Книга недоступна

Цементный сад

3,8
133 читателя оценили
119 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. nad1204
    Оценил книгу

    Шок! Настолько отвратительной, мерзкой, тошнотворной книги я еще не читала никогда!
    Смерть отца, по которому, по-моему, никто особо и не горюет.
    Смерть матери и ее "похороны".
    И вот она — свободная взрослая жизнь! Можно не мыться неделями, не убираться, не готовить, не ходить в школу, тратить деньги по своему усмотрению. А результат? Вонь, полчища мух, гниющие продукты...
    А самое главное: сами дети, у которых явно не все в порядке с головами.
    Маленький мальчик, который мечтает стать девочкой и даже на улицу к друзьям ходит играть в юбочке.
    Умненькая средняя девочка, которая видит и чувствует всю ненормальность происходящего, но тем не менее активно следует за старшими детьми.
    Старшие брат с сестрой... Вот тут уж "без комментариев", как говорится! Семнадцать и пятнадцать лет — уже достаточный возраст для того, чтобы понимать, что такое смерть, принимать адекватные решения и в должной степени нести ответственность за младших. А вместо этого...
    Может потому, что не принято и стыдно об этом говорить и писать, "Цементный сад" производит ужасающее впечатление.
    Но вот ведь что интересно: сама книга не допускает того, чтобы ее бросили, не дочитав до конца. Очень хороший язык, малый объем — вот уже и последняя страница! Оторваться невозможно, а последствия...бррррррррр!
    Советовать и рекомендовать никому не буду. Перечитывать тоже. А вот плохую оценку поставить не могу. Есть какая-то красота в этом редчайшем уродстве. Необъяснимо...

  2. satanakoga
    Оценил книгу

    В аннотации написано "Книга о том, что будет, если оставить детей одних. Навсегда"
    Это неправда, граждане. Вспомните себя в том самом возрасте. Максимум, на что я была способна в 12-14 лет - это влезть в тайный мамин ящик и читать запрещённую литературу и припрятанные "взрослые" журналы. Или поставить три стула друг на друга и в панике от страха, что застанут, листать "Эммануэль".
    Эта книга - что-то вроде Дня Непослушания, но дня непослушания искривлённого, сумеречного и пугающего. У Михалкова дети, которых оставили родители, объелись мороженым и сладостями, а потом устроили бардак и тарарам. Дети Макьюэна, пожалуй, уже шизофреники и начинающие социопаты. Развлечений и интересов у них нет, по умершим родителям они не тоскуют, а грязные тарелки и отбросы можно просто свалить в кучу и забыть о них. Всё равно ругать за беспорядок будет некому.
    А может быть, это было описание душевного расстройства, некой формы самозащиты в стрессовой ситуации. Произошло несчастье, а ты просто продолжаешь жить дальше. Задвинув несчастье и его последствия в подвал, не обращая внимания на зловоние и неудобство, закрыл задвижку и просто живёшь. И ты не в силах что-то изменить, более того - не силах в этом кому-то признаться. Можно же просто жить дальше. Если не заходить в подвал.
    Удивляет и пугает другое. Равнодушие. Это ведь город, нет? Не остров, не трущобы, не поместье в глуши, рядом живут обычные люди, дети ходят в школу. И никому нет дела. Нет ни социальных служб, ни родственников, ни друзей, ни сердобольных соседей.
    Ну и что, сказал мне муж в ответ на мои пространные рассуждения. Ну и что, в новостях и пострашнее вещи показывают. Это каждый день происходит. Да ты и сама бы так сделала, если бы необходимость появилась.
    Может быть, книга об этом? Да кто его знает, это вы у автора спросите.
    Книга не вызвала у меня отвращения, но не вызвала и восторга. Это сокрушительный заряд равнодушия, это даже не страшно. Это бывает.
    Не заходите в подвал.

  3. jonny_c
    Оценил книгу

    Черт возьми, как же страшно... Ты только задумайся о том, как страшно, просто невероятно страшно потерять родителей, когда тебе восемь, тринадцать, пятнадцать или семнадцать лет. Невыносимо страшно потерять родителей в любом возрасте. Но когда тебе не исполнилось еще и восемнадцати, осознание того, что ты остался без их поддержки, без их заботы, без их опыта, без их привычного присутствия в твоей жизни, может свести с ума, убить зачатки формирующейся личности и породить в душе только животный страх, пустоту, растерянность и безысходность.

    И тогда, не осознавая своих поступков, а порой и самого себя, не видя перспектив и выхода из сложившейся ситуации, желая лишь забиться в норку и не попасть в лапы чужих, незнакомых, взрослых людей, ты будешь совершать ошибки - порой чудовищные - одну за другой. Тебе захочется отнести труп умершей матери в подвал, положить его в сундук и залить цементом, лишь бы никто не догадался о том, что ты и твои братья и сестры остались одни, лишь бы всеми способами избежать попадания в детский дом или приют для несовершеннолетних сирот.

    Пережив смерть родителей, твой несозревший мозг раз за разом будет давать сбои. По твоей неокрепшей психике расползется глубокая, уродливая трещина, которая впоследствии может зарости и превратиться в рубец, в грубый дефект, а может так и будет зиять, как разверзшаяся адская бездна, на всю оставшуюся жизнь. Твои действия не будут отличаться мудростью, логичностью и последовательностью. Дни превратятся в бессмысленную череду разрозненных событий. Ты перепутаешь день с ночью, утро с вечером, все станет одним большим серым пятном. Ты неизменно будешь натыкаться на непреодолимые препятствия и трудности. Даже приготовление пищи, уборка в доме или посещение ванной комнаты покажется тебе невыполнимой задачей. А все потому, что ты всего лишь ребенок. Ребенок, потерявший родителей и не умеющий жить без них.

    Кто-то скажет, что нужно быть стойким и мужественным. Кто-то будет утверждать, что жизнь продолжается. А кто-то просто назовет тебя безответственным ребенком или, и того хуже, сумасшедшим, умалишенным шизофреником, особенно, если узнает, что ты не мылся несколько недель, что в твоем доме поселилась ужасная вонь, по углам громоздятся мешки мусора, а по комнатам стаями летают мухи, что ты возжелал свою старшую сестру, а младшему братишке позволил переодеваться в девочку.

    Но ты ведь всего лишь ребенок. Пойми, Джек, или Том, или Сью, или Джули, ты ребенок, у которого больше нет родителей и который пережил большой стресс. И это, черт возьми, многое объясняет. И то, как ты нацепил на себя маску безразличия и беспричинной веселости, и ту пассивность и отчужденность, и то равнодушие к своему внешнему виду, и то желание впасть в младенчество и одевать девчачью одежду, и то погружение в чтение книг, и даже то, как ты сделал вид, что ничего не произошло. Перенесенный стресс объясняет, что ребенок, у которого больше нет перед глазами примера для подражания, больше нет опоры и авторитета, будет, как слепой щенок, барахтаться в черной, затхлой, холодной воде нашей реальности до тех пор, пока сам не научится плавать или до тех пор, пока его не спасут, или до тех пор, пока не утонет. И поэтому пойми, Джек, или Том, или Сью, или Джули, или любой другой ребенок на планете Земля, ты не виноват в том, что тебя бросили в эту воду. Пока ты ребенок тебя учат плавать родители, но когда их нет, тебе придется учиться плавать и плыть дальше самому.

    Такое ощущение, что я ничего не сказал об этой книге. Или же все-таки сказал? Кажется сказал...

Цитаты из книги «Цементный сад»

  1. Если машины – игрушки, тогда и все, что можно купить за деньги, – просто игрушки!
    29 ноября 2018

Другие книги автора