4,0
124 читателя оценили
269 печ. страниц
2018 год
16+

Глава 1

Вот уже пятые сутки как земляне праздновали приход 2500 года. В силу установившейся традиции это были нерабочие дни. А именно: пять последних календарных дней старого года и столько же в новом году большинство жителей планеты Земля имели законные выходные. Вторым названием праздника нового года по праву считалось «Дни воссоединения семей», потому что к этому времени обычно планировали отпуска те, кто жил и трудился вне планеты. Они прилетали сюда, стремясь быть ближе к своим родителям и родному дому. Повсеместно в праздничные дни наблюдалось особенное оживление, а на улицах этого большого города даже можно было наблюдать толпы народа. Но все больше в историческом центре, где все так и светилось от устроенной властями иллюминации. Правда, к этому дню, заключительному, веселье и гулянья уже пошли на спад. И не мудрено, ведь на завтра землянам предстояло отправляться на работу – размеренная будничная жизнь должна была снова вступить в свои права.

По тротуару улицы, выложенной плиткой, как раз в старом районе пяти миллионного города, который так удачно располагался на высоком географическом плато, что не был смыт при потопе в 2113 году, шли две девушки. Они нисколько не обращали внимания на красочные огни замысловатых гирлянд, а держались максимально близко друг к другу. Эти две молодые особы сцепили руки в замок, прижимались локтями и плечами, и лица их находились максимально близко, чтобы было возможно разговаривать. Но ветер, что в зимнее время года отличался порывами и нес в город холод с новообразованного моря, всячески пытался им помешать, глуша голоса и относя слова в сторону. А еще он весь был пропитан влажностью, и она проникала везде, и без нее, понятное дело, было теперь никуда. И эти неприятно мокрые воздушные потоки так и норовили растрепать девичьи прически и проникнуть в рукава пальто и за поднятые воротники. И одна из девушек не выдержала очередного порыва ветра, приостановилась, чтобы достать из дамской сумочки косынку и повязать ее на голову, пламенеющую рыжими волосами.

– Нам еще долго идти? – поинтересовалась ее спутница, сводя под подбородком плотнее края воротника. – А ближе к дому нельзя было выбрать ресторан и заказать столик там?

– Нет, нельзя. Хочешь, верь, а хочешь-нет, но мне уже так надоел наш район, что, в общем, мне в нем стало нечем дышать. И не только в районе. Да ты и сама все понимаешь, что я тебе рассказываю… А идти осталось совсем ничего. Угол видишь? Завернем, и там, рядом, будет вполне приличный кабачок.

Через несколько минут они уже входили под навес парадного, что был един для входа в гостиницу и в ресторан при ней. Сняв пальто и поправив прически перед зеркалом, висящим в гардеробе, прошли в общий зал, руководимые местным служащим. Их стол оказался у самого окна. Девушки расположились в удобных креслах и принялись изучать меню. И при выборе блюд особенно не раздумывали, вот и времени на это потратили по минимуму. Дальше та, что рыжая и выглядела постарше, повернула голову к окну, а вторая девушка начала осматриваться по сторонам.

– Здесь мило? – пришла она к такому выводу и обратилась после этого со всем вниманием к своей спутнице. – Но я все равно не понимаю, зачем надо было столько времени тратить на дорогу сюда. Ресторан-то обычный, не более, таких много. И для нашего разговора подошел бы любой. Тебе так не кажется? Может, пояснишь мне, такой бестолковой, зачем мы тащились на другой конец города?

– А ты не поняла? – повернула девушка к ней хмурое лицо. – Здесь же гостиница.

– И что? Мало подобных заведений в нашей стороне? С гостиницами в том числе. Нет, мы притащились сюда! У меня за время хождения до этого древнего метро, единственно возможного транспорта в старом городе, и потом еще от него под пронизывающим ветром с мерзкой изморосью вся прическа испортилась. Взгляни: завивка распрямилась, пряди обвисли, – и она попыталась рукой придать волосам объем. – А говорят, раньше были иные зимы: дожди в это время года не шли, температура воздуха опускалась много ниже нуля, и даже наблюдались осадки под названием «снег», белые такие хлопья. Красиво, наверное, выглядели улицы? Только это все было до глобального потепления и, конечно, до всемирного потопа.

– Что вспоминать и обсуждать то, чего уже больше не может быть? Главное, человечеству удалось выжить. Заметь, не всему, а лишь десятой его части. Сколько суши теперь осталось над водами океана? То-то же! Нашему предку повезло переехать незадолго до тех событий в Россию. А иначе, нас бы с тобой, сестра, на свете не было бы. Ты же знаешь, где теперь тот ирландский городок, откуда прапрадед был родом.

– Да, ему тогда повезло, а заодно и нам с тобой. Но все равно, у тебя, вон, волосы собраны в гладкую прическу, ты их жестко завязала в тугой пучок на макушке, оттого теперь и выглядишь как конфетка, не то, что я. Поэтому и спрашиваю, зачем было так далеко забираться от дома?

– Я же сказала, здесь гостиница. И не просто, а рядом еще и скоростная гладтрасса до космопорта. А значит, в местных номерах останавливаются некоторые пассажиры и служащие с кораблей, следующих по межпланетным и межгалактическим маршрутам. Поняла теперь, о чем говорю? И здесь есть еще четыре подобных гостиницы, но кухня и, главное, шеф-повар лучший именно здесь. Я проверяла.

– Это что же? Ты сюда… приходишь, чтобы…

– Да! Элементарно желаю взглянуть хоть иногда на мужчин. Что так изумилась? Это ты их видишь каждый день, раз триста двадцать суток в году проводишь на корабле межгалактического альянса. А мне приходится довольствоваться скромной должностью городского учителя здесь, на Земле. Обучаю детей от десяти до шестнадцати лет. Тебе не надо напоминать, что это одни девочки? То есть, в классах теперь только лишь ученицы, Мирта. Последний мальчик школу закончил пять лет назад. Что ты хмыкаешь? Да, во всем нашем учебном заведении не осталось больше ученика мужского пола. Одни девчонки сидят в классах за партами. Коллектив учителей – сплошь женщины. Но это и не новость – так было еще до моего прихода в эту школу. Только в последние годы и на улицах, и в транспорте, и в магазинах не увидать почти мужчин. Ты заметила, как мало сегодня встретили по пути сюда представителей сильного пола? Скольких? Двух или трех?! А прошли прилично! Так вот, с некоторых пор это место стало моим самым любимым, и именно потому, что здесь могу увидеть мужчин. И да, мне приятно на них смотреть, а еще надеюсь, что кто-то из них может обратить на меня внимание. Фантазия, конечно, а там, кто знает…

– Ты не отказалась от мечты зачать ребенка натуральным способом, Мирослава? Как наша мама нас когда-то… – качнула головой ее сестра. – А как же Борис? Сколько ты с ним уже живешь? Три года? Больше? Когда ты, наконец, уступила его ухаживаниям, я только устроилась тогда на корабль. И того получается…

– Пять лет. И у меня иссякли надежды, что от него получится забеременеть. Столько времени прошло впустую! И потом, ты же знаешь, что у него помимо меня есть еще пять, а может и больше, женщин. Никогда не смогу смириться с этим земным правилом, что из-за нехватки мужчин, они являются у нас чуть ни всеобщим достоянием. Неправильно это, хочу своего единственного и на всю жизнь, как раньше, когда зимой с неба падал снег. Но на Земле вот уже два столетия рождаются только девочки. И если не судьба иметь такую семью, то уж лучше мне оставаться без мужа, но с младенцем. Я с ума схожу, так желаю иметь ребенка и особенно сына, и не знаю, каким образом добиться этого.

– Но тогда, для достижения этой цели тебе надо не просто иметь отношения с мужчиной, а не с клинической донорской базой, и еще зачатие должно произойти где-то вне нашей планеты, и тебе самой потом надо будет оставаться вдалеке от этих мест, вплоть до самых родов. Только тогда появится вероятность, что родится мальчик. Так, по крайней мере, сделали те редкие счастливицы, что теперь растят таких ценных на Земле мальчиков.

– Понимаешь, в каком я оказалась положении? Почти в безвыходном, с моей-то профессией. Мне судьба так и остаться одной, без семьи и ребенка. Ведь стукнуло уже тридцать, если помнишь. Шансов привлечь к себе внимание нового мужчины почти не остается.

– С этим я не согласна. Ты чертовски привлекательна, сестра. Я вижу, что и сейчас, в данную минуту, на тебя посматривают мужики. Взять хоть…

– Пустое. Намекаешь, что легко могу переспать с каким-то любителем женщин и необременительных отношений? В случае отчаянного положения – это выход, конечно. Но тогда, если и получится, то девочка, если все произойдет на этой планете. Нашу Землю, как прокляли. Ее заполонили женщины, а малочисленное мужское население пользуется этой ситуацией, но, получается, во вред себе, так как тихо вырождается. Не качай в сомнении головой. То, что от них не рождаются сыновья, уже стало фактом. А еще они в конец обленились и обнаглели. Не веришь мне?

– Отчего же?.. Сама знаю, что здешние мужики почти уже не утруждают себя работой. Просто кочуют от одной юбки к другой, от одного дома к другому. А там их кормят, поят, одевают. Они живут на всем готовом, одним словом, как сыр в масле катаются. Кстати! А у Бориса с другими женщинами дети получались?

– Нет. Тоже нет. Раньше были, девочки, естественно, но вот уже на протяжении четырех лет ни одного ребенка. Похоже, он стал бесполезен в этом деле. Хотя, что удивляться на нашей-то планете? Здесь у нас теперь только и можно, что выращивать сельхозпродукцию для межгалактического альянса. Этот климат идет на пользу лишь овощам, злакам и ягодам, с его очень непродолжительной дождливой зимой и бесконечным летом. А вот людей с каждым годом становится все меньше и меньше.

– С этим не поспоришь! – вздохнула Мирта, а потом посмотрела на сестру вопросительно. – Так ты хотела со мной поговорить о Борисе? Решила откровением разрядить душевное напряжение? Должна сознаться, что этот тип мне никогда особенно не нравился. Да ты и сама это знаешь. А то, что еще оказался и того…

– Вот я и решилась круто изменить свою жизнь, сестра. И мне потребуется твоя помощь для этого. Очень нужна станет. Понимаешь, мне кажется, что должна искать свое счастье на другой планете. Ты через несколько дней улетаешь. Не могла бы для меня разузнать о вакансиях на вашем корабле? Что так смотришь? Я снова задумала несбыточное желание? Да, понимаю, что абы кого не возьмут в состав персонала, и возраст у меня не юной девы…

– А как же твоя работа? Ты же педагог от бога.

– Кто сказал, что брошу школу совсем? Если у меня получится исполнить задуманное, то смогу потом вернуться. Когда мой ребенок немного подрастет. Хоть мальчик, хоть девочка, что уж там, мне любой будет в радость и желанен. А здесь… – и она развела руками.

– Так ты серьезно настроилась покинуть планету? Не шутишь?

– Серьезнее не бывает. Мирта, помоги мне, пожалуйста.

– Вот как! – потерла младшая сестричка в задумчивости висок. – А что? Может, что-то и получится? Я сейчас знаешь, о чем подумала? Есть у нас на борту один субъект. Зовется Андреем. Вернее, Андрюшенькой. Почему в уменьшительной и ласкательной форме? Да, он взрослый мужик, ему тридцать шесть, кажется, но какой-то он недотепа. В нашем отсеке занимает должность типа кладовщика. Она невелика, и он с ней вполне справляется, но ни на что большее, на мой взгляд, не способен. Имею в виду, что о карьерном росте там речи не идет. Зарабатывает немного, но ему вполне хватает. И хотя мужик звезд с неба, так сказать, не хватает, но может… Как тебе вариант выйти за него замуж? Это я оттого так сказала, что вакансий на корабле, насколько знаю, не предвидится, а вот жена имеет право в некоторых случаях делить с мужем каюту. В медовый месяц, например. А там, как знать, может, еще что-то стоящее подвернется. Имею в виду работу какую-то. Андрюшенька же мне сам недавно жаловался, что наши девчонки не желают иметь с ним никаких дел, а он вполне созрел для того, чтобы обзавестись зазнобой.

– Но не жениться же?! Не находишь, что это разные вещи?

– Это пустяк! Это я смогу устроить! – беззаботно махнула рукой Мирта. – Уверена, что как только тебя увидит, так его разум и поплывет.

– Не знаю, как-то мне не по себе от такого варианта. Я предполагала работать у вас, а тут, выходит, что буду использовать это большое дитя в корыстных целях.

– Тоже мне, дитятко нашла! У него, если хочешь знать, такие шаловливые руки! О! Ладно, ладно! Не стану вдаваться в подробности. И потом, я сразу ему поясню, что к чему, если хочешь. Заключим с ним, так сказать, сделку. Он тебе даст возможность оказаться на корабле и подальше от планета Земля, а ты ему предоставишь доступ к своему телу на время. Что нахмурилась? Я не понимаю, кто из нас вознамерился завести ребенка?! Ведь, если он согласится, то уже через неделю сможешь оказаться далеко отсюда и вовсю начать экспериментировать с новой мужской особью. Чем не вариант? А вдруг, да получится?! А наш парень почти землянин: мать с Земли, отец с Марса, но его предки тоже земляне. Правда, паренек неказист. Ни ростом, ни фигурой, ни лицом не вышел. Но я знаю, и ни один случай, когда от мелких и на первый взгляд невзрачных мужиков рождались чуть ни богатыри и крепыши дети.

– Он так плох? – растерялась старшая сестра.

– Моему вкусу точно не соответствует, – засмеялась Мирта. – Я люблю высоких и плечистых мужчин, но не очень тяжеловесных, скорее мне больше по сердцу поджарые. Да, и гибкие, что ли. А, еще предпочитаю темноволосых. У этого же, как раз, все наоборот. Но я так тебе скажу: «Что толку, что твой Борис из себя весь очень даже неплох?»

– Здесь ты права. И выбора у меня особенно и нет.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
235 000 книг 
и 42 000 аудиокниг