«Зов Ктулху» читать онлайн книгу📙 автора Говарда Лавкрафта на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.45 
(314 оценок)

Зов Ктулху

35 печатных страниц

2011 год

0+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Аренда книги
17 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

«Человеческий разум не способен разобраться в своей сущности, и, полагаю, мы должны благодарить природу за ее милосердие. Мы живем на блаженном острове невежества среди черных морей бесконечности, которые нам едва ли суждено переплыть. Науки устремились каждая в своем направлении и не принесли нам особого вреда. Но когда-нибудь, систематизируя обрывки знаний, мы обнаружим чудовищные сферы действительности и поймем, сколь ничтожно в них наше место. От этого мы либо сойдем с ума, либо поспешим скрыться от мертвенного света познания и отыщем спасение в безопасном мирке нового Средневековья…»

читайте онлайн полную версию книги «Зов Ктулху» автора Говард Лавкрафт на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Зов Ктулху» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Елена Любимова

Дата написания: 

1 января 1928

Год издания: 

2011

ISBN (EAN): 

9785699506668

Объем: 

64420

Правообладатель
17 300 книг

Поделиться

Kozmarin

Оценил книгу

Если ваш персональный кошмар - это "Ужас Данвича", то эта книга вам понравится.
По мотивам произведений Лавкрафта Ричард Лаунис создал настольную игру "Ужас Аркхэма". В которой мы с моими друзьями прекрасно выигрывали, пока не ввели дополнение "Ужас Данвича" - и тут мы выигрывать перестали.....

И литературное произведение "Ужас Данвича" очень хорошо показывает механику настольной игры: Городу угрожает пробуждение древнего монстра - в данном случае, Йог-Сотота (хотя в игре есть и другие древние монстры - и Ктулху, куда ж без него). Но сначала жители не сильно замечают нарастающего ужаса - ну родился у альбиноски Лавинии Уотли чернявый сынок Уилбур, который растет не по дням, а по часам, ну скупает старик Уотли, папаша Лавинии, скотину, да только его стадо больше не становится, а коровки там всё какие-то покоцанные, пораненные... Ну бредил старик Уотли на смертном одре, все про какого-то Йог-Сотота говорил... Ну прям вот совсем жители Данвича не осознают опасности, хотя и растет уровень ужаса (в игре есть трек ужаса, с заполнением которого монстр пробуждается). Но также растет и безысходность (есть такой второй трек в игре) - в книге же безысходность нарастает, когда монстр практически пробудился. Понимают жители, что на засовы запирать дома на ночь нет смысла - монстр разрушает дом с легкостью, а обитатели дома бесследно исчезают..
Но на помощь жителям Данвича приходит профессор Армитейдж из Мискатоникского университета (в игре много других сыщиков из других произведений Лавкрафта). Профессор Армитейдж заметил исходящую от Уилбура Уотли опасность, вооружился мощными заклинаниями (порошок Ибн-Гази, одно из самых мощных в игре), обзавелся помощниками (так и в игре: сыщики обладают оружием, заклинаниями, помощниками..) - и смело вступил в бой с пробуждающимся злом!

Есть в произведениях Лавкрафта особый шарм. Миры Лавкрафта очень органичны, и их адаптировать в настольную игру было, наверное, легко. Игра бьет рекорды по атмосферности, ощутить которую может любой человек, и совсем не обязательно читать Лавкрафта и знать его наизусть, чтобы получать наслаждение от процесса игры и Лавкрафтовского мира. Хотя ознакомление с первоисточниками может оказаться полезным - в следующий раз против Йог-Сотота я попробую играть Армитейджом - в книге у него бодренько получилось ;)

Поделиться

Deli

Оценил книгу

Знакомство мое с Лавкрафтом началось лет 12 назад, когда в желтушном журнале паранормального толка мне попалась статья о необычном писателе, столь реалистично описывавшем ни на что не похожие ужасы, что складывалось впечатление, будто он сталкивался с ними лицом к лицу. Не то чтобы в такую постановку вопроса особо верилось, но наивно скрывать, что верить почему-то хотелось. Наверное, очень уж не укладывались у меня в голове образ создателя известнейших хорроров 20 века и фотография странного человека с худым лицом, забитым взглядом и ботанскими очочками. Это теперь мы без особой рефлексии читаем Касси Клэр, а тогда считали, что автор и исполнитель должны точно соответствовать написанному и исполняемому.
Ну, и без сомнения, это сейчас мы все знаем, кто давно уже фхтагн, а тогда зловещий силуэт Ктулху еще не реял над нами, стыдливо прячась под порнографическими обложками хаотических сборников фантастики и триллеров. Так что статья статьей, а до самого Лавкрафта мне добраться удалось только спустя несколько лет.

Удивительное дело, скажу я вам. Хоть рассказы из читанного когда-то сборника и из "Притаившегося ужаса" частично совпадают, я бы без напоминания их не узнал. В памяти моей отложились какие-то кошмарные пейзажи, лабиринты, подземелья, оскверненные дома, ломаные линии, погребенные на дне океана реликты и вообще древнее зло, вылезающее откуда-то из недр. Это была великолепнейшая мерзопакость, от которой захватывало дух, и снова хотелось верить, что Лавкрафт мог это всё видеть, ибо тогда планета в такой жопе, что жизнь прекрасна и удивительна.
Читая же сейчас это всё своим безнадежно избалованным мозгом, я неизбежно подмечаю выверенные художественные приемы, частые самоповторы, переработки, отголоски влияния других авторов и прочие скучные вещи, которые щекочут мне интеллект, но отнюдь не нервы. А было бы хорошо еще раз забраться в пирамиды с Гарри Гудини и поглядеть на монстроголовых мумий, вызывающих из тьмы небытия очередного Ньярлатотепа.
Хотя, признаюсь, что свободными от экзальтации глазами мне удалось увидеть много новых интересных вещей.

По сути рассказы Лавкрафта можно назвать прообразами прекраснейшей крипоты. Они даже композиционно напоминают большую часть контента Мракопедии, вплоть до стандартных приемов типа "Я пишу это впопыхах, но вы должны узнать" и "О нет, они уже на пороге!"
Хотя привыкшему к Миджунштз и smile.jpg битарду будет непривычно продираться через ровный и выверенный литературный язык, которым никакой адекватный человек на пороге смерти никогда изъясняться не будет, равно как и не будет на десяток страниц расписывать сарай, поляну или нелегкое душевное состояние дальнего родственника главного героя. Ужасно также и то, что в большинстве рассказов нагнетается и нагнетается, многочисленными намеками описывая, с каким нечеловеческим страхом все столкнулись, ни разу нормально не конкретизируя, потому что это якобы слишком страшно, от вида этих чудовищ все штабелями укладываются в обмороки и рады потом, что не разглядели их в подробностях. А в итоге всё либо и остается на уровне намеков и умолчаний, либо оказывается набором клювов и щупалец, неевклидовой геометрии и прочих физиологий, "настолько непоходящих на всё привычное нам, что нет слов, чтобы его описать". Ну круто чо. Памятуя о статье, могу предположить, что Лавкрафта в детстве сильно напугал осьминог. Я же принадлежу к поколению, взращенному на хентае, так что щупальцами нас не пронять, моар подробностей, пожалуйста.

Если отвлечься от конкретных страшилок, то основные сюжеты рассказов можно разделить на три типа...

Ладно, если отвлечься от конкретных страшилок, то основные сюжеты рассказов можно разделить на три типа:
1) Фэнтезийные зарисовки, частично несущие на себе следы влияния Дансени и английской поэзии. Волшебные сны, сказочные страны и города, греческая и более древняя мифология, восточный колорит
2) Ужастики со стандартными сюжетами, уходящие корнями к По и Блэквуду. Звери, сумасшедшие, зловещие эксперименты, мертвецы. Частый прием рассказа очевидца
3) Самые бесподобные, на мой взгляд, сюжеты, хоть немного коррелирующие с предыдущим пунктом, но базирующиеся не на привычных ужасах, а на той самой ни на что не похожей лавкрафтовской мифологии, за которую его все любят. Столкновение человека с неведомым и непередаваемым, жутчайшими реликтами ушедших эпох, сохранившими память о первозданном хаосе

Наивно отрицать, что даже сейчас читателя завораживает не то, что кто-то оживил мертвеца, а то, что при этом он выкрикивал имя Йог-сотота. Что уж говорить о читателях вековой давности, для которых и зомби были в диковинку. Лавкрафт, кстати, значительно усиливает эффект тем, что все события у него происходят "в наши дни" – в его дни, 1920е годы. Автомобили, скоростные поезда, телефоны, техническая революция и рядом – вылезающие из темных глубин твари, которым все эти навороты до лампочки. Существа настолько древние, что против них бесполезны и дубина, и нож, и обрез. Насчет светового меча я утверждать не стану, но и ставить на него тоже не рискну. И осознание того, что темные эпохи не ушли и не уйдут никогда, они по-прежнему здесь, скрываются под тонкой земной корой и человеческой слепотой, и весь свет науки против них бессилен, слегка пошатывает рациональное сознание. Пошатывает в 21м веке, будет пошатывать в 25м, и это, безусловно, победа Лавкрафта и его темных начал.
Хочется мне со временем собрать воедино всю картину этого обреченного мира, где под тонким слоем человеческой цивилизации и хрупких представлений об окружающем мире кроются невероятные бездны, куда всё это может рухнуть. Неслучайно большая часть таинственных событий происходит под землей: переходы и лабиринты, прорытые норы и катакомбы, погребенные под землей и под водой храмы и города, всплывшие из-под воды пугающие острова и свидетельства того, что задолго до людей планетой правили жуткие твари. И они до сих пор скрываются где-то на дне, в пещерах, под горами, близ земного ядра, спят, ждут. Поджидают.
И незримая грань между привычным миром и миром другим, существующим по иным законам, вне времени, в множестве пространственных измерений, может быть уничтожена. Лавкрафт вываливает на нас множество имен средневековых колдунов и запретных манускриптов, цитаты из которых настолько захватили умы читателей, что они долгое время искали их как реально существующие документы, а потом и начали подделывать. А потом начали дополнять и перерабатывать оригинальную мифологию. Я долго думал, что же в ней такого, зачем этот фанфикшн, а теперь понял, насколько прекрасно эта зловещая мертвая бездна Лавкрафта обнимает Землю, по доброй воле готовую рухнуть в небытие, хаос и ужас.

Что и где надо взорвать, чтобы Р'лайх снова всплыл?

Поделиться

Ksandr

Оценил книгу

Основополагающей темой рассказов Лавкрафта являются не всяческие тентакли, как думают многие (да и я сам думал, пока не прочитал), а безумие. А если ещё и учитывать, что многие рассказы Говард Филлипс писал по мотивам своих снов, то сразу всё становится на свои места. Его рассказы - это не ужастики про "запредельное-богохульное-нечестивое-богомерзкое", а анализ тёмных сторон психики человека, деструктивной части его Эго, искусно облачённый в оболочку фантастических рассказов и повестей. Я бы даже сравнил рассказы Лавкрафта с "Повестью о разуме" Зощенко, но последняя носит чисто исследовательский и автобиографический характер, в то время как лавкрафтовские ужасы дают лишь общее представление о глубинных процессах в психике человека.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Высота статуэтки составляла примерно семь-восемь дюймов, и сделана она была поистине совершенно. В чудовище смутно улавливались человеческие черты, но его голова походила на осьминожью, лицо покрывали щупальца, тело было как резиновое, на передних и задних конечностях красовались длинные когти, а за спиной развевались узкие крылья. Оно словно излучало злобу, и на него нельзя было смотреть без содрогания. Раздувшееся тело опустилось на корточки, грозя придавить прямоугольный пьедестал с непонятными надписями. Кончики крыльев доходили до задних углов этого прямоугольника, туловище располагалось в его центре, а длинные загнутые когти уцепились за передний выступ, заняв добрую четверть пространства. Странная голова была наклонена, и ее щупальца соприкасались с тыльной стороной передних конечностей, крепко обхвативших согнутые колени. При
9 февраля 2021

Поделиться

Среди непонятных надписей отчетливо выделялась фигура в импрессионистском стиле. Я так и не понял, что она означает. Похоже, это было какое-то чудовище, и придумать его могло лишь больное воображение. У меня достаточно богатая и вольная фантазия, и если я скажу, что фигура походила одновременно на осьминога, дракона и карикатурного человека, то не погрешу против истины. Чешуйчатое тело с крыльями венчала голова, усеянная щупальцами. Изображение внушало ужас, и я чуть было не оцепенел. Позади чудовища высилась циклопическая глыба.
9 февраля 2021

Поделиться

Когда речь в его дневнике зашла об углах, я вспомнил слова Уилкокса о неправильной, неевклидовой геометрии города из его сновидений. Скульптор уверял, что он весь состоит из уродливых измерений и перекошенных сфер. И вот теперь обычный малообразованный моряк почувствовал то же самое, увидев этот странный мир наяву.
4 февраля 2021

Поделиться

Еще 101 цитата

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика