, слезы, кровь и неимоверную стойкость и преданность своему делу.

    Тамара, если это письмо дойдет до тебя, скажи маме, что я думаю о ней бесконечно. Скажи: ее сын танцует, чтобы сделать мир лучше. И прошепчи моё имя траве, под которой лежит отец. Вот и всё.

    Рудольф Нуриев не боялся никого и ничего. Дерзкий и прямолинейный. Жизнь его было недолгой, но зато до безумия яркой и насыщенной. В памяти многих городов и стран он останется в памяти навсегда.

    В вестибюле Руди проделал последний пируэт и исчез.

    P.S. А еще он был чертовски красив.

    Читать полностью
  • likasladkovskaya
    likasladkovskaya
    Оценка:
    13

    Недавно я посетила Башкирию. Это край, что ценит своих талантов. Если человек не создал себе легенду сам, башкиры обязательно создадут ему ореол таинственности.
    После того как башкиры щедро поделились своей гордостью - мёдом, затем продемонстрировали наибольшую конную статую - памятник Салавату Юлаеву, и затем...перешли к фигуре Рудольфа Нуриева. Ни слова об ориентации, ни слова об эпатаже - сплошная гордость и родственная любовь.

    Так же по-семейному, словно о родном человеке, написал о легенде балета Колум Маккэнн. Однако было бы слишком тривиально летописать биографию. Как Рудольф Нуриев танцевал самую жизнь, чтобы, по его выражению, "делать её лучше", так и Колум Маккэнн писал саму жизнь. О войне, о боли, о любви, о танце. Танец - всегда загадка, можно танцевать с жизнью, можно - со смертью, вопрос профессионализма. Самый эпатажный танцор в мире "родом из СССР" освоил оба искусства. Брать в партнёрши жизнь ему помогала слава, любовь, Эрик, Виктор, приглашать на бал смерть - одиночество, спецслужбы, агенты, мама в Уфе, боль, преодоление, экстравагантность. Он вызывал двух лучших партнерш на поединок, разбивал лицо судьбы, обнажая Истину. Хромал в следующую победу.
    Танец стал для него трамплином в Вечность, одиночество - трамплином в танец, любовь - трамплином в отчанье.

    Танец — созидание или разрушение, создает ли танцующий человек произведение искусства или уничтожает его. Руди утверждал, что танцовщик возводит танец, как здание, снизу вверх, а Роза-Мария считала, что его следует разбивать вдребезги, что каждым движением ты вторгаешься в танец, пока он не остается лежать вокруг тебя разобранным на отдельные, великолепные части.

    Так, постепенно воссоздаётся история народа, Советского Союза, уникальной личности, что творила историю Советского Союза. Человек, которому можно завидовать, ибо он всегда делал, что хотел, был гражданином мира, любимчиком мира, любимчиком судьбы.

    Этот роман - загадка, книга вопросов. И далеко не о теории балета. О сокровенных движениях души, что рождают на свет личность. И о людях, что живут в тени личности, прокладывая ей дорогу в Вечность.

    Читать полностью
  • kust-sireni
    kust-sireni
    Оценка:
    8

    Не просто хороший роман, но еще и медитация на тему творческого процесса. Не стоит принимать книгу как прямую художественную биографию. Авто вдоволь поигрался с фактами, отсюда и - роман, а не биография. Маккэнн не боится экспериментировать в своих книгах. И здесь - отрывки видений, голосов, настоящих и вымышленных.
    И не важно, поклонник ты балета или нет, книга одно удовольствие.

Другие книги подборки «Книги о профессионалах своего дела »
Другие книги подборки «Литературный туризм: Ирландия »